Творчество поклонников

День Варенья

Добавлен
2009-02-17 00:09:30
Обращений
4448

© Иннокентий Соколов "День Варенья"

   Мать разбудила Вовку чуть свет. Он пытался поначалу упрямиться, сонно тянул на макушку одеяло, мычал что-то неразборчиво, мотал головой, уже заранее понимая, что толку не будет.
    - Вовка! А ну вставай, негодяй!
    Из кухни выглянул отец.
    - Вот я сейчас кому-то врежу!
    Зная крутой характер папани, Вовка обречено вздохнул. Потянулся, с легким сожалением провожая сонную оторопь. Снилось Вовке нечто яркое и воздушное, отчего еще горше было возвращаться в воскресное утро, зная, что впереди…
    - А ну давай, шевелись – отец махнул рукой, собираясь отвесить подзатыльник, но промазал. Вовка привычно проскользнул в ванную, где, закрывшись, принялся рассматривать в овальном зеркале свое веснушчатое лицо. Впрочем, долго ему наслаждаться не дали.
    - Вовка! Ты чего там, уснул? – Забарабанила в двери мать. – Давай, умывайся и дуй в магазин за хлебом. Заодно и гречки купишь.
    Вовка умылся ледяной водой. Стало немного легче. Вчера он пол дня провозился с уборкой – вытирал пыль, пылесосил, мыл полы, потом помогал на кухне – резал лук, замешивал тесто, а после допоздна чистил картошку. Папаша возился в гараже (интересно знать, чем он вообще там занимается?), мать сумрачно смотрела телевизор, время, от времени прихлебывая из чашки давно уже остывший чай.
    До магазина было рукой подать. Вовка плелся по грязному тротуару, старательно обходя лужи. Лето ушло, осень пришла – все как всегда. Сегодня день рождения у Вовки, а значит впереди шумное застолье – придут друзья родителей, и друзья друзей родителей вместе со своими друзьями и друзьями своих друзей. Вся эта компания будет жрать картошку, ту самую, Вовкой чищенную, все как-то быстро перепьются, потом Вовка будет балансировать на шатком табурете, пытаясь вспомнить какой-нибудь стишок, даром, что ему уже восемь лет, и закончится все стоянием в углу, куда мать принесет кусок торта с прошлогодней свечкой. Тоска…
    В магазине юркая продавщица умело обвесила Вовку на сорок грамм, сунула мятый батон, и не додала десять копеек. Вовка попытался посмотреть ей в лицо, но сзади уже напирала очередь. Выйдя из магазина Вовка, что есть силы, пнул консервную банку. Та загрохотала по асфальту и плюхнулась в лужу, где и осталась торчать маленьким жестяным островком.
    - Ты чего это шалишь? – Послышался сзади противный скрипучий голос, и тут же чьи-то пальцы умело ухватили за ухо.
    Вовка взвыл.
    - Нечего хулиганить, а то ишь ты…
    Извернувшись, Вовка увидел хозяина руки. Старичок-сморчок крепко ухватился за ухо, блестя хитрыми глазками из-под широкополой шляпы. В другой, свободной руке, пенсионер держал авоську. Несмотря на боль, Вовка успел заметить, что батон в авоське был поприличнее. Видать продавщица знакомая…
    Додумать Вовка не успел. Старичок еще раз дернул за ухо.
    - Дяденька отпусти… - заныл Вовка, пытаясь обмануть бдительность пенсионера.
    - Так, что здесь происходит? – твердый уверенный голос заставил старичка вздрогнуть. Дрожь передалась руке – Вовка заметил, что последние две минуты способен воспринимать окружающую действительность посредством злополучного уха.
    К ним подошел высокий статный милиционер.
    - Хулигана, вот поймал – старичок был сама скромность.
    Милиционер осторожно разжал пальцы, высвобождая Вовкино ухо.
    - Это не наш метод – спокойно объяснил он оторопевшему старичку.
    Вовка благодарно икнул.
    - Но позвольте… - начал, было, старичок-боровичок, но милиционер не дал ему закончить.
    - Документы! – Рявкнул он так, что Вовка чуть не оглох. Старичок попятился.
    - Мои?
    - Нет, мои… - Милиционер потянулся к кобуре. Следующие мгновения оказались втиснутыми в мироощущение Вовки яркими болезненными вспышками.
    Бах! – И с головы старичка слетает шляпа. В его глазах недоумение и испуг. Еще один выстрел – и дедушкина голова разлетается кровавыми брызгами. Его отбрасывает на асфальт, и милиционер стреляет снова и снова, шпигуя свинцом дергающееся тело. А потом…
    Пистолет сухо щелкнул. Милиционер отправил оружие обратно в кобуру. Вовка отер с лица что-то теплое и липкое, мимоходом отметив, что выпачкался в красном. Старичок остался лежать на асфальте. Вокруг тела начала расплываться лужа крови.
    - Вот так-то! – Со значением произнес милиционер.
    Вовка ошалело смотрел на стража порядка. Вокруг начала собираться толпа. Милиционер для верности пнул труп носком скороходовского ботинка, и легонько щелкнул Вовку по носу.
    - Ну что, барбос, идем? – Вовка согласно кивнул.
    Милиционер оглядел толпу.
    - Так товарищи, не напираем. Все успеют посмотреть…
    Вовка доверчиво вложил руку в огромную твердую ладонь милиционера, и они вдвоем начали протискиваться через гомонящую толпу. До Вовки доносились отдельные возгласы:
    - И правильно, давно уже пора…
    - Совести у них уже нет…
    - А он ему как стрельнет…
    - Шпиона видать поймали…
    Милиционер вывел Вовку из толпы, и они пошли по улице. Завернули за угол. Подошли к киоску, где толстомясая тетка торговала мороженым. Вовке милиционер купил пломбир, себе взял эскимо. Вовка сдернул круглую бумажку, и блаженно зажмурился.
    - Ну что, Вовка. С праздником тебя! – Вовка удивленно открыл глаза. Милиционер как ни в чем не бывало ел мороженое, но Вовка успел заметить крохотную хитринку в серо-голубых глазах.
    - А вы откуда… - начал он, но милиционер приложил к его губам пахнущий порохом палец.
    - Оттуда!
    Вовка понятливо кивнул. Мол, как скажете, гражданин начальник, оттуда, значит оттуда.
    - Вкуснотища! – Милиционер с наслаждением облизал деревянную палочку. – Ну да ладно, рассказывай, как жизнь…
    - Молодая… - Вовка запихнул в рот вафельный стаканчик с остатками пломбира. Милиционер ухмыльнулся.
    - Ну и правильно, чего сопли жевать. И так все понятно – в магазине обвесили, в школе обидели, родители - дегенераты, а впереди серая беспросветная жизнь у станка. Так?
    - Ну, примерно – согласился Вовка.
    - Ясно… - вздохнул милиционер. – Ну ладно, пойдем, дай только…
    Милиционер достал пистолет, вытащил из кармана запасную обойму, и ловко перезарядил оружие.
    - На, держи. – Не веря своему счастью, Вовка ухватил пустую обойму.
    Милиционер взвел затвор.
    - Вот теперь все. Пошли…
    Они вернулись в магазин, где милиционер расстрелял бойкую продавщицу. Деревянные лотки с батонами оказались заляпаны кровью. Очередь заволновалась.
    - Тихо товарищи – принялся успокаивать всех милиционер. – Имели место недовес, недосып и недостача, или как там у них, у жуликов называется. Короче, вот этому пареньку мелочи недодали, так что все по-честному. Кстати…
    Милиционер перегнулся через прилавок, и выудил из жестяной банки с мелочью десять копеек.
    - На-ка, возьми.
    Вовка забрал монетку, и уже на выходе не удержался, и показал язык. В очереди зашумели:
    - Ишь ты, шалопай, молоко на губах и подбородке еще не обсохло, а туда же…
    - Это не молоко, а пломбир - обиделся Вовка, но милиционер уже тащил его за руку.
    Они вернулись к скамье, где милиционер повторил процедуру перезарядки. Ошалевший Вовка завладел еще одной пустой обоймой.
    - И еще… - Милиционер передернул затвор. – Обычно закономерен вопрос, ну там… как такое может происходить вообще, и так далее…
    - Да, кстати… - оживился Вовка.
    Милиционер отправил пистолет в кобуру.
    - Считай, что я волшебный милиционер. Или нет, лучше так – Волшебный Милиционер. С большой буквы, ясно?
    - Так точно! – бойко отрапортовал Вовка. – Ко мне домой пойдем?
    - Обязательно – ответил Волшебный Милиционер, и подмигнул Вовке.
    Веселье давно стартовало, и шло полным ходом. Из-за ободранного дерматина двери доносились лишь жалкие отголоски, но, имея богатое воображение можно было представить все, что происходит там, в сизых клубах табачного дыма, в развеселом гомоне, в звонах бокалов и хлопках открываемых бутылок водки – долгожданный день Варенья Вовки.
    - Так-с, заходим. – Волшебный Милиционер решительно толкнул хлипкую дверь. – Показывай, где тут что…
    - Ага, заходите. Вот тапки… - Вовка провел спутника в комнату и помог раздеться. Фуражку Волшебный Милиционер снимать не стал.
    Они вошли в залу, и на миг наступила тишина. Выглянув из-за широкой спины Волшебного Милиционера, Вовка увидел, что пришли только друзья родителей и друзья друзей родителей вместе со своими друзьями. Очевидно, друзья их друзей были на подходе. Волшебный Милиционер вздохнул.
    - Ну, ничего – шепнул он пригорюнившемуся Вовке. – Будем работать с тем, что есть.
    - Вовка, сукин ты именинник, где шлялся? – пьяный родитель встал с куском селедки наколенным на вилку. Пока Вовка следил за селедочным хвостом с налипшими чешуйками, что описывал в воздухе причудливые восьмерки, Волшебный Милиционер на всякий случай расстегнул кобуру.
    - Давайте не будем нарушать протокольную часть – успокаивающе произнес он. – Для начала отделим агнцев от козлищ, или как там, в церкви говорят, не помню. Попрошу встать друзей родителей и друзей их друзей.
    - Вместе с их друзьями? – Насмешливо поинтересовался кто-то из-за стола.
    Волшебный Милиционер на миг задумался и почесал фуражку.
    - Гм, давайте так – встают друзья друзей и их друзья. Короче, все кто не родители Вовки.
    С трудом, отсортировав гостей, Волшебный Милиционер вытолкал гомонящую публику. Гости уходили с неохотой. Паре особо резвых пришлось дать рукояткой пистолета по зубам.
    - Так, теперь переходим к родителям. Вы как я вижу мать? – Указующий перст блюстителя порядка ткнул в Вовкину родительницу.
    - Ну не отец же – для порядка возмутилась та.
    - Тихо! – заорал Волшебный Милиционер, и от звука его голоса попрятались тараканы. Макаров переместился на стол. Мать сглотнула и посмотрела на Вовку. Тот пожал плечами.
    - На кухню – коротко скомандовал Волшебный Милиционер, и мать сдуло ветром.
    - Так, теперь отец…
    Папаша испугано икнул, и торопливо положил назад в тарелку рыбий хвост. Волшебный Милиционер выжидающе смотрел на Вовкиного родителя.
    - Ну?
    Папаша осторожно взобрался на табуретку и театрально отставил ногу, отчего табурет огорченно заскрипел.
    - Стих! – провозгласил он и откашлялся. – Этот славный день Варенья…
    Волшебный Милиционер одобрительно кивнул.
    - В нем и праздник, и веселье… - тянул волынку родитель. – Потому что каждый год… Он ведет, годам нашим счет! – победно выкрикнул он последнее слово и вопросительно взглянул на гостя.
    - Ну, как? – спросил Волшебный Милиционер.
    - Да не знаю – пожал плечами Вовка. – По-моему чего-то там пропущено в словах.

Оценка: 8.50 / 4       Ваша оценка: