Творчество поклонников

Проклятые чудеса

Добавлен
2009-05-19 00:27:38
Обращений
4190

© Валентин Мазуров "Проклятые чудеса"

    Она бегло осматривает Пантелея, отряхивается и прохаживается по сухому асфальту. Собака не наступает на заднюю лапу, которая выбита в районе косточки и вскоре ложится рядом с Пантелеем.
    - Как вас зовут?
    - Арина. Арина Эдуардовна.
    - Арина Эдуардовна, вся загвоздка в том, что я действительно лечу всё. Любую опухоль, цирроз печени, болезни крови или костного мозга, сердечные недуги, если понадобится ветрянку или насморк. Мне совсем не сложно. Но всё, что завязано на психосоматике, зависимости или слабохарактерности - это не мой профиль. Тут скорее церковь, психологи или народная медицина
    - Шут гороховый! – кричит женщина и бросает трубку.
    - А чего нервничать, я ведь не вру, - доверительно говорит бездомной собаке Пантелей, на что та шевелит ушами. Пантелей садится на корточки рядом с дворнягой, снимает перчатки с правой руки и собака начинает лизать ее.
    Вверх по улице, пошатываясь, пробует подняться спортивная иномарка, но ее колеса предательски проскальзывают. Из-под резины вылетают крупицы грязного снега. Лоснящийся мажорчик за рулем БМВ подзывает Пантелея на помощь, но тот благородно отмораживается.
    По тротуару на запряженных в папу санках скользит довольный карапуз.
   
    4
    Пантелей любит долгие прогулки. Особенно в зимнюю пору, когда мир вокруг кажется светлее и чище.
    Над парадными дверьми школы стрелки часов показывают половину шестого, а улицы совсем безлюдны. Снег давно перестал шутливо кружиться и теперь сыплется с небес, как мука из прорванного мешка. Деревья прогибаются под тяжестью зимних фраков.
    Когда ветер дует в спину еще можно совладать со стихией, но стоит подставить лицо, как его обжигает ледяными иголочками.
    - Молодой человек, помогите перейти дорогу, а то очень скользко, - обращается к Пантелею возле администрации президента старенькая бабуля с потертой кошелкой в руке.
    - Вы за нынешнего президента голосовали? – укрываясь от снега рукой, спрашивает Пантелей.
    - Да, дорогой, а что?
    - Тогда вам надо подойти под вон тот помпезный домик с колоннами и попросить, Витеньку. Он выйдет и поможет. У него работа такая – заботится об украинском народе. Жаль, у меня телефона мэра нет, тот - настоящий старушкофил…
    - Тьху на тебе, юродивый, - бабуля машет рукой и шепчет ряд проклятий, осторожно переходя дорогу.
    Чем приятен путь наверх, что если он не смертный, то обязательно будет спуск. И Пантелей теперь шаркает вниз, ноги сами несут по коварно присыпанной снегом гололедице.
    - Васю, у тэбэ гроши есть? – материализуются из снега двое ребят в дубленках и ушанках. От них несет перегаром, словно бахнули по бутылке антифриза.
    - Ты типа блатной? – подхватил второй - узколицый с впалыми щеками. Первый же был здоровенный пузатый боров с побитым оспой лицом и маленькими шальными глазками.
    - Какие предъявы братки, с какого района, кого знаем? – Вместо того чтобы спустить капюшон Пантелей откидывает назад голову, дабы смотреть «типочкам» в лицо.
    - Мы с Кодаков Киевской области, тому сралы на столычни прыколы, а ты будешь видгрибаты, - расписывается узкий, а сам чуть отступает, чтоб его здоровый друг оказался на передовой.
    - Браток, долгани червончик и гуляй соби.
    - Так бы сразу и сказали, а то придумываете. – Пантелей расстегивает куртку и из кармана джемпера достает десять гривен, бережно складывает их пополам, но потом возвращает на место. – А давайте в честь праздников я вам пятьдесят дам?
    - Тоди точно чипаты не будем, - обещает узкий и потирает замерзшие руки. Снег за короткое время разговора успевает притрусить ребятам головы.
    Пантелей берет пятидесятку, разравнивает ее, харкает в середину, мнет и швыряет на грязное месиво дороги.
    - Вам осталось просто подобрать, - говорит он и спокойно идет дальше.
    - Я тебе вбъю, падло! – только и произносит страшный здоровяк, как Пантелей выразительно демонстрирует пистолет в руке.
    - Хоть пули и резиновые, но оружие настоящее, идите с миром.
    И что самое интересное поддатые хлопцы слушаются. Никакого геройства. А чуть позже, когда Пантелей скроется из виду, поднимут заплеванную купюру, оботрут об свитер и купят на нее пива и водки.
   
    5
    Снег сглаживает городские черты, как театральный грим. И не так нелепо смотрятся модерновые дома в историческом центре, не режут глаз стройки рядом с парками, не возмущают вытесняющие детские площадки парковки.
    Пантелей останавливается возле входа в монастырь – ему срочно понадобилось согреться.
    - Сынок, подай на лечение, благослови тебя Господь, - просит жалкая женщина в косынке с синими ободками вокруг глаз.
    Пантелей, не раздумывая, достает из-за спины пистолет и бросает ей в картонную коробочку.
    - Он пластмассовый, но при большом желании это не помешает грабануть сберкассу…
    Идет вечерняя служба. Пантелей не крестится, заходя в храм, но капюшон приспускает. За церковной лавкой сидят священник и женщина в очках, торгуя свечами и молитвами. И Пантелей не придал бы значение продолговатому лотку, если б не увидел возле него знакомую маму с дочкой. Та самая малышка, которая стояла перед ним к Санте. Ее мама о чем-то сосредоточено беседует со священником, пока очаровашка внимательно изучает нижние витрины с иконами. Она такая же деловая леди, как мама и многозначительно крестится на лик Святого Николая Чудотворца.
    - … тогда лучше сорокоголосную литургию. На чье имя? – доносятся обрывки фраз батюшки.
    - Подскажите, пожалуйста, а куда можно пожертвовать деньги на лечение детей? – несмело шепотом спрашивает низкорослый дядечка с редкими волосами и придурочно-ровной челкой.
    - Доброго вечера, благослови вас Господь. – Пантелей перекрещивает воздух. – Вы конкретно хотите деньги отдать или на общие нужды сиротских душ?
    - Я бы церкви отдал, а там уж решат, - продолжает шептать коротконогий добродетель.
    - Хорошо. Я сейчас позову отца Ярослава… а сумма большая?
    - Нет-нет, что вы. Всего 500 гривен, просто у вас столько ящичков и все по-разному подписаны, на «убранство церкви», «ремонт храма»… а я бы хотел в какой-то общий фонд, для деток.
    - Я вас понимаю. Это не малые деньги, мы манны небесной не ловим. Каждая крошка хлеба принесенная в пожертвование, может спасти человеческую жизнь.
    - Да что вы, в самом деле…
    - Нет ничего постыдного в добродетели и благодарности за нее. Я смотрю отец Ярослав пока занят, общается с прихожанкой, если хотите я сам передам ему деньги.
    - Нет, лучше…
    - Только скажите как ваше имя. Мы записываем имена меценатов и потом читаем молебны за их благополучие. Понимаете, редко можно встретить добродушных людей.
    - Артур…
    - От имени всех монахов, спасибо вам, Артур. Каждая гривна пойдет в помощь нуждающимся, чтобы вы не сомневались.
    Озаренный Артур протягивает пять купюр, избавившись от последних сомнений.
    - Спаси и сохрани вас ангел-покровитель Святый Артур. Знаете, что врата нашего храма всегда для вас открыты.
    Мужик хочет что-то ответить, но лучезарная улыбка не сходит с его уст и он просто отмахивается, потопав на улицу. Пантелей провожает его восхищенным взглядом, но как только Артур исчезает за порог, он небрежно запихивает деньги в задний карман спортивок и довольный проходит в основной зал.
    Запах ладана, тепло плавленого воска и чистая мелодия церковного пения. Живая елка высочит под купол церкви, откуда на людей поглядывают ангелы. На ней висят разноцветные шары, блестит дождик и мигают гирлянды. Красиво смотрятся над входом за алтарь неоновые елки, плавно переливающиеся всеми оттенками радуги. Но, как ни парадоксально, самое новогоднее украшение – это подсвечники, в ячейках которых нет свободного места. Тысячи огоньков.
    Пантелей часто здесь бывает. Саму службу редко слушает, зато любит наблюдать за людьми, за разными языками общения с Богом. Сейчас он следит за молодой девушкой, губами вторящей всем молитвам. Крестится четко и широко, подолгу стоит у икон, не спешит. Сейчас она склоняется над ликом Девы Марии, который проявился на стекле. Ее доченька стоит рядом и, держась за мамину юбку, большими глазами внимает интерьер церкви. Это снова они, знакомые по очереди! Вскоре мама поднимает Машу к иконе, и она шустро целует ее и прижимает к стеклу крошечный лобик
    - Здравствуй Пантелейман, - кладет руку на плечо Пантелею большой, крупнолицый батюшка с растрепанной русой бородой.
    - Здрасьте отец Ростислав.
    - Всё не подпускаешь к себе Господа, стоишь в стороне.
    - Я вообще не особо общителен, а с вами разговариваю лишь потому, что перекрась вы бороду в белый цвет, то будете вылитый Дед Мороз.
    - Стало быть веришь в чудеса?
    - У меня нет другого выхода, когда живешь по соседству со снежным человеком, глупо говорить, что его не существует. Хотя стекло вон то – для меня просто стекло, а не образ святой.
    - Какая упорная борьба в тебе, Пантелейман. И когда почувствуешь, что исход ее определен, приди ко мне, не стесняйся.
    - Спасибо. Лучше просто зайду поговорить о жизни или политике. Всегда интересно услышать мнение Бога по поводу Путина…
    - Господь не вещает нашими устами, мы лишь слуги Его, которые помогают выстраивать мостик между всяким приходящим в церковь и Всевышним. А на самом деле священнослужители обычные люди.
    - … да, только ударив себя молотком по пальцу, кричат: «прости Господи».
    - Бог прощает твое словоблудие, осталось тебе научиться прощать.
    - Уже учусь, отец Ростислав. Макса из «Бригады» простил за убийство друзей Белого. Ой! Пойду я уже, а то опоздаю на вечерний сериал.
    - Храни тебя Бог, Пантелейман.
    - Чуть не забыл, - Пантелей опускает руку в задний карман, недолго перебирает там пальцами и достает четыреста гривен. – Вот, хочу пожертвовать на благоустройство церкви… ой нет… лучше на здоровье больных детей.
    - Если действительно хочешь сделать доброе дело, лучше сдай кровь. А чужие деньги не принесут тебе счастья.
    - М-м, пока печатную машинку не куплю все деньги будут чужими. Прощайте, отец Ростислав.
    Снегопад не сбавляет оборотов, ограничивая видимость и насыщая воздух зимой. Сквозь снежную пелену виднеются тусклые огоньки фонарей. Пантелей опускает деньги в деревянный сундучок. Какую именно сумму мы не видим.
   
    6
    В салоне ползущей как умирающая черепаха машины горлопанит радио и слышно из приоткрытого окна, что «в Киеве 7 часов». Видно еще не скоро выедет снегоочистительная техника и приступит к укрощению стихии, потому те горемыки, которые живут вопреки жизненному расписанию горслужб, скользят и плетутся как по тонкому речному льду.
    - Эй, дружище, помоги машину толкнуть, - подбегает к Пантелею краснолицый парень в вязанном свитере и с перепачканными руками.

Оценка: 8.71 / 7       Ваша оценка: