Творчество поклонников

Бог из глины. Часть 5

Добавлен
2009-04-20 11:01:31
Обращений
9284

© Иннокентий Соколов "Бог из глины. Часть 5"

   
    Как и существа в стенах старого дома, как чудовище-страшило, что запуталось в одежде, пытаясь выбраться наружу, из тесного, пыльного платяного шкафа.
    Как все мы…
    Тени снов, вереница безумных миров, ночи и дни – к чему торопиться, малыш.
    Не спеши, подумай, как следует.
    Готов ли ты променять сладкие судороги, на мгновение истины?
    Готов ли отдать победу в чужие руки?
    Потерять все, не найдя ничего взамен!
    Уступить своим слабостям, показать всем, какое ты на самом деле ничтожество!
    Но нет, парень, ты не таков – ты не раз давал возможность убедиться в этом!
    Когда взбирался по шаткой лесенке на чердак, вопреки всему, что мешало тебе…
    Когда багровая ярость застилала глаза, и ты отталкивался от земли, набирая полные пригоршни глины…
    Когда цеплялся из последних сил, взбираясь по обледеневшим железным скобам, на самый верх, из глубины колодца, крышку которого утащили неизвестные воры…
    Нет, парень, ты не таков – ты способен на многое, если цель близка, и есть все шансы закончить эту игру!!!
   
    - Давай, малыш, хватайся за перила, цепляйся за них зубами, только останови эту суку – существо выплюнуло эти слова, словно насмехаясь над ним.
    (Вставай, мать твою, ты, гребаное ничтожество, дай нам еще один шанс убедиться, что не все еще кончено!)
    - ВСТАВАЙ!!! – проревело божество, и Сергей нащупал непослушной рукой перекладину перил.
    - Давай помогу, сынок – наклонился отец, протягивая руку. – Я знал, что ты не подведешь старика…
    - Иди к черту! – прохрипел Сергей, отталкивая руку. – Я сам.
    Отец довольно улыбнулся.
    - Ты не перестаешь удивлять меня, малыш. Похоже, мы с тобой не зря затеяли все это. Совсем не зря…
    А потом Сергей осклабился, выплевывая вместе с кровью остатки дыхания. Мир сдвигался, скользил, и движению этому не было ни конца, ни края. И каждое мгновение забирало жизнь, капля за каплей, потому что…
    Потому что это он сдвигал этот гребаный мир.
    Наполнял его волшебством…
    Так, как умел только он один.
    Сейчас, он немного отдохнет (самую малость), и мир сдвинется навстречу желаниям.
    Как сдвигался каждый раз, когда он брел домой, пошатываясь на ветру, считая все выбоины и неровности дороги, после тяжелого дня, и запах гари витал вокруг, пропитав все на свете.
    Вот только на этот раз все будет по-настоящему. Она никуда не денется, эта маленькая гребаная тварь, вообразившая себе равной богам. Даже если он не может прямо сейчас подойти к ней и выколотить дурь, это вовсе не означает, что все ее проступки так просто сойдут с рук.
    Он сдвинет этот мир так, что ей некуда будет бежать.
    Чего бы это ни стоило!!!
    Сергей уставился на супругу, и изо всех сил ухватился за перила. Он вдохнул, ощутив как воздух наполнился замахом паленого, и услышал ровное гудение. Воздух уплотнился и задрожал.
    (Давай парень, сдвинь этот гребаный мир. Так, как еще никто ни делал до тебя!)
    Кровь хлынула ручьем, и Сергей запрокинул голову. Гудение усилилось, и он почувствовал дрожь, от которой заныли кости, и зубы. Рот наполнился кровью, она стекала по подбородку, и огромные черные капли разбивались о ступеньки.
    Мир застыл на мгновение, и затем начал свое движение.
    - Давай парень, старайся изо всех сил – пропели существа, пытаясь выбраться из стен, чтобы наброситься, разорвать, растащить на клочки чертову толстуху, которая стала причиной того, что мир встал вверх ногами.
    Сергей не ответил. Он медленно опустил голову, и прикрыл глаза.
    (Еще немного и она убежит. Эта проклятая дрянь, из-за которой у тебя сплошные неприятности, дружок, так что потерпи еще немножко, соберись, сожми этот мир в ладони, и забрось подальше, ко всем чертям, так, чтобы самые страшные сны стали реальностью...)
    Потом он выдохнул, и рванулся навстречу, невзирая на боль, которая появилась ниоткуда, чтобы пилить живую плоть. Он рванулся навстречу миру, чувствуя, как вместе с дыханием уходит жизнь.
    - Детка, ты убиваешь меня – пробормотал он, и услышал, как где-то вдали тренькнули колокольчики…
    Надежда тоже услышала тонкий тревожный отзвук. Она ухватилась за ручку двери, и что есть силы, дернула на себя. Сергей, похоже, начал приходить в себя, и от осознания того, что он сейчас преодолеет разделяющее их расстояние, становилось не по себе.
    А потом что-то произошло, и мир начал расслаиваться.
    Очертания комнаты поплыли. На мгновение Наде показалось, что стены дома разлетелись в стороны. Она увидела серую штукатурку, от которой отстали обои, кирпич, электрические провода. Она увидела, как сверлят ее голодными взглядами странные существа, замурованные в стенах, похожие на птиц и одновременно на маленьких лесных зверьков. Это они пели о том, как холодно и одиноко зимними ночами, и только свежая сочная плоть может развеять неземную тоску.
    Стены разлетелись, чтобы собраться вновь…
    Комната стала другой, Надежда могла бы поклясться в этом. Словно какая-то злая сила переместила ее за тысячи километров, в совершено другой дом, пусть даже отдаленно похожий на тот, который она оставила.
    Все стало другим, каким-то чужим, нездешним. Надежда уставилась на дверь. Если раньше это была обычная, ничем не примечательная, крашенная белой краской дверь, то теперь она стала похожа на произведение искусства. Огромная, дубовая, украшенная причудливой резьбой, со сверкающей бронзовой ручкой, она казалась привнесенной сюда из какой-нибудь старинной сказки.
    (Беги детка, не обращай внимания, это все видимость, мираж, сон, если хочешь, только выбирайся отсюда, не задерживайся ни на мгновение…)
    Снизу раздался тихий сдавленный сон. Надежда невольно обернулась и застыла как вкопанная.
    Сергей сумел встать на ноги, и теперь стоял, покачиваясь на нижней ступени. Он смотрел на нее, и по его лицу блуждала улыбка.
    Мир по-прежнему менял очертания, но теперь это было похоже на колебания нагретого воздуха. А еще ей показалось, что между ними возникла тонкая светящаяся перегородка, которая разделила сон и явь, реальность и оживший кошмар.
    Сергей сделал шаг. Он смотрел на нее, и Надя поняла, что он думает только об одном – дотянуться до нее, задушить, затоптать, уничтожить, растереть в пыль…
    (Хей, детка - во всем свете не отыскать силу, способную остановить его, и если ты постоишь еще немного, сжимая эту гребаную ручку, то все, о чем ты сейчас подумала, станет самой что ни на есть реальностью!)
    - Смотри же, парень, до нее всего ничего… - пробормотал глиняный бог, и Сергей не мог с ним не согласится.
    Она была так близко, что хотелось скрипеть остатками зубов, от разочарования и злости. Он видел ее – для него мир, в котором пребывала супруга, казался отражением настоящего. Словно тонкое полупрозрачное зеркало мерцало перед ним, и там, в зазеркалье, куда он отправил Надежду, не было пути для жалкого неудачника, не способного сделать шаг за грань. Он мог только наблюдать, не в силах пробраться туда, в мерцающий, играющий красками мир.
    - Ты не сможешь попасть туда, как бы сильно не хотел этого – прошамкало беззубым ртом существо из шкафа.
    - Она там, в мире, который ты создал, и в который не ведут дороги – не успокаивались твари, живущие в стенах дома.
    Сергей схватился за перила и почувствовал, как улыбка перекашивает лицо.
    - Так что вам еще нужно от меня? – выдохнул он, и существо явило свой лик из темноты. Оно вынырнуло откуда-то из закоулков памяти, царапаясь в мозг, заставляя мир менять очертания каждый раз, когда тонкие злые иглы прокалывали виски.
    - Отправь меня к ней, приятель, и мы будем в расчете – прошептало оно. – Помоги мне, и ты никогда больше не услышишь мой голос… Отправь меня вслед за ней, и твой шкаф станет простым деревянным ящиком для одежды, обещаю… Тихие шорохи ночи, шум падающих листьев, капли дождя и завывания ветра – вот все что ты будешь слышать, просыпаясь каждый раз, когда тебе приспичит отлить. Верь мне, малыш – я уйду, растворюсь последним вздохом прощания, и наши пути никогда не пересекутся больше. Разве не этого хочешь ты? Или тебе по нраву, когда острые коготки ранят душу, и огоньки глаз расчерчивают ночь, оставляя тускнеющие следы? Лично мне кажется, что все не так… Сделай это, и мы навсегда покончим со всем этим дерьмом…
    - Как скажешь, дружище, как скажешь… - пробормотал Сергей и разорвал мир пополам.
   
    Это так легко на самом деле – разрывать пространство, сглаживать острые грани, проникать взглядом в самые укромные уголки мироздания… Особенно если от этого зависит все…
    Собраться с духом, не побояться сделать первый шаг навстречу вечности. Соединить начало и конец пути, и одним махом оборвать тонкую нить. Заставить ее лопнуть с тихим звоном струны старого пианино, на котором так любила играть бабушка.
    Смешать сон и явь, взбить волшебным миксером воспоминания и надежды, и залпом проглотить обжигающий коктейль.
    Выпустить на волю то, что долгие годы хранил в себе самом, не решаясь выпустить наружу свое истинное «Я».
    Показать свое истинное обличье…
   
    Сергей сделал еще один шаг навстречу, и Надежда замерла, пригвожденная взглядом, в котором не было ничего человеческого.
    По лицу ее мужа прошла легкая тень, а затем что-то произошло. Словно темная полоса разделила его лицо пополам, и Надя увидела, как такое знакомое ей раньше лицо Сергея меняется на глазах.
    (Это облик существа проступает наружу, и те махонькие, легкие как дуновение ветерка в мае, мгновения разлетаются в стороны разноцветными птицами, приближая тот миг, когда все встанет на свое место.)
    Кожа на лице натянулась, как будто существо, сидящее в нем, пыталось вырваться на волю. Потом она лопнула, выпуская его наружу. Надежда смотрела, не веря глазам, как выбирается существо. Все, что она могла – стоять у двери, ведущей в прихожую, не решаясь заглянуть за нее.
    Существо зарычало и удвоило усилия. Оно разорвало ставшую ненужной оболочку, отбросило в сторону кровавые лохмотья, затем рванулось, и снесло тонкую преграду между ними.
    Мир в последний раз колыхнулся, многократно отразившись в полупрозрачных обрывках, и вернулся на место.
    Царство тени и ночи. Отражение зазеркалья в темной глади полуночи.
    Совсем другой мир…
   
    4. Надежда в зазеркалье
   
    Существо пробралось в зазеркалье. Оно взбиралось по ступеням, шумно дыша, жадно хватая воздух огромной зубастой пастью. Ему было нелегко в этом новом для него мире.

Оценка: 10.00 / 1       Ваша оценка: