Творчество поклонников

Город Богомолов

Добавлен
2009-01-20 21:37:07
Обращений
4416

© Клементина "Город Богомолов"

    Мы просто не могли заблудиться.
    Лиза ничего не ответила. Она еще несколько минут смотрела на выцветшую табличку у себя под ногами, на эти странные и старые символы, а потом тряхнула головой, как будто отметая какую-то мысль.
    – Пошли, – наконец сказала она.
    – Что? Я не понял, – Марк явно тормозил.
    – Я говорю, пошли, посмотрим что там. Должны быть какие-то люди в этом городе. А у этих людей должны быть телефоны.
    – Может, лучше не надо? – Марк с опаской уставился на заросшую травой, едва заметную тропинку, которая простиралась от арки в неизвестном направлении. – Где ты видела, чтобы въезд в город так выглядел?
    – Может, это и не город на самом деле, а что-то типа деревни. Просто назвали так, чтобы больше казался. Да и название какое-то глупое – Город богомолов. Здесь что, религиозные фанатики живут? Черт, ну почему я не взяла с собой мобильный? Могли бы позвонить моей маме или Феде, в крайнем случае.
    При мысли о Феде – ее парне футболисте – Марк поморщился.
    – Мобильные телефоны все равно не работают в этой местности. Поэтому и я не брал свой. Ты точно уверена, что не лучше возвратится обратно, к машине?
    – Точно. – При мысли о том, что нужно будет сидеть с ним вдвоем в его раздолбанной и душной колымаге, и ждать пока их кто-то подберет, ее всю передернуло. – Да не волнуйся ты, все будет в порядке. Это окажется тихий маленький милый городок, вот увидишь. А о своей машине не беспокойся, никому она здесь не нужна.
    «Да она и в городе, если честно, никому не нужна», – подумала Лиза и, махнув ему рукой, смело шагнула под арку на тропинку. Марк еще раз с сомнением покачал головой и оглянулся. Что-то ему не нравилось, казалось подозрительным в этой кажущейся спокойной тишине. Как будто лес затаился, ожидая их действий. Но Лиза ничего этого не замечала. Может, у него паранойя? И, обреченно опустив плечи, Марк поплелся за ней.
    Сначала почти ничего не изменилось. Все тот же лес, только теперь окаймляющий не старую асфальтовую дорогу, а маленькую заросшую тропинку. Марк с опаской приблизился к Лизе. Но ее это, видимо, совсем не волновало, и она смело шагала дальше. Через некоторое время начали попадаться редкие домики. Но они выглядели такими заброшенными, что Марк и Лиза решили не приближаться к ним. Они прошли около двухсот метров, когда тропинка неожиданно пошла под уклон и сменилась небольшой дорожкой, посыпанной песком и галькой. Она выглядела ухоженной, и это вселяло хоть какую-то надежду. Марк и Лиза остановились, чтобы посмотреть на городок, который открылся перед ними.
    Внешне это мало напоминало город, так же, как и деревню. Когда-то там возможно и было красиво, но эти времена уже давно канули в Лету. В городке не было практически ни одного дома в приличном состоянии, все дома напоминали сюрреалистические руины, как из рассказов писателей-фантастов о путешествиях на далекие планеты.
    От некоторых домов остались одни стены, но не было крыш, на других, ветхие крыши держались исключительно на паре уцелевших стен. Все дома когда-то были сделаны из камня или кирпичей. Остатки этих материалов грудами лежали возле руин. Создавалось впечатление, что все дома просто развалились от старости, нигде не было следов взрыва или пожара. Только на нескольких домах кирпич и камень почернели. Ни один из домов не был покрашен или оштукатурен. Как будто их построили в те времена, когда о краске и штукатурке никто и не слышал. Но ведь этого просто не могло быть в мире, где каждый участок земли досконально изведан людьми. Но если бы Марк внимательней вгляделся в свою автомобильную карту, даже если бы взял подробную карту этой местности, он бы понял, что все-таки ошибся поворотом, и не увидел бы ничего, кроме густого, непроходимого леса. И мертвого. В этом лесу никто не охотился, потому что звери и птицы здесь не водились.
    Лиза и Марк, инстинктивно взявшись за руки, как дети, шли мимо этих домов, удивленно оглядываясь по сторонам. Схожесть с фантастическим романом теперь была очевидна. Даже Лизе стало немного жутковато, хотя она и убеждала себя, что это просто какое-то недоразумение, что старые дома скоро сменятся новыми многоэтажными или, хотя бы, милыми деревянными домиками. Они шли по пустынной улице (если так можно было назвать песчаную дорожку между разваленными домами). Улицу пересекали маленькие переулки, заполненными такими же полуразрушенными зданиями. Странно, что здесь не было детей, – какой ребенок сможет устоять перед притягательной заманчивостью руин?
    Они прошли еще несколько метров, в полном молчании, и вдруг, неожиданно оказались на залитой предзакатным солнцем площади. Она была правильной квадратной формы, а в центре стоял огромный круглый постамент. Лиза чуть ли не бегом направилась к нему, но как только приблизилась, тут же отшатнулась.
    – Марк! Подойди, пожалуйста! – позвала она. Ее голос не был уже таким уверенным, как раньше, и казался удивленным и напуганным одновременно.
    Марк нехотя подошел. Первым его желанием, когда он вошел в этот город, было развернуться и бежать отсюда назад, к своей машине и, если надо, толкать ее до самого родного города. Но он не мог оставить Лизу. Но когда он увидел то, что она ему показала, то сразу забыл обо всем.
    Весь постамент был, казалось, просто залит густой красной краской, облупившейся в некоторых местах. Это бы ничего не значило, если бы не запах, который он издавал. Постамент стоял на открытой местности, целый день жарился на солнцепеке и, хотя солнце уже заходило, он только начал остывать, испуская этот ужасный запах. Запах бойни, места, где кастрируют и убивают животных, а потом сжигают их останки. Марк так и видел перед собой отрезанные или отрубленные конечности, перемешанные с внутренностями и гниющие на солнце. Но постамент был абсолютно пуст, если не считать парочки упавших листьев с соседних деревьев.
    Марк издал утробный звук, отбежал в сторону, где его тут же вырвало на обочину дороги. Лиза побледнела, но ее не стошнило. Она просто стояла, слегка опираясь на постамент. Совсем не к месту она заметила, что постамент – это единственная деревянная постройка во всем городе. Она, правда, не видела улиц по другую сторону площади, но догадывалась, что они не сильно отличаются от предыдущих. Вдруг она заметила, какое-то движение по левую сторону постамента. Какая-то тень проскользнула и скрылась за одним из домов.
    – Марк! Ты как? Тут кто-то есть! Я видела, за тем домом!
    Марк продолжал бормотать что-то невнятное. Лиза резко развернула его к себе лицом. Его лицо было землисто-серым, глаза ничего не выражали, а подбородок был измазан блевотиной. Лиза размахнулась и с силой дала ему пощечину. Голова Марка дернулась, как на шарнирах, но взгляд тут же прояснился. Он удивленно посмотрел на Лизу.
    – Иногда это просто необходимо, – коротко пояснила она. – Ты можешь идти?
    Он молча кивнул. Она полезла в карман своих шорт и достала чистый платок. Вытерла ему подбородок и выбросила платок в кусты. Марк покраснел. Лиза развернулась и направилась к дому, за которым скрылась неизвестная тень.
    «Если это человек, о Господи, пусть это окажется человек, – молилась Лиза, – и пусть он окажется нормальным, таким же, как и мы, и пусть он нам поможет! Прошу тебя, Господи, пожалуйста!»
    Лиза смело заглянула за угол. Там действительно кто-то был. Она уже открыла рот, чтобы произнести приветствие, но слова замерли у нее на губах.
    Существо, которое стояло, крепко прижавшись к стене дома, с большой натяжкой, но все-таки можно было назвать человеком. Но нормальным – вряд ли. Это была женщина. Лиза поняла это по странному подобию платья, одетому на худое, с выпирающими костями тело. Волосы были длинными, спутанными и такими грязными, что невозможно было определить их цвет. Но когда Лиза посмотрела на ее лицо, то всякая надежда встретить здесь разумное существо, мигом покинула ее. Взгляд женщины был затуманенным и отрешенным, она смотрела прямо в стену, будто там что-то рассматривая. Но самым ужасным в ее облике было само лицо – его как будто пропустили через мясорубку. Кожа была полностью содрана, так что проступали мышцы и сосуды. Кое-где сквозь щеки проглядывали зубы. Раны выглядели зажившими, полученными давно, кроме одной, на щеке, где еще оставалось немного кожи. Существо (другого определения Лиза дать не смогла) поедало само себя! Полоска кожи, свисающая со щеки, находилась во рту и женщина методично пережевывала ее без всякого выражения на том, что осталось от лица.
    Лиза замерла на месте. Она не могла ни идти, ни говорить. Медленно, как во сне, она подняла руку и протянула ее к жующей, как корова жвачку, женщине. Взгляд сумасшедших глаз на секунду остановился на Лизе, потом апатия прошла, женщина встрепенулась, испуганно что-то прокричала и скрылась в соседнем доме.
    Лиза опустила руку и оглянулась. Марка рядом не было.
    «Наверно, его опять стошнило. Хоть бы он не увидел «это», а то окончательно сойдет с ума. И что мне тогда делать?»
    Лиза вернулась на площадь. Но Марка не оказалось, ни за постаментом (лишь лужа подсыхающей рвоты), ни на дороге, по которой они пришли. Тем временем начало смеркаться. Лиза подумала о том, как она останется здесь одна, ну не совсем одна, а вместе с девушкой без лица, которая хоть и испугалась ее сейчас, в темноте может повести себя по-другому. Или позвать своих друзей.
    Лизе вдруг стало холодно. Очень холодно, хоть сейчас был конец июня, и вечера были довольно теплые. Ее бил озноб. Теперь за каждым углом, в приближающихся сумерках, ей мерещились злобные и страшные существа. Она хотела позвать Марка и испугалась, что они услышат. Она стояла посреди площади, спрятаться было не куда, разве что, в один из угрожающего вида домов. Лиза растерялась. Вдруг она услышала позади себя приближающиеся шаги. Хотела закричать, но не смогла. Просто открыла рот и так стояла, сжавшись в комок и не оборачиваясь.
    «Господи, пусть это все будет быстро, прошу тебя. Не дай им мучить меня, не дай содрать с меня кожу!»
    Рука легла на ее плечо. И тут Лиза не выдержала и закричала.
    Это был всего лишь Марк. От ее крика он сначала отпрянул, а потом подскочил и ладонью накрыл ей рот, развернув лицом к себе. Получилось, что она оказалась у него в объятьях, но ничего возбуждающего он сейчас в этом не находил. После того, что он увидел, секса ему уже не хотелось.
    Она задергалась в его руках, а когда поняла, что это он, успокоилась. Но стоило ему убрать от нее руки, как Лиза набросилась на него с кулаками.
    – Марк, мать твою, как же ты меня напугал! Ты вообще понимаешь, что ты сделал?! – Она колотила своими маленькими кулачками по его узкой груди. – Я думала, ты уже умер, черт тебя подери, козел! Я тут торчу, как дура, в темноте, а ты подкрадываешься! Ненавижу тебя, ненавижу…
    Ее гнев превратился в слезы, удары ослабели, и она просто прижалась к нему.

Оценка: 8.67 / 3       Ваша оценка: