Творчество поклонников

Мир в ее сердце

Добавлен
2009-01-31 10:31:02
Обращений
5318

© Иннокентий Соколов "Мир в ее сердце"

   
    - А вы…
    Мориссон рассмеялся.
    - Я знаю, приятель, это все похоже на сон, и так далее. В этом отеле останавливались даже президенты, так отчего скромный музыкант вроде меня (Мориссон театрально развел руки в стороны) не может провести пару недель вдали от суеты?
    Дэннис промолчал. Молчал он и потом – в основном говорил Джим:
    - …представляешь, допиваю третью «отвертку», и дико хочу ссать. Вытаскиваю дружка, и какая-то девка тут же начинает его сосать. Вот так вот, приятель. Бывало такое, что ссал себе прямо в штаны, а друзья оттаскивали меня домой. А как сел на кислоту, так жизнь вообще оказалась похожей на сон. Ну, как у тебя сейчас.
    - В смысле? – Не понял Дэннис.
    Вместо ответа Мориссон ухмыльнулся.
    - Мы еще обязательно поговорим об этом, парень. А вот и твоя подружка…
    Дэннис обернулся, как раз вовремя, чтобы увидеть входящую в бар Шелли.
    - Шелли иди сюда. Смотри кто здесь…
    - С тобой все в порядке?
    - Что? – Дэннис вздрогнул.
    Соседний с ним стул пустовал. Только забытый на стойке стакан чуть поблескивал в лучах яркого солнца.
   
    ***
   
    Они сидели за столиком в баре. Дэннис потягивал из бутылки безалкогольный коктейль. Шелли, потянув носом воздух, ощутила запах мяты.
    Себе она заказала сладкий джин с водой и мускатом, и в ожидании заказа пыталась разговорить Дэнниса. Парнишка был не в себе. Он вертел головой, словно пытался кого-то найти. Это слегка раздражало.
    - Хей, Дэннис – нежно позвала она. – Можешь не искать, я здесь.
    Парень улыбнулся. Черт, какой у него взгляд. Можно растаять. А еще в его глазах иногда зажигаются искорки. Хотелось бы верить, что это оттого, что он смотрит на нее, на Шелли Брукс.
    Официант принес джин. Шелли отпила из высокого бокала, и обвела взглядом бар.
    Бар как бар, ничего особенного – крошечная пустующая эстрада, барная стойка, за которой колдует бармен, десятка четыре крутящихся стульев, да отделенные друг от друга ширмами кабинки, оббитые бордовым бархатом. В одной из таких сейчас они с Дэннисом.
    Бар назывался «Колорадо» и чтобы добраться до него, приходилось идти длинным коридором, что начинался от центрального вестибюля. Вход в бар находился в дальнем углу не то столовой, не то ресторана; проходя мимо столов, застеленных белоснежными скатертями, Шелли ощутила странное чувство – от белого в глазах поплыло, еще мгновение и она подумала, что свалится в обморок, но в тот же миг все пропало, и она увидела двухстворчатую дверь. Над дверью висела вывеска – светились полукругом буквы, приглашая проследовать дальше в мир, где правят виски и джин.
    И вот что еще детка – быть может, здесь ты обретешь НАСТОЯЩЕЕ счастье?
    Хотелось бы верить.
    В баре было уютно, тихонько играла музыка. Войдя, Шелли некоторое время осматривала помещение. Дэнниса она заметила сразу – тот сидел у стойки, задумчиво изучая этикетку «Олимпии». Словно почувствовав ее взгляд, парень обернулся.
    Шелли показалось, что тот немного не в себе.
    (С этим парнем определенно что-то происходит – сначала на стоянке, потом в номере, хотя может быть все это последствия дальней дороги?)
    Джин оказался средней паршивости – довольно странно для такого отеля. Показная роскошь и посредственная выпивка – такой себе эрзац счастья. Мысль показалась стоящей – Шелли хохотнула.
    Спиртное начало действовать. Дэннис смешно наклонил голову, отчего стал похож на маленького пушистого птенчика.
    - Цыпленок Дэннис. – Комично произнесла Шелли.
    ЕЕ парень улыбнулся.
    Дэннис был одет в узкие джинсы, отчего его хозяйство выпирало так, будто ему в ширинку натолкали прошлогодних газет. Шелли почувствовала, как ее лицо опять перетянула ухмылка.
    - Минуточку… - пробормотала она, и залпом опрокинула стакан.
    Хорошо.
    - Я сейчас, Дэннис.
    Она выбралась из-за столика и на негнущихся ногах подошла к стойке. Бармен поднял на нее невыразительный взгляд. К лацкану бордового пиджака была прикреплена металлическая пластинка с именем.
    Шелли прищурилась. Черт, не разобрать… ага.
    - Э… Ллойд, повтори-ка, будь добр.
    Бармен вежливо улыбнулся.
    - Присаживайтесь, миссис…
    - Шелли. Можно просто Шелли…
    (Боже, Дэннис остался в кабинке, а ты уже пытаешься строить глазки бармену. Ну ты и шлюха, Шелли Брукс!)
    - О, еще какая! – Вслух произнесла она.
    Ллойд вопросительно поднял брови.
    - Не обращайте внимания – махнула рукой Шелли.
    Она забрала выпивку и вернулась в кабинку. Дэннис продолжал изучать этикетку.
    (Парню скучно, вот он и не знает чем себя занять.)
    Шелли сделала глоток. Музыка стала громче, или просто спиртное сделало слух острее?
    Из приемника доносилась «Я и Бобби Мак-Ги». Шелли откинулась на сиденье. Достала из сумочки сигареты. Закурила, выдохнув в потолок струйку дыма. Дэннис молчал. Дженис Джоплин сменилась «Мэгги Мэй» Рода Стюарта, а парень уставился на бутылку, словно видит ее впервые.
    В голове у Шелли зазвенели колокола. Мир чуть подрагивал музыке в такт, а парень, что сидел напротив, не обращал на нее внимания.
    Шелли Брукс затушила сигарету, а на смену Стюарту пришел Элтон Джон. Дэннис ковырнул ногтем этикетку.
    - Черт с тобой – про себя решила Шелли, и заказала еще порцию джина.
    Спиртное лилось в горло, и прямо на глазах мир становился проще. Его было немного – узкое пространство кабинки. Затертый бархат, пара светильников на стене. Шелли дернула золоченую цепочку – раздался тихий щелчок и светильник погас. Чуть позже она потушила второй. Когда зазвучала «Давай останемся вместе» Эла Грина – Шелли поцеловала парня, оседлав его.
    - Давай сделаем это здесь – пьяно шепнула она.
    Дэннис дернул головой. Слегка, – сначала она даже подумала, что ей показалось, но на его лице действительно промелькнуло выражение брезгливости.
    (Ты пьяна, Шелли)
    - Эй, Дэннис – позвала она. – Ты со мной?
    Дэннис вздрогнул. Его взгляд помутнел и снова прояснился.
    - Да детка – ответил он и поцеловал Шелли.
   
    ***
   
    Встреча с Мориссоном выбила Дэнниса из колеи. Тут было что-то не так. И дело даже не в том, что Дэннис не верил в совпадения.
    Что-то… связанное с дорогой. Но что? Дэннис пытался сообразить, но словно утыкался в стену.
    Шелли взобралась на него. От нее пахло потом и джином. Дэннис целовал ее, чувствуя, как горлу начинает подкатывать рвота. Старуха оказалась на редкость тяжелой. Он трогал ее груди, поражаясь самому себе. Шелли Брукс щекотала его затылок, чуть царапая острыми ноготками. Целовала мочку уха, прикасалась языком, отчего Дэннису стало щекотно. Потом она отпрянула, оставив капельки слюны на его шее. Дэннис улыбнулся.
    (Главное не обращать внимания, главное…)
    Дорога… она простиралась впереди, уходя к горизонту. Она пахла раскаленным асфальтом, пылью. Солнце заглядывало в окна машины, когда они мчались ему на встречу. Шелли и Дэннис, сладкая парочка. Можно было бы придумать, что их соединила судьба, или что-нибудь подобное, но нет – все не так.
    Что еще?
    Джим Мориссон, что же еще – как он оказался здесь, когда должен быть совсем в другом месте?
    (В каком, приятель? Похоже, тебе известно больше, чем кому бы то ни было, ведь так?)
    Они мчались по дороге, слушали радио, занимались любовью (или как там это называется?) в придорожных мотелях, сходили с ума, чтобы оказаться здесь, в оббитой бархатом кабинке бара «Колорадо».
    Запах асфальта, джина и мяты, ну может быть еще немного муската – что еще?
    Это запах дороги, и, Дэннис, черт тебя раздери, постарайся вспомнить, что не дает покоя!
    (Сдерни завесу, раздели мир пополам – это ли не способ узнать правду?)
    Шелли Брукс елозила на нем, пыталась расстегнуть на брюках ремень. Ее пухлые пальцы, украшенные золотом и бриллиантами, шарили у него в паху, но Дэннис лишь улыбался, не делая никаких попыток помочь.
    Он улыбался, когда она лизнула его в щеку (еще раньше он заметил синие прожилки вен на нижней части ее языка), улыбался, когда она принялась расстегивать дрожащими пальцами пуговицы рубашки, улыбался когда…
    (Просто улыбался, в мгновение ока унесясь прочь на сотни миль отсюда, возвращаясь назад!)
    Он целовал Шелли Брукс и одновременно мчал в серебристом «Порше». Тискал рукой обвисшую грудь и содрогался от омерзения, когда ее язык начинал путешествовать у него во рту. Слушал музыку в баре «Колорадо» и дремал, развалившись на удобном сиденье автомобиля.
    Дорога таила в себе множество тайн, не меньше чем отель «Оверлук», пускай они и не были такими ужасными. Нужно только приложить немного усилий, чтобы сдернуть завесу и заглянуть что там, за ней, в глубинах его подсознания.
    А когда старину Грина сменила «Запутавшись в голубом» Боба Дилана, Дэннис привстал, (он сумел сделать это, несмотря на старую суку, что придавливала всем своим весом) заглянул за спину Шелли и увидел обертку мира, завесу что отделяла свет от тьмы и правду от вымысла. Там, за оберткой клубилась тьма, достаточно было сдернуть ее, чтобы обнажить сокровенное. Шелли что-то пыталась сказать, но Дэннис уже не слушал, он протянул руку, и содрал завесу. И только когда тьма обступила его, он, наконец, вспомнил. И тут же пожалел об этом…
   
    Серебристый «Порш» несся вперед, пожирая мили протекторами колес. Ветер теребил прическу Шелли Брукс, пухлые пальцы сжимали руль. Дэннис развалился на сидении, устало прикрыв глаза. Что и говорить ночка выдалась беспокойная, он изрядно вымотался, пытаясь утолить похоть миссис Брукс.
    Он находился в том странном состоянии между сном и явью, когда реальность пытается перетечь в несуществующий мир, и каждая мысль находит свое продолжение там, за границей тьмы.
    Но, даже уходя в этот волшебный мир, Дэннис продолжал слышать бормотание приемника:
    - …вот уже четыре года прошло с того дня, когда Джим Мориссон был найден мертвым в своей Парижской квартире. До сих пор не известны истинные причины июльской трагедии, официальная версия гласит – смерть от сердечной недостаточности. В те дни выдвигалось множество версий, среди них: самоубийство, передозировка наркотиков, и даже заказное убийство… Случившееся стало настоящим шоком для Памелы Корсон – в то время спутницы Джима. Сам Джим никогда не избегал…
    Дальнейшее осталось по ту сторону реальности, и Дэннис погрузился в дрему, начисто отбросив услышанное. Бедняга Джим давно покинул этот мир; Дэннис и так знал об этом! Впрочем, ему никогда не нравились «Дорз», тем более в июле семьдесят первого Дэннису было всего четырнадцать, и нет ничего страшного, если сейчас он немного поспит…
   
    Он забыл о том, что знал! Кто-то, или скорее что-то (отель!) заставило его забыть о смерти Мориссона.

Оценка: 9.00 / 3       Ваша оценка: