Творчество поклонников

Родничок

Добавлен
2009-02-24 22:24:12
Обращений
3474

© Валентин Мазуров "Родничок"

   Ложкой снег мешая
    Ночь идет большая
    Что же ты, глупышка, не спишь…
    (Колыбельная медведицы)
   
    На зеленой пластмассовой палке над кроваткой закреплена карусель с четырьмя мишками. Она медленно делает обороты в сопровождении колокольчиков колыбельной мелодии. Плюшевые мишки с удивительно добрыми мордочками и в потешных разноцветных подгузниках. Они крайне доброжелательны и вызывают искреннее умиление. Хотя ночью, когда работает ночник-улитка, в медвежатах есть что-что зловещее. Кажется, что пластмассовые крючки впиваются в их спины и натягивают кожу, принося невыносимую тягучую боль. Медвежьи улыбки при оранжевом свете похожи на оскал, их стеклянные глаза переполнены страданиями. Бедные зверюшки обречены под нежную мелодию наматывать бесконечные круги, пытаясь вцепиться в лапу впереди летящего друга и отодрать от изуверских оков. Пускай вырвать с кусками плоти и адской болью, но лишь таким способом можно даровать свободу.
    - Ну что, уснула? – шепотом говорит отец семейства. У него длинные, аккуратно уложенные за уши волосы, ухоженные пальцы, очки с тонкой позолоченной оправой и утонченные черты лица. Он, если быть совсем уж образными, чем-то напоминает благородного скакуна: своей осанкой, статной походкой и лоском.
    - Да, родной. Твоя игрушка творит чудеса, - поправляя одеяло малышке, тихо отвечает жена. Она очень красивая, причем с какой-то волшебной красотой, присущей принцессам со страниц сказок. Контуры ее лица плавные, словно его с особой любовью вырисовывал искусный художник. Большие карие глаза с длинными закрученными ресницами - гипнотизировали. Волосы густые и глубинно черные.
    - Что опять активничала целый день?
    - С восьми утра почти не спала. Так, под грудью посапывала, но при моих попытках переложить в кровать, открывала свои очаровательные глазища и стреляла по всем углам, - девушка показывает ладонями, как именно доченьки это делала, и улыбается. – Такой уж у нас пупсик с тобой очаровательный, красивее детей не бывает.
    - Вся в папу.
    - Тут ты прав, надо будет ему позвонить, обрадовать. - Принцесса хитро улыбается, вынимая изо рта дочери соску. Малышка пару раз причмокивает пухлыми губками, ежится и пукает.
    - Экспертиза на звук подтверждает мое отцовство, - Кентавр подходит к жене обхватывает ее за талию и нежно целует в шею.
    - Надеюсь, твоя генетика еще что-нибудь ценное передаст, - Принцесса подставляется под ласки и мурчит, как кошка.
    - Кроме отрыжки, срыгиваний и умения опписять с головы до ног? Не-е, не думаю…
    - Какой ты еще ребенок, Максим.
    - Ну такой, что заключил контракт с Французами и получил откат сто штук. То есть весьма перспективный ребенок.
    - А-а, поздр…! – начинает ликовать Принцесса, но мигом опоминается и целомудренно целует мужа в щеку. – Ты, ты просто умница! Мы с Алиской гордимся папочкой, ты действительно крутой.
    - Как же мои девочки тогда отреагируют на покупку им личного автомобиля, которая теперь входит в наш семейный бюджет?
    - Они… ы-ы, - Принцесса зажмуривает глаза и сжимает руки в кулачки, показывая пик сдержанной радости. – Считаю, что в первую очередь следует пройти со мной в спальню и обсудить прочие новости, пока маленькая фея не проснулась и не попросила сисю.
    - Так или иначе, Насть, я первый сисю забил. - Максим подхватывает жену на руки и в страстных поцелуях относит в спальню. В дверном проеме он умудряется въехать коленкой в раму, но возбуждение мигом растворяет всякую боль. Вскоре скрипят пружины родительской кровати. С настенной картины укоризненно наблюдает за происходящим бульдог. А в детской деревянной кроватке с тонкими прутиками и портретами Вини Пуха на спинках, ворочается и кряхтит маленькое, трехмесячное солнышко. У нее торчат поднятые вверх руки из-под одеяла. Ее глазки едва заметно подрагивают под веками.
   
    ***
    - Наше чудо золотое, - сладко протягивает мама, стоя над кроваткой Алисы. Папа уже переодетый в домашние шорты и футболку с пальмами прижимает к себе жену, и они вместе любуются дочерью.
    Так получилось, что малышке под детскую оборудовали просторный холл в античном стиле. Настя и Максим женились три года назад, без шикарных празднований, но, как утверждали гости, «с душой». К слову тесть Макса утверждал: «с душком». Трехкомнатную квартиру с ремонтом они купили в прошлом году, еще не подозревая, что у Насти в животике поселился крошечный сюрприз. Не смотря на это, детская комната была заложена в планировку, но на проверку оказалась непрактично отдаленной от спальни. Потому на время оборудовали детский уголок в гостиной, куда купили плетеную колыбельку и пеленальный стол. Кроватку, которую папа называл «луноход», двигали из одной комнаты в другую.
    - Интересно о чем она думает, что ей сниться, - мечтательно говорит Максим и целует в лоб жену, склонившую голову на его плечо.
    - Как минимум продумывает план порабощения вселенной или какую-нибудь новую математическую теорию.
    Настя указательным пальцем проводит по пушистой головке дочери и трогает теплый носик. Та сладко закладывает ручку под щеку. Родители умиленно вздыхают.
    - Серьезно Насть, представляешь, все думают, что у малышей в голове всякая там абракадабра, примитивные односложные мысли. А на самом деле их сознание куда как шире нашего, не ограничено ни какими рамками, пока открыт родничок. Они мыслят сложнее и мудрее нас, видят и чувствуют гораздо больше, задействовав весь мозговой потенциал на таком уровне, который нам и не снился.
    - Я так смотрю, ты долго готовил эту речь, - прыскает в кулак Настя.
    - Да иди ты, - по-доброму отмахивается Максим и идет релаксировать в кожаное кресло перед плазменным телевизором.
    - Надо же такое счастье, - не устает восхищаться мама своим ангелочком. Наклоняется ближе к крошке, чтобы понюхать подгузник и замечает, как под ее веками пульсируют глазки. Значения этому она не предает, ведь помнит еще с уроков биологии, что такое часто происходит с людьми во сне. А вот травянистый, кисловатый и уже такой родной запах какашек отмечает.
    - Поменяю, когда проснешься, - обещает Настя и поворачивается к мужу. Макс смотрит и вслушивается в новости с едва включенным звуком, наклонившись максимально близко к колонкам.
    - Наш заботливый папаша, - объясняет она Алисе и в одно мгновение материнская нежность на ее лице сменяет тревога. Малышка за считанные секунды становится крайне беспокойной. Она морщится, причмокивает и постанывает, причем делает это одновременно в накатывающих волнами приступах. Ее ручки и ножки дергаются, словно карапуз куда-то ползет.
    - Макс, подойди-ка сюда, у нас тут какие-то проблемы.
    Папа выпрыгивает из кресла, и несколькими шагами прибегает к кроватке. Он внимательно смотрит на дочь и с улыбкой причмокивает:
    - Глупенькая, чего побелела вся? Просто лисенку экшен снится.
    - А может у нее что-то болит. Надо ее разбудить, - взволнованно кудахчет Настя.
    - Не выдумывай. Если действительно болит – она проснется и плачем тебе все расскажет. Тогда дадим «эспумизан», накормим и всё наладится. Поводов для тревог нет - это я тебе как фармацевт со стажем говорю.
    Мама вновь приземляется на ноги, ведь когда Насте страшно, для нее сразу нарушаются законы физики, она парит в воздухе в цельной, до смерти напуганной оболочке. Максим целует ей руки и возвращается в кресло. Лисенок, будто зарядившись уверенностью папы, перестает дергаться.
    Как выясняется, перестает лишь для того, чтобы уступить припадку намного мощнее. Только Настя выдыхает, как малышка начинает резво мотать головой. Шея крошки напрягается и видно сухожилья, личико краснеет, на лобике и висках проступают венки. Головка крутится все быстрее, кажется, сейчас пойдет дым от такого ярого трения об подушку.
    У Насти отнимает дар речи. Она не может совладать с эмоциями и просто цепенеет, наблюдая, чем же закончится опасный припадок.
    Звонят в дверь.
    Алиса открывает глаза и разражается громогласным плачем, перетекающим в протяжный вой. Мама включается и подхватывает доченьку на руки, крепко к себе прижимая.
    - Чего это вы расплакались, малыши? – сюсюкает Макс, идя открывать дверь. – Лисенок, лапочка, ну тише-тише, ты чего?
    А Лисенок вопит не своим голосом
    не-э-э!!!
    , бьет маму руками и ногами, что та едва может удержать ангелочка.
    - Ничего себе разошлась, - удивляется папа и пытается подержать крошку за руку, погладить ей щечку. Но девочка извивается змеей, не давая к себе прикоснуться. – Приложи ее к груди, Настя. Настя, ау-у!
    Дзынь! Дзынь!
    - Я слышу, - отсутствующе шепчет мама. - У нее был какой-то припадок
    - Что еще за припадок?
    - Ее трусило, словно в эпилептическом приступе. Страшно крутила головой…
    - Кошмар приснился, - отрезает Максим. - Насть, прикладывай скорее, а то порушим ребенку нервную систему.
    Дзынь-дзынь!
    - Хотя скорее мне ее порушит какой-то настырный сукин сын!
    Макс раздраженно шлепает к двери, включает камеру на домофоне и видит своего заместителя Антона. Черно-белое изображение не совсем хорошо передает картинку, но Максим разглядывает, что его зам, по кличке Ищу-на-жопу-приключения, задерганный и потрепанный.
    - Что на этот раз приключилось, - бубнит Макс и лезет открывать замки. Если бы он задержал свой взгляд на экране домофона подольше, то обязательно бы разглядел черный ботинок, попавший в кадр с лестницы. И обратил бы внимание, что Антон постоянно косится в ту сторону.
    Алиса срывается на низкочастотный писк, от которого лопается голова. У нее багровеет лицо, и заходятся в треморе губы. Она задыхается, кашляет, но не перестает вилять и верещать. Как мама не пытается засунуть ей в рот сосок, ребенок его игнорирует.
    Входная дверь открывается.
   
    ***
    Вам, конечно же, снятся кошмары. Когда вы попадаете в мрачные, скверные места, сюжет идет алогично и события сулят катастрофический конец. Вы теряете во сне близких или сами умираете в тысяче возможных вариантах. Попадаете в такие ситуации, когда понимаете, что какая-то секунда может спасти от смертельной опасности, но этой секунды нет, и нечто кровожадное настигает вас, вырывая с потрохами душу.
    Самое приятное в кошмарах – это пробуждение.
    Так же это самое большое различие сновидений от жизни. Во втором варианте можно только уснуть.
   
    ***
    Максим не успел ничего сделать. Да и вряд ли кто-либо другой успел бы на его месте. Тут свою роль играет неожиданность, хотя фатальное предчувствие у Макса появляется ровно в тот момент, когда щелкает последний оборот замка.
    Заместитель Антон выглядит подавленно, покачивается на дверном коврике как пьяный и едва заметно мотает головой. Вот только глаза его трезвые и дико напуганные.

Оценка: 7.60 / 5       Ваша оценка: