Творчество поклонников

Метаморфозы

Добавлен
2009-01-25 11:40:40
Обращений
3906

© Даниил Тарасов "Метаморфозы"

   Данный рассказ это всего лишь поток мыслей автора, который был связан в цельный сюжет. Как говориться, получайте мои метаморфозы.
   
   
    Двое сидели за столиком в углу многолюдного кафе и беседовали. Перед ними остывало кофе с горячими сосисками, но оба не притронулись к бесхитростной еде, увлечённые разговором.
    - Так ты говоришь, - спрашивал один, - ты говоришь, что никогда не бывал раньше в этом заведении? Быть не может.
    - Никогда, - второй покачал головой. - Правда, теперь, когда услышал от тебя все эти истории, наверное, буду наведываться чаще.
    - Надо же, - первый потрясённо постучал серебристой ложкой по столу. - Жить в наших краях и не знать про местные достопримечательности...
    - Я и подумать не мог, что простое кафе может иметь такое прошлое, - оправдывался его собеседник. - К тому же, ты знаешь, я не так давно живу здесь. Не прошло и двух лет...
    Первый нетерпеливо отмахнулся:
    - Ну ладно, Бог с ним, с кафе. Но ведь о том, что время от времени происходит на этом шоссе, ты должен был слышать? Учти, если скажешь "нет", я тебе не поверю.
    - Нет, - растерянно вымолвил второй. Щёки залились краской; было видно, что ему действительно стыдно за своё неведение. - А что с этим шос...
    Первый хлопнул себя ладонями по коленям и расхохотался так громко, что люди у ближайших столиков недовольно обернулись к ним.
    - Ну, дружище, ты даёшь! Так-таки ничего и не слыхивал?
    - Нет, правда, ничего. Ты расскажи, и я буду знать.
    Человек перестал смеяться так же резко, как и начал. Лицо его стало серьёзным.
    - Врёшь ты всё, парень.
    - Да брось! С чего мне врать? Просто я большую часть времени провожу дома, и...
    Первый наклонился вперёд, резко задев рукавом чашку с кофе. Тёмная жидкость выплеснулась на нежно-голубую ткань его рубашки.
    - Значит, ничего?
    - Ничего, - испуганно сказал второй, подавшись назад на стуле.
    Рука первого быстро скользнула под стол. Когда она вернулась оттуда, в ней был зажат небольшой пистолет. Чёрный провал дула смотрел на оцепеневшего от изумления человека.
    - Скажи это ещё раз, - холодно сказал он, поднимаясь со стула. Кафе внезапно затихло. Какая-то женщина было закричала, но поперхнулась и замолкла.
    Второго начало трясти. Он выставил руки в защитном жесте и промямлил:
    - Ч-что с т-тобой? Я-я ничего не з...
    Человек нажал на курок. Пуля угодила сидящему в лицо. Его отбросило назад вместе со стулом. Второй свалился на пол, задёргался в конвульсии и затих.
    Убийца медленно положил в карман ещё дымящийся пистолет и оглядел помещение. В кафе давно никого не было. Телевизор над барной стойкой пялился на него удивлённым взором чёрного экрана.
    Человек закрыл глаза и с остервенением вдохнул воздуха в ноздри. Ощупывая пистолет сквозь карманы, словно желая убедиться в его наличии, он быстрыми шагами вышел из здания. Солнце на улице палило вовсю, и бескрайние просторы степи были залиты жёлтым сиянием. Одинокая серая лента асфальтовой дороги уходила с юга на север, ползая змеёй по этой пустынной земле.
    Человек огляделся и увидел, как вдали у горизонта вырастает что-то тёмное. Рост сопровождался увеличивающимся рокотом; через минуту стало ясно, что по дороге мчится большой фургон. Когда он приблизился на расстояние сотни метров, человек прочитал на боку фургона надпись легкомысленными оранжевыми буквами: "Солнечная кукуруза Старика Эда". Под надписью водили хоровод несколько кукурузных початков с весёлыми нарисованными лицами.
    Он поднял руку, другой рукой прикрываясь от солнца. Сперва казалось, что фургон не сбросит скорости и проедет мимо. Но потом недовольно скрипнули тормоза, и большая машина стала замедляться.
    Человек подошёл к дверце фургона, схватился за поручень и полез вверх. Заглянув в боковое окно, он увидел, что за рулём сидит очень молодая девушка в клетчатой кепке, сдвинутой на затылок. Одета она была в спецкомбинезон с пятнами масла на рукавах.
    - Надо же, - вырвалось у него. Девушка хмуро посмотрела на него:
    - Ну так будешь залезать?
    - Да-да, конечно, - он с лёгкостью открыл дверцу и пробрался внутрь на пассажирское сиденье. В кабине стояла невыносимая духота. Он удивился, как девушке не жарко в таком наряде.
    - Познакомимся? - спросил он. Девушка пожала плечами, переключая передачу:
    - Мне-то всё равно, хоть если будем молчать рыбой всю дорогу. Но, если тебе интересно, меня Джинджер зовут.
    - Очень приятно, - он кивнул. - А моё имя Грин.
    - Это фамилия, - бесстрастно отозвалась девушка.
    - Да нет, это имя. Прихоть моих родителей. Сам до сих пор не знаю, из-за чего меня так нарекли...
    Девушка смолчала, но уголки губ чуть-чуть дёрнулись. Он расценил это как сдерживаемую улыбку и приободрился:
    - А ты давно работаешь? Что-то я тебя раньше не видел здесь.
    - Хочешь сказать, - Джинджер презрительно фыркнула, - ты знаешь всех дальнобойщиков в этих краях до единого?
    - Вообще-то, да, - ответил Грин. - Я здесь родился и вырос. Городок маленький, рейсы постоянные. Со всеми шоферами дальнего маршрута мы на короткой ноге. Так как давно ты всё-таки раб...
    - Ах ты чёрт! - внезапно вскричала Джинджер, и тут же фургон нещадно затрясло. Грина подбросило вверх, нехило приложив затылком к потолку кабины. Он начал было выругиваться, когда девушка ударила по тормозам, и его кинуло вперёд. Лоб с хрустом впечатался в переднее стекло. Грин издал последнее нечленораздельное мычание, прежде чем изо рта его хлынула кровь.
    - О Господи! - закричала Джинджер, пытаясь высвободиться из впившегося в тело ремня. Фургон стоял, накренившись, у подножия шоссе. Задние дверцы открылись, и оттуда на иссыхающую траву высыпали белые пакеты с замороженным мясом. Спустя минуту девушке, наконец, удалось выйти из кабины. Она рухнула кулем на разогретую землю, пытаясь отдышаться. Несколько раз хваталась за горло, словно её вот-вот стошнит, но сумела сдержаться. Кепка слетела, растрепав густые каштановые волосы.
    Придя в себя, она встала на нетвёрдые ноги и обошла машину со стороны пассажира. Может быть, надеялась, что Грин ещё жив, и хотела ему помочь. В любом случае, она обманулась в ожиданиях, ибо никого на пассажирском сиденье не было. Оно было пусто; не осталось даже вмятины на сером чехле, свидетельствующем о том, что минуту назад тут сидел человек.
    - Что за... - удивлённо начала девушка, но внезапный шорох за спиной заставил её обернуться. Глаза её расширились; она открыла рот, чтобы закричать, но так и не смогла сделать это.
    Поздно вечером, когда над степью зажглись мириады бело-синих звёзд, фургон подъехал к мотелю, который располагался в пяти шагах от шоссе. На парковочной зоне было много машин, в основном крупногабаритных. Водитель неторопливо вышел из кабины, запер её ключом и двинулся к входу, над которым горели три грязные лампы.
    В комнате у входа было грязно и тесно. Радиоприёмник над стойкой пытался проигрывать какую-то мелодию, но эфирные шумы перекрывали музыку. Человек нажал на звонок. Раздалось глухое раздражённое звяканье.
    - Иду! - заверил старческий голос откуда-то из глубины здания. Несмотря на это, появления хозяина пришлось ждать целых три минуты. Всё это время человек у стойки занимался разглядыванием мутных акварельных картин, развешанных на стене.
    - Чего угодно? - буркнул хозяин, даже не глянув на гостя. Видимо, он собрался спать: на нём был широкий синий халат, а на голой ноге болтались босоножки.
    - Номер на ночь, - сказал человек.
    - Десять пятьдесят, - голос хозяина не изменился. - И распишитесь здесь.
    Он положил на стойку толстый журнал с чёрной засалённой обложкой. Человек раскрыл журнал, взял лежащий рядом синий химический карандаш и принялся заполнять криво расчерченные графы. Под надписью "Имя" он написал: Ти Джей. Под надписью "Род деятельности" - Коммивояжер. Остальные графы он не заполнил. Впрочем, мог не заполнять и эти - всё равно хозяин захлопнул журнал, не проверив, что написано.
    Получив ключ от девятнадцатого номера, Ти Джей поднялся на второй этаж. Коридор был узким, на полу валялись обрывки газет и коробки из-под презервативов. Ти Джей нашёл дверь с табличкой "19" и уже поворачивал ключ, когда кто-то его окликнул из полутьмы в конце коридора:
    - Эй, мужик.
    Он обернулся. Через две двери от него, растворяясь во мраке разбитых ламп, стоял человек. Лица его видно не было.
    - Где Джинджер?
    - Какая Джинджер? - нахмурился Ти Джей.
    - Дальнобойщица.
    - Впервые слышу.
    - Не делай вид, что ты её не знаешь, - огрызнулся человек; когда он сделал шаг, то стало видно, что это круглолицый парень небольшого роста, но крепкого телосложения. - Ты приехал сюда на её фургоне. Я видел.
    Ти Джей одну секунду смотрел на него без всякого выражения на лице, потом вдруг заулыбался.
    - Ах, Джинджер... конечно. Она заболела. Меня прислали рейсом вместо неё.
    - Ты врёшь, - парень подошёл вплотную. Руки были сжаты в кулак, лицо окаменело. - Джинджер выехала на рейс сегодня утром. Мы договаривались с ней встретиться здесь, в девятнадцатом номере. Что ты с ней сделал, Ти Джей?
    - Парень, откуда ты знаешь моё имя? - подозрительно спросил Ти Джей.
    - Не твоё собачье дело. Я всё знаю. Сейчас мне нужно знать, где Джинджер.
    - Сначала скажи, откуда ты знаешь моё имя.
    - Отвечай на мой вопрос.
    Ти Джей задумчиво почесал правый висок изуродованным указательным пальцем.
    - Так, Джинджер... Джинджер... Ах да, припоминаю. Не та ли это шлюшка, которая три месяца назад делала мне отсос в дешёвом гаванском мотеле?
    Парень размахнулся и ударил, целясь в лицо, но Ти Джей оказался проворнее. Он быстро нагнулся, уходя из-под удара, и бросился вперёд, сильно толкнув парня в грудь. Парень закачался и упал, потеряв равновесие, но успел схватиться за отворот его куртки, так что на полу оказались оба. Ти Джей был сверху, и тут же воспользовался своим преимуществом, чтобы начать душить противника. Положив руки на шею парня, он давил со всех сил, вырывая у того неясные хрипы. Парень почти перестал шевелиться, когда в сумраке промелькнуло что-то чёрное, и раздался глухой стук. Ти Джей резко выпрямился и поднял вверх руки с растопыренными пальцами. Начал медленно оборачиваться, но на полпути глаза затуманились, и он рухнул лицом вниз. На затылке, где приложилась деревянная палка, волосы намочились кровью.
    Человек, который вырубил Ти Джея, присел возле задыхающегося парня и приподнял ему голову. Тот приходил в себя долго, почти десять минут. А когда чуть восстановился, то первые слова были:
    - Какого чёрта ты так долго? Он же мог меня убить!
    - Он ещё смеет на меня сердиться, - иронично сказал его спаситель. - Тоже мне, герой. Ну скажи, на хрена ты полез в драку? Нам нужно было выяснить, что стало с Джинджер, а не надавать звездюлей этому ублюдку.

Оценка: 7.00 / 1       Ваша оценка: