Творчество поклонников

Черным по белому

Добавлен
2009-05-25 12:25:46
Обращений
5182

© Олька Зинченко "Черным по белому"

   
    Когда их руки на мгновение соприкоснулись, она почувствовала что-то еще. Что-то такое….Она не могла вспомнить что именно, но это повисло над ее головой незримой тяжестью. Что-то ….
    (О маленьких мальчиках и заброшенных стройках?)
    …о чем вспоминать, возможно, не следовало.
    - Я не уверен но, кажется, я вчера повел себя недостойно…- Шаман явно не привык расшаркиваться.
    -Ух ты! – Дальше она не слушала, ее внимание было всецело поглощено чудом, ютившемся на тетрадном листке в клетку. Чувствовалось, что его и Меродаха нарисовал один человек. Рисунок был великолепен.
    В существе так же просматривалось что-то кошачье, но на этом сходство заканчивалось. Ни о какой мудрости, как и о спокойствии, здесь не шла речь. Его зеленые глаза выражали агрессию, близкую к бешенству. Выгнутая спина, стоящие торчком уши на чуть опущенной голове, разинутая в полуухмылке пасть – все говорило о том, что оно готовиться к прыжку. Участи жертвы нельзя было позавидовать.
    Маша влюбилась в этот рисунок. Ей нравилось все. Мышцы, играющие под кожей, шипы идущие по спине от загривка к вилоподобному хвосту. Это существо было живым и диким. В нем чувствовалась первобытная сила. Безудержная, не ведающая преград, как сама смерть.
    - Нравиться? Ну да, как же еще. – Шаман сложил лапищи на внушительных размеров животе. – Почему-то принято считать, что адские гончие – собаки…
    Начал он тоном профессора, но Маша не дала ему закончить.
    - Я назову его Черч.
    - В честь Уинстона Черчилля?
    -Нет. В честь кота из «Кладбища домашних животных».
    - Да, но того кота… Впрочем неважно. Я рад, что тебе понравилось, - но тон его говорил об обратном. Казалось, он был чем-то раздосадован.- Очень печально, что тебе нравиться быть такой…
    - Ага, - он говорил что-то еще, этот несуразно большой человек, любящий говорить загадками. И Маша знала, что нужно улыбаться и говорить «спасибо», но перед ее внутренним взглядом настойчиво маячил стакан с холодной водой, покрытый легкой испариной, и капелькой, прокладывающей по ней дорогу.
    Было кое-что еще. Кое-что, что ей удавалось пока игнорировать. Та самая тяжесть, повисшая над ее головой, давала о себе знать. Что то было сказано вчера… Маше казалось она уже слышит поскрипывание веревки, готовой вот-вот лопнуть и чем дольше она находиться рядом с этим человеком…
    - Всего хорошего, - она просто закрыла дверь, отсекая его от себя. Сразу стало легче.
    На лестничной клетке, высокий полный человек неуклюже переминался с ноги на ногу, словно не как ни мог решиться на что-то. После, шумно выдохнул, развернулся и принялся спускаться по лестнице.
   
    Да, так вот и случилось. Но теперь все было кончено – она получила то, что хотела, и в этом не было ничего удивительного. Только вот задерживаться не стоило. Маша не привыкла корить себя за неправильные решения, нужно было сосредоточиться на сложившейся ситуации. Кто-то шел за ней. Кто-то шел за ней – и этого нельзя было игнорировать более.
    Но ведь был выход – выход всегда был, оставим фатализм неудачникам. Она слышала о парне, отбившемся от пятерых, подвернувшейся под руку кошкой. Кошка, конечно боя не пережила, но парень выжил.
    Маша обернулась.
    Как раз, что бы успеть увидеть, как огромное существо буквально стекает с дерева. Адская кошка мягко приземлилась на лапы. Она не природно пластична, несмотря на свою общую несуразность. «В перспективе она довольно непривлекательна», - приходит Маше неожиданная мысль. Ее правая лапа заметно длиннее левой, хребет покрытый шипами просматривающийся на тощей спине смещен в левую сторону.
    Правое ухо будто сползло вниз. «Он ошибся в проекции, когда наносил рисунок на кожу – вот как все просто объясняется». - Ей вдруг захотелось рассмеяться.
    «Парень отбившийся кошкой – какая дельная мысль. И кто скажет, что у твоего Бози нет чувства юмора?» - голос Шамана в ее голове. Ну кого же еще?
    Маша никогда не была робкого десятка. Она всегда кивала, безмолвно спрашивая: «Что нужно?» - если кто-либо слишком долго задерживал на ней взгляд. Она мысленно представляла себе зеркало, если это была пожилая женщина (верное средство от сглаза), но никогда, никогда она не отводила взгляд. И теперь, глядя прямо в эти пылающие запредельным пламенем глаза, она понимает всю абсурдность фразы о том, что умереть можно только один раз.
    Когда неестественно длинные зубы сомкнулись на ее икре, мягко, так, словно ее плоть и не была преградой вовсе, за секунду до того как ее разум захлестнет волна ужаса, Маша успевает подумать: « Это я. Вот она, моя суть. У кого то она проявляется в расположении морщин на лице… А это моя – вот она. Я смотрю в глаза себе самой».
    Кровь била из раны толчками, словно из не до конца закрученного питьевого фонтанчика, когда тварь, щелкнув раздвоенным хвостом, повалила девушку на землю. Маша не почувствовала удара – она находилась далеко от залитого ее собственной кровью пятачка парка.
    Где-то, в одном из проулков ее сознания, где-то на заброшенной стройке, она не испугавшись, протянула руку готовому вот-вот сорваться пареньку, чьи глаза были налиты ужасом. Она не могла позволить, что бы он рухнул туда вниз, на битые кирпичи, подняв облачко пыли. И она тащила что есть мочи…тащила из последних сил.
   
    - А ведь знаешь - подбирать их с каждым разом все сложнее.
    Огромный зверь скользнул к дереву, на голос. Свет луны показавшейся в прорехе облаков вырвал из темноты высокую фигуру, облокотившуюся на ствол. Тварь прижалась к фигуре, норовя поймать мордой руку, трясь об нее. Из груди ее донеслось урчание.
    - Я знаю, что она сделала, но от этого как-то не легче, - Шаман рассеянно потрепал существо по окровавленной морде. – Но, как говорил Экзюпери: «Ты всегда в ответе за тех, кого приручил».

Оценка: 3.00 / 1       Ваша оценка: