Творчество поклонников

Задачи на сообразительность

Добавлен
2009-04-25 10:17:27
Обращений
5807

© Валентин Мазуров "Задачи на сообразительность"

    А ведь он лично скомкал его, как использованный бумажный платок.
    В комнате стало душно. Металлические рыцари, карабинеры и стрелки наблюдали с полок за своим хозяином с неподдельным интересом.
    Ассиметричные буквы, выведенные грифельным карандашом, рябили. Рафаэль потер глаза и выразительно прочитал:
    - Задача №1. У маленького мальчика есть огромная коллекция солдатиков всех времен. 50 древних, 100 средневековых и 24 времен великой отечественной войны. Однажды они ожили. Вопрос, на чьей стороне должен воевать мальчик, чтобы выжить?
    «Ну и что сложного», - кряхтит мальчик и самодовольно улыбается. Правда улыбка эта в мгновение поникла, когда Рафаэль увидел, как условие задачи исчезает, впитываясь в бумагу. Лист под пальцами зашуршал, словно был соткан из живых муравьев. Рафаэль вскрикнул и откинул его в сторону. Бумажка, покачиваясь осенним листиком, приземлилась на край кровати. Мальчик не хотел больше прикасаться к мерзкому клочку бумаги, но он манил к себе красочными бликами.
    Рафаэль осторожно, как разведчик в тылу врагу, подполз к листу и заглянул в него. Слов там больше не было, а тонкая синяя клеточка вибрировала, словно туго стянутые нити. Через секунду полосы разорвались и уползли за поля. Осталось белоснежное полотно с серой грифельной точкой. Точка забилась светлячком и медленно повела неотрывную линию. Набирая сумасшедшую скорость, она вырисовала очертания страшной битвы. Рисунок был черно-белый, но события и краски он передавал живее любой фотографии.
    Столкновение разных поколений воинов стенка на стенку. Битва разворачивается на зеленом детском ковре в ромбик, который колосится высокой травой. Комнатная мебель выведена ретушью в размытых очертаниях.
    У подножья кровати выстроен отряд советской армии. Автоматчики шквально обстреливают античного противника, из раскаленных дул калашниковых вылетает рой пуль. Безумные лица двух пулеметчиков освещают вспышки выстрелов, ленты патронов вьются змеями, в стороны летят гильзы. Минометчик закрывает уши пальцами, ожидая вылет снаряда. Офицер с трофейным пистолетом и гордо поднятой вверх рукой командует наступление.
    С противоположного края, со стороны стола, летят стаи стрел. Вперед сорвиголову мчатся конницы. Многие всадники уже успели фонтанами крови из головы выхватить свинец и застыть в полете на землю. У рыцарей с облаченными в латы скакунами, лошади валятся на бок с перебитыми ногами. Катапульты готовы вот-вот поднять в небо тяжеленные снаряды. Спартанская пехота круговым построением продвигается вперед, прикрываясь от пуль щитами. Им еще не известно, куда целит минометчик.
    Битва застывает на своем апофеозе...
    Рафаэль отвлекся от картины и заметил, что полки детской стенки задрожали. Металлические солдатики обретали человеческую грацию и разминали затекшие конечности. Раздались отдаленные воинственные крики.
    Спартанцы!
    За короля!
    Ни шагу назад!
    Мальчик отчетливо понимал, что комната начала оживать. Нечто подобное он видел в фильме «Джуманджи» и еще тогда он усвоил, что если вдруг попадет в подобную игру, то обязательно будет следовать ее правилам.
    - Я за советские войска! – громко произнес Рафаэль и залез под покрывало.
    Накатил раскат грома. Только это не природное явление, этот раскат состоит из слившихся в единый звук стонов, лязгов доспехов, выстрелов и грохота. Рафаэля трусила невидимая сила, пытаясь выбить из него дух и сорвать защитное покрывало. Доносились голоса полевых командиров, отголоски строевых шагов и топота копыт. Взрывы, вопли и отчаянные возгласы.
    Выровнять шеренгу!
    Не отступать!
    Вперед!
    На кроватной накидке проступили красные дождевые пятнышки. Ноги и спину Рафаэля то и дело покалывало иголками. Тряска становилась сильнее, словно дом, где мальчик живет, попал под девятибалльное землетрясение. Рафаэль вцепился руками в покрывало и держал его до побелевших костяшек, не давая сорвать. Он обливался потом и задыхался…
    Внезапно наступила тишина. Такая тишина бывает в праздничные дни, когда умолкает длительный фейерверк, беспощадно разрывающий до этого небо. И не смотря на то, что взрывов пиротехники больше нет, они еще около минуты остаются эхом в голове.
    Рафаэль притаился в своем убежище и, выждав какое-то время, вынырнул наружу. Комната, освященная блеклым закатным солнцем, находилась в привычном состоянии. Все было статично и на своих местах. На краю кровати покоилась вырванная из блокнота страница.
    Видение?
    Сон?
    Отчетливый кошмар?
    «Круто», - томно выдыхает Рафаэль.
    Мальчик подпер спинку кровати и выравнивал тяжелое дыхание. Он убрал из глаз намокшую челку. У него в ушах стоял звон военного грома, сердце возбужденно тарахтело. Осознание того, что битва солдатиков была лишь ведением, одновременно успокаивало и разочаровывало. Чего взять с ребенка?
    Вот она родная комната. Тихая и спокойная. Вон на полках стоят недвижимые солдатики… лучники с оторванными руками, изрешеченные всадники на безногих лошадях, пехота с растаявшими головами, разобранные на части рыцари, пронзенные стрелами автоматчики. На ковре были прожженны пятна…
    Бумажка на краю кровати заколыхалась, как от сквозняка.
    Было еще две задачи.
   
    ***
    Одно из главных отличий восьмилетнего мальчика от взрослого человека, что он не подвластен паническому страху и кричащему инстинкту самосохранения. Его фантазия позволяет верить в такие вещи, которые любого взрослого свели бы с ума. А еще детям свойственен азарт и тягота к опасностям, как к банальной игре.
    Рафаэль сидел перед рабочим столом, на котором бомбой с замедленным часовым механизмом лежал лист с дополнительным заданием. На боковой ножке ослепительно сиял светильник, наделяя грифельный шрифт нездоровым блеском. Мальчик с трепетом читал текст.
    Задача №2. У маленького мальчика есть бабушка. Она любит смотреть телевизор. Известно, что ровно между сериалом «Кармеллита» и «Огонь любви» у старушки случился сердечный приступ. Вопрос: сможет ли внучек спасти бабулю, если известно, что «Кармелитта» начинается в 17:00 и длится 45 минут?
    На листе мерцающая серая точка выводит новую картину.
    Темная комната и единственным источником света в ней является экран включенного телевизора. На мониторе снегопад помех. Его блеклый свет падает на кресло-качалку в которой угадывается силуэт бабули, забывшей снять фартук. Ее голова склонилась на бок и не видно лица. Ее бледная сморщенная рука безвольно свисает с подлокотника, прямо под ней валяется пульт. Остальная комната утопает в темноте. Лишь со стены видны стрелки часов с фосфорными капельками, показывающих 17:45…
    В комнате Рафаэля замигал свет и в одно мгновение с искрами перегорели все лампочки.
    - Бабуля-а! – кричит мальчик, и, спотыкаясь об коробки с игрушками, выбегает из комнаты.
    В этот раз в крови заиграл настоящий адреналин, и ядовитый, гнойный страх приглушал привкус веселья. За окнами опускались сумерки, потому глазам потребовалось время адаптироваться к полумраку.
    В гостиной всё было как на картинке, только Рафаэль созерцал ее с заднего плана. Перед ним был заснеженный экран телевизора и злосчастные настенные часы с подсвечивающимися стрелками, напоминающими руки мертвецов. По спинке кресла-качалки спускались седые волосы укрытой пледом бабушки. С быльца безжизненно свисала ее заботливая всегда теплая рука.
    По щеке Рафаэля заструились теплые ручейки.
    - Ба? – говорил он, словно пробовал слова на вкус и подходил к старушке. – Бабулечка?
    Мальчик перестал ощущать пол под ногами. Ему очень захотелось в туалет. Он шел медленно и с каждым вдохом, получал новую порцию адреналина. Она была мертва. Рафаэль не успел.
    Пирожок!
    Скрипучий голос.
    Рафаэль пискляво заверещал. Искаженное лицо бабушки появилось вспышкой у него перед глазами и встряхнуло нервную систему. Большие желтые глаза, впалые щеки, синие губы, какое-то необъяснимое сумасшествие в улыбке.
    - Солнышко, что с тобой? – уже четче изрекало приведение?
    зомби?
    бабушка?
    Мальчик встряхнул головой, но родной лик никуда не исчез. Более того, мрачная дымка рассеивалась и возвращала бабушке жизнь. Она зевнула, поскрипывая костями поднялась с кресла и наклонилась к нему. Рафаэль подался назад, вытаращив глаза. Но заботливые руки бабули мигом пригрели перепуганного ребенка.
    Теплота – признак жизни.
    - Темноты испугался, глупенький?
    - Мне… мне такое приснилось, - всхлипывая, говорил Рафаэль. Он сомкнул руки на бабушкиной шее и крепко прижался. Она была живая и пахла пряностями.
    - Ну-ну, милый, всё прошло, - старушка гладила его по голове. – А я просто уснула на рекламе, сейчас такие длинные эти рекламные паузы стали делать, что не знаю прямо.
    У Рафаэль в голове что-то щелкнуло. Он устремил взгляд на часы, которые показывали «17:50». Теперь один набалдашник стрелки походил на сердце, а другой на молоток.
    - Ба, таблетки. Ты должна выпить свои таблетки, - изгибаясь, отстранился от нее мальчик.
    Бабуля причмокнула:
    - Вот дурная голова, забыла совсем валокордин принять, - она хлопнула себя по лбу и чмокнула внука. – Спасибо родненький. Повключай пока свет, а я на кухню пойду, выпью лекарство.
    Победа!
    Рафаэль в танце руками, ногами и задом нажимал на все выключатели, пока квартира не окунулась в ослепительное сияние. Мальчик был счастлив и доволен, что решение задачи оказалось именно таким. На радостях он поднял с ковра пульт, плюхнулся в кресло и защелкал телевизор. Бабуля бряцала на кухне, перебирая кастрюли и тарелки.
    Но маленькой, тоненькой иголкой виски пронзил знакомый тошнотворно сладкий голос:
    «Там еще третья задачка… родители ждут»
    Рафаэль слетел с кровати и больно упал на пол, ушибив плечо. Даже не крякнув, он поднялся на ноги и побежал в свою комнату. Там было неестественно светло. Настольная лампа освещала проклятую бумажку театральным прожектором и на ее фоне терялись прочие детали. Мальчик нехотя подошел к листику, борясь с насмешливым эхом в голове, которое повторяло: «родители ждут…». Именно первое слово он и узрел издалека в домашнем задании демона. Он читал стоя и с дрожью в коленках. Последние слова расплывались через заслонку из слез…
    Задача №3. У маленького мальчика есть любящие родители. Как-то они поехали отдыхать в Одессу и столкнулись с огромным грузовиком. В аварии погиб лишь один из членов семьи, причем известно, что выжил тот, кого мальчик любит больше всего. Так кто же разбился на смерть в этой страшной аварии?
    И пока Рафаэль пребывал в сверхскоростном полете в страну ужасов и самых худших фантазий, на листке замельтешили грифельные линии.

Оценка: 8.00 / 5       Ваша оценка: