• Www.amexpiter.ru

    Цены на изготовление печатей по оттиску www.amexpiter.ru.

    www.amexpiter.ru


Творчество поклонников

Естество. 4. Ледяное безумие

Добавлен
2009-05-01 13:45:43
Обращений
3936

© Сергей Власов "Естество. 4. Ледяное безумие"

   Для меня эта история началась совершенно неожиданно – с моего старого холодильника. Я проходил мимо этого древнего агрегата и вдруг заметил, что его распёрло, словно туго набитый саквояж, и с каждой секундой он становился всё больше. Наконец крепкая защёлка «ЗИЛа» не выдержала, и массивная дверь с грохотом распахнулась. Лёд устремился наружу, будто фарш из мясорубки, и вскоре им была заполнена немалая часть кухни. Я метался по квартире, не зная, что делать. Первое, что пришло мне в голову, – это сообщить о случившемся в коммунальную службу. Пообщавшись по телефону с диспетчером, я уселся в комнате, ожидая прихода мастера. Мне пообещали, что специалист прибудет в течение часа. Так начинался первый день моего долгожданного отпуска.
    Я никак не мог понять, что же все-таки происходит. С таким удивительным явлением я столкнулся впервые. Содержащаяся в воздухе влага кристаллизовалась на глазах. Формируя причудливые наросты, ослепительно белая масса расползалась по дому с неимоверной скоростью. Я не рискнул дотронуться до нее рукой и, взяв длинную алюминиевую трубку, которой было так удобно управляться со шторами, решил подковырнуть неведомую субстанцию. Но стоило только прикоснуться к её поверхности, как трубка мгновенно примёрзла, словно губы к металлической кружке при сильном морозе. Я едва успел отдёрнуть руку, и теперь вся ладонь горела, словно от контакта с углекислотой. Ледяной поток разделился на три рукава. Один двинулся в прихожую, к входной двери; другой, добравшись до кухонного подоконника, стал разрастаться ещё стремительнее. Он, несомненно, намеревался высадить окно и выбраться на улицу. Третье ледяное щупальце нагло подбиралось к моим ногам, и мне пришлось ретироваться на забитый хламом узенький балкончик моей однокомнатной квартиры.
    «Необходимо срочно что-то предпринять, – думал я, держась за металлические перила. – Второй этаж хоть и не пятый, но всё равно высоковато». Времени на раздумья оставалось всё меньше – белая мерзость находилась совсем рядом и, судя по всему, собиралась перевалить через невысокий балконный порожек. Ноги, не дожидаясь команды свыше, перенесли меня через ограждение, и я очутился на узком карнизе.
    Затем мне пришлось нагнуться и, ухватившись за арматурную стойку, спуститься чуть ниже. В итоге я беспомощно повис, тихо покачиваясь на краю балконной плиты. Покрасневшее от усилий, моё лицо, вероятно, выглядело очень глупо. Обескураженное сознание набиралось храбрости, чтобы разжать немеющие пальцы и броситься в пугающую бездну. Но я, конечно же, себя накручивал. При моём немаленьком росте до земли оставалось каких-нибудь метр – полтора. Неожиданно сверху послышался грохот и свалился какой-то крупный предмет. Вероятно, ледяной монстр высадил мою бронированную входную дверь.
    Онемевшие пальцы разжались. Вопреки ожиданиям мне посчастливилось, и я мягко приземлился на ноги, лишь слегка припав на колено. Поднявшись и отряхнув джинсы, я отошёл в сторону и посмотрел наверх. Ледяная масса успела заполнить часть балкона и сверкающими сосульками сползала вниз, образуя зубчатые сталактиты и тихо потрескивая. Затем раздался скрежет и звон разбитого стекла – кухонная рама упала в нескольких шагах от меня. Воздух наполнился пылью. В момент собралась толпа зевак. Они показывали пальцами то на меня, то на свисающий с балкона лёд и озабоченно жестикулировали руками. Вскоре от толпы отделилась любопытная старушка и направилась в мою сторону. Мне не хотелось всем разъяснять, что здесь происходит, так как я и сам ничего не понимал.
   
   
    В это тёплое майское утро редкие облака лежали белыми пушистыми перьями на невзбитой подушке сизого неба. Вдоль Сиреневого бульвара, пропитанный ароматом персидских соцветий, что-то нашёптывая и тихо вздыхая, прогуливался просыпающийся ветерок. Перебежав через проезжую часть, я ушёл подальше от толпы, присел на бульварную скамейку и продолжил наблюдать за происходящим. В моей голове варилась какая-то каша. «Что делать? Бежать в МЧС или милицию? Может позвонить? – рука потянулась к подсумку, но мобильник остался дома. – А что, собственно, мне удастся им объяснить? Подойду к дежурному и скажу: – Сержант! Из окон моей квартиры лезет какая-то белая гадость! – Психушка обеспечена. Шмотки, компьютер – всё пропало. Всё!!! Пойти к Денису? Он как раз заканчивает работу. Может, мы вдвоём разберемся, что к чему», – я поднялся со скамейки и направился в сторону трамвайной остановки.
    Мой друг Денис работал охранником на автостоянке в районе ВВЦ. Этим утром у него заканчивалось ночное дежурство. Я подумал, что, может, он мне все объяснит. Во всяком случае, рассказать об этой чертовщине, кроме него, на тот момент мне было некому.
    Внутри подземной многоярусной стоянки было прохладно. Пахло машинным маслом и выхлопными газами. Коренастый блондинчик сидел в небольшой комнате перед скоплением мерцающих мониторов, дожёвывая остатки завтрака.
    - Ты чего пришёл в такую рань? Не спится? – удивлённо произнёс он, пожимая мою руку.
    - Не до того сейчас! Послушай лучше, какая бредятина со мной произошла.
    И я подробно рассказал о том, что случилось. Приятель, не отрываясь, смотрел на меня некоторое время. Затем недоверчиво ухмыльнулся и произнёс:
    - Ты прикалываешься, да?
    - Конечно! Припёрся к тебе на работу с утра пораньше, вместо того чтобы нежиться в постели и наслаждаться отпуском. Предварительно высыпал на голову ведро извёстки, – я стряхнул со своих ещё недавно тёмных волос остатки серой пыли, – и принялся рассказывать сказки.
    Я видел, что мой приятель еще сомневается. Он разглядывал мою зелёную перепачканную побелкой футболку, затем вызвал по громкой связи своего сменщика, который, потягиваясь, курил у въезда в гаражи и, собрав свои вещи в коричневую брезентовую сумку, вышел в дверь, увлекая меня за собой.
   
    Мы мчались на его старенькой «ниве» к себе в Северное Измайлово, по раздолбанной дороге, временами выскакивая на трамвайные пути. Денис жил недалеко от меня, в том же районе, только немного южнее. Приятель вел машину, потягивая сигарету и временами потирая покрасневшие после бессонной ночи глаза. На подъезде к родному кварталу нас остановил сотрудник ДПС. Он проверил у Дениса документы на машину и вежливо объяснил, что все дороги, ведущие в направлении этого района, перекрыты в связи с проведением особой операции. Больше офицер ничего объяснять не стал, а просто попросил нас развернуться и следовать в объезд данной территории. Затем он жезлом остановил красную «шкоду» и, сделав под козырёк, последовал разъяснять следующему водителю, что проезд закрыт, хотя это и так было очевидно – прямо посреди дороги стоял запрещающий знак.
    Сдав назад, мы свернули во двор, ну а там все закоулки и «потайные тропы» нам были хорошо известны. Дальше мы решили идти пешком. Оставив машину на парковочном месте возле одного из подъездов, мы двинулись в направлении моего дома – по лабиринтам дворов, через весь квартал. По дороге нам встречались перепуганные люди. Они заметно торопились и часто оглядывались назад. Денис удивлённо посмотрел на меня – я в ответ лишь пожал плечами.
    - Что-то мне не нравится вся эта суета, – произнёс он, и мы направились к металлическому забору, к тому месту, где было с корнем выворочено несколько прутьев. Пройдя сквозь ограду, мы вынуждены были остановиться.
    С обширной школьной площадки открывался вид на мой дом и соседние строения. Картина, которая предстала перед глазами, шокировала своей красотой и ужасом. Все здания к востоку от нас полностью или частично были покрыты толстой коркой льда. Они ослепляли своей белизной, переливались и искрились под лучами яркого майского солнца, словно девственные высокогорные ледники Тибета.
    - Это что – всемирное обледенение?! – возбуждённо воскликнул Денис. Он быстро перевёл взгляд в направлении своего дома. Строения, находившиеся с южной стороны, оставались ещё не тронутыми этим ледяным безумием, и приятель заметно успокоился. – После твоего рассказа я, конечно, мог предположить нечто из ряда вон выходящее, но увидеть такое!!! – он снова посмотрел на ледяные наросты. – Да что увидеть? Представить подобное я не смог бы, даже задействовав всю свою богатую фантазию.
    -Хватит разводить демагогию, – одёрнул его я, указав на приближающегося к нам человека в военной форме с огромной овчаркой на коротком поводке.
    - Вы чего здесь шастаете? – закричал он на нас, а его спутница, зарычав, оскалилась.
    - А в чём дело? – я сделал вид, что спокоен, но на самом деле мой зад уже готовился испытать прочность собачьей хватки. – Я живу в том доме, – я поднял руку, и подрагивающий палец указал на самое обледеневшее строение.
    - Да, ребятки, – произнёс он, показывая всем своим видом возрастное превосходство, хотя выглядел он немногим старше нас – лет тридцать. – О своей хате можете забыть на неопределённое время, – военный сунул в зубы дешёвенькую сигаретку и прикурил. – Этот квартал подлежит стопроцентной эвакуации до выяснения всех обстоятельств.
    - Но, может, я просто посмотрю... – решил поканючить я.
    - Вы что, идиоты? Не видите, что происходит?
    - А что происходит? – Денис вопросительно посмотрел на вояку.
    - Да чёрт его знает, – немного помедлив, ответил тот, не отводя взгляда от ледяного потока, который, словно пожарная пена, занял всё пространство между обледеневшими домами и заметно двигался к нам. – Наше подразделение расставили по периметру этого образования для защиты опустевших квартир от мародёров. Это всё, что мне положено знать. Да и остальным, наверняка, известно не больше, – он ещё пару раз затянулся, потом, затоптав окурок, произнёс: – Так что валите-ка, ребятки, отсюда подобру-поздорову, пока живы. А то ведь некоторым не так повезло, как вам, – военный одёрнул тянувшую его в сторону собаку и отправился дальше охранять вверенную ему территорию.
    - Ладно, – произнёс Денис, – пойдем отгоним к дому машину, а потом – ко мне: поедим, новости послушаем, а как быть дальше – будем решать.
   
    Приятель жил на восьмом этаже девятиэтажной башни. Жену и маленького сына он отправил на месяц к родственникам в деревню, а сам остался в душной Москве подзаработать денег, пожертвовав очередным законным отпуском. Так что квартира была свободна от домочадцев, и я, быстренько приняв душ, без стеснения развалился на кресле, перед телевизором, в одних плавках с бутылкой «Колы» в руке.
    Пока Денис копошился на кухне, разогревая дежурные консервы, я включил телевизор и, бегая по каналам, пытался найти хоть какое-то сообщение о странном явлении, лишившем меня крова. Передачи шли в обычном режиме, и даже намёков на происходящее бедствие не было.
    - Ступай поешь! Я пока ополоснусь, – сказал приятель с набитым ртом и закрылся в ванной.
    Через некоторое время на первом канале центрального телевидения появилась заставка экстренного выпуска новостей.

Оценка: 9.00 / 1       Ваша оценка: