Творчество поклонников

Шоу Гаспара

Добавлен
2009-06-05 01:38:55
Обращений
7394

© Янина Логвин "Шоу Гаспара"

    Ты не против?
    Димон оскалился.
    - Я польщен Марго! – сказал он. – Это все? Или ты в порыве душевного экстаза желаешь писать с натуры мой портрет?
    Рита скривила губы в недоброй ухмылке.
    -Увы, Креймец, мои скудные способности не в силах передать твоих ярких достоинств. Ни в каком виде. Но ты, надеюсь, не в обиде.
    Димон развел руками и ласково заулыбался:
    - Как можно, радость моя! Как можно…Тебе просто не хватает широты взгляда, - сделал он вывод. - Поработай над собой, Ритуль. Возможно, при должном подходе к делу, я бы смог тебя удивить…
    - Да? – Рита вскинула брови. – Чем? Глубоким чувством юмора? Или может…- её взгляд упал на худые щиколотки Димона, - бритыми ногами?
    Уровень тестостерона в Димкином организме явно зашкаливал, о чем свидетельствовала буйная растительность на руках и ногах. Представить длинные кривые ноги Димона без волос, было равносильно представить его неказистое тело в трико и балетной пачке.
    - Фу, Марго! – возмутился Сашка, прекратив терзать плечи Ксении. – Ты не права. У Димона редкое жизнелюбие, а ты, подруга, - рубишь на корню! Будь проще, Слаева, и добрее, - сказал он, - и тебя вспомнят потомки. Я позабочусь, хочешь?
    Девушка покачала головой и улыбнулась:
    - Не забивай мозги ерундой, Лешенко, - сказала она. - Расслабься и наслаждайся жизнью, пока она тебя балует. Ведь балует? – спросила Рита, глядя на Ксению.
    - А то! – Сашка довольно потянулся. – Дает по полной! Правда, Ксюш?!
    Димка Креймец, глядя на влюбленную парочку, скривился:
    - Кто бы сомневался, - фыркнул он и окинул Риту оценивающим взглядом. – Я смотрю, ты переменчива как весна Марго, если хочешь. Не девушка, а сто кило сплошного очарования! Достанется же такая кому-нибудь… - Димон покачал головой, усмехнулся и вытянул ноги. – Жаль - не мне.
    Взгляд Маргариты скользнул по сбитому носку кроссовка дальнего родственника и остановился на его руке нервно теребящей кепку.
    - Зависть к чужому счастью не идет тебе на пользу Креймец, - сказала она. – Подумай об этом.
    Димон застыл, словно задетый за живое, смял кепку и впился в девушку злым взглядом.
    - А тебе? – спросил он её. – Тебе идет?
    Рита сжала губы, и на долю секунды я поймал её взгляд.
    - И мне, - сказала она, помолчав.
    - Тогда может закончим пустой треп, Марго, и ты, наконец, скажешь, чего тебе надо?! – рассердился друг. – А то я знаешь, начинаю заводиться.
    Опустив подбородок, Рита шагнула вперед.
    – Верни вещь мне принадлежащую, Креймец, - тихо сказала она. – По хорошему. И я уйду.
    Димон от неожиданности отвесил челюсть.
    - Че-го? – не понял он. – Ты серьезно?
    Рита кивнула.
    - Более чем. Моё – отдай.
    Мы все с интересом затаили дыхание, глядя, как наш друг растерянно поднял брови.
    - Ты рехнулась Слаева?! – спросил он девушку, зло оглядывая её. – Что за хрень ты несешь?
    - Что слышал, - ответила Рита. - Я жду.
    После минутного штопора, потребовавшегося Димону, чтобы вернуть челюсть на место и спикировать мысли в нужном направлении, его глаза медленно налились кровью. Он подался вперед и проговорил, раздражено играя желваками:
    - В этой жизни, Слаева, я с тобой пересекаюсь не чаще чем с экватором! Когда это Я у тебя что-либо брал, подруга? В жутком сне?!
    Глаза Лешего так и засверкали любопытством. Он вскочил, обнял Димона за плечи и уставился на Риту.
    - Марго, ты что, потеряла девственность? – ликующе спросил он и хлопнул друга по спине. - Давно пора было.…Поздравляю.
    Рита смерила Лешенко усталым взглядом.
    - Да пошел ты…
    - Нет, я серьезно, - не унимался Сашка. – Маргоша, но тут такое дело…с возвратом…
    - Шурик, слышь, завянь. – Твердый голос Ксении вернул дружка на место. Подняв руки, он послушно ретировался.
    Оставив Наташку одиноко сидеть на траве, я поднялся и подошел к Рите. Её напряженная спина и немигающий взгляд, нацеленный на моего опешившего друга, говорили о серьезности ею сказанного.
    - Не будь гадом Креймец, - настаивала она.
    - Да что?! Что отдать, мать твою?! – взбесился Димон. – Какого черта!
    - Что случилось Рита? Может, объяснишь, в чем дело. - Я осторожно взял девушку за локоть. Она одернула руку, но ответила.
    - Ты слышал, - сказала она. - У меня пропала девственность.
    Сашка виновато улыбнулся:
    - Марго, я же пошутил! – сказал он. – Неудачно пошутил.
    В глазах Риты отразилась боль.
    - А я – нет! – отрезала она и неожиданно заплакала, закрыв лицо руками. - Я хочу, что б он, мне её вернул.
    Димка Креймец вскочил.
    - Ты с ума сошла…дура! – заорал он и посмотрел на нас с мольбой. – Что за бред…
    Мы все переглянулись. Безмятежность и легкое настроение исчезли без следа, посеяв растерянность. Подозревать Риту в слабоумие не было никаких оснований, впрочем, как и каждого из нас. Но и шутку это действо не напоминало. На Димона было больно смотреть, как и на Риту. Именно по причине нашей общей растерянности и неожиданности ситуации я спросил её, глядя на всхлипывающие плечи (вот уж не думал, что когда-нибудь увижу её в слезах):
    - Рита, а с чего ты взяла, что твою дев… - я запнулся, - что это – взял он?
    Спросив такую глупость, я вовсе не надеялся услышать ответ. Я лишь хотел дотронуться до неё. Но она ответила. Ответила, загоняя нас и себя в еще более глухой тупик.
    - Понимаешь, - Рита обернулась ко мне и её глаза, полные слез и обиды, в надежде на понимание, осторожно, почти нежно ощупали мое лицо. Ощупали так, как заблудившийся в болотах путник длинной корягой пробует топь, боясь в который раз ошибиться и не найти тот самый клочок почвы, который наконец-то выведет его к земле и позволит стать на твердые ноги.
    - Понимаешь, - сказала она, поднимая взгляд, - утром я получила письмо. Ужасное письмо. Грязная анонимка! Вот оно… - Рита покопалась в сумке, похожей на старый, истерзанный солнцем и ветром рюкзак, и достала оттуда мятый конверт. – И все бы ничего, но тут сказано.… Тут …- сжав конверт, она казалось, онемела от охватившего её негодования. Волна ярости, которая в этот миг накатила на неё, затрясла её тело и, судя по тому, как зардели лицо и шея, – вскипятила кровь. Было похоже, что только лишь наше присутствие заставило девушку таки взять себя в руки. Но мы ошиблись.
    – Сволочь! – едва её взгляд коснулся бледных скул Креймеца, как Рита рванулась вперед. Её губы задрожали в крике: - Грязная сволочь! Тварь! Мне все рассказали!
    Ого! Нам всем ничего не оставалось, как вновь обменяться недоуменными взглядами.
    - Рита, успокойся! - тихо, но твердо сказал я, надеясь, что мой спокойный тон вернет девушку в норму. – Успокойся и скажи, что происходит? Ты сказала, - попытался разобраться я, но делом это оказалось нелегким, - что потеряла…точнее, что у тебя пропала …что Димон взял у тебя…черт! – я был зол на себя за то, что не мог выплюнуть из себя это дурацкое слово, - твою девственность. Но, Рита, - я перевел дух и взглянул на потерявшего дар речи Креймеца, - Димон наш друг и я уверен: он мухи не обидит. Это письмо – наверняка чья-то неудачная шутка, вот и все. - Я даже не заметил, как обнял её и теперь мои мышцы пребывали в напряжении, силясь удержать девушку. Тщетно.
    Рита освободилась, развернулась, и я увидел, как её руки неестественно выпрямились вдоль тела, став похожи на гипсовые опоры, а глаза сузились.
    - Шутка?! – громко спросила она, и от обиды её лицо скривилось. – Шутка?! Я не какая-нибудь наивная дура, Макс, чтобы верить подобной анонимной грязи, или чьим-то пошлым шуткам! Я не вчера родилась!
    - Тогда в чем дело?
    - В чем? – переспросила она и неожиданно стушевалась. Её руки-опоры вслед за плечами обмякли, увяли, и на глазах превратились в плети. Взгляд, обежав наши лица, стал сползать вниз, к ногам. – Да в том, что.… В том, что… - забубнила она, но, поймав себя за этим бормотанием, собралась с духом, и вскинула вверх, сникший было подбородок.
    - Дело в том, что я посмотрела, и её не оказалось на месте, - решительно произнесла она, уже смело глядя в наши глаза. – Да, я посмотрела!
    Вот те на.
    - Что-о?! – Судя по тому, как стремительно взлетели вверх Сашкины брови, а затем и руки – он был потрясен. – Посмотрела?! – воскликнул он и, вскочив на ноги, громко чертыхнулся: - Твою мать Слаева…Ты не шутишь?! Ты хочешь сказать, что пока ты зубрила курсовую, или чем ты там еще занималась, - он отмахнулся, - у тебя нагло стащили девичью честь?! Незаметно? Как кошелёк из сумочки? И доложили об этом в письменном виде?
    - Именно!
    Сашка поджал губы и, округлив глаза, закрутил головой.
    - Ну ты даешь подруга….- недоверчиво сказал он. – Надо же.…Вот это номер! Вы слышали?
    Проигнорировав Сашкин выпад, Рита настояла на своём.
    - Что бы вы ни думали: написанное в письме оказалось правдой!
    Я уничтожил друга взглядом, а после неудавшейся попытки телепатического убийства заговорил, с трудом подбирая нужные слова:
    - Какой правдой Рита?! О чем ты говоришь? – С девушкой определенно что-то творилось и мне хотелось верить, что я мог ей помочь. - О таком событии… - я осекся, - о таком интимном факте, как потеря девственности, не сообщают в письмах, тем более анонимных. Это же…- окончательно растерявшись, шепотом, я еле закончил начатую речь, - это…неприлично.
    - Да?! – Рита вновь смутилась и её ищущий взгляд стал походить на руку утопающего, отчаянно бьющую по воде в попытке дотянуться, зацепиться за столь вожделенный спасательный круг. Брошенный сочувствующей, но неумелой рукой за возможные пределы. Пределы – в которых не было место жалости. Где царила лишь мерно перекатывающаяся волна.
    Уж я ли был этим кругом - не знаю, но я не решался шагнуть навстречу.
    – Да?! Почему? – вновь спросила она.
    Это сделала Ксения. Шагнула навстречу.
    Она поднялась со скамейки, подошла к девушке и осторожно обняла её за плечи.
    - Ты хорошо себя чувствуешь, Рита? - спросила она, участливо всматриваясь в её лицо. – Это все предстоящие экзамены, да? – предположила. - Да?
    Но, словно не замечая Ксении, Рита продолжала смотреть на меня, ожидая ответа.
    - Почему не пишут, Макс? – спросила она. – На, посмотри!
    Не в силах ей отказать, я взял из её рук конверт, достал письмо и стал читать.
    На сложенном вдвое блокнотном листе в грубой форме сообщалось, ЧТО Рита потеряла и где ЭТО искать. Почерк был крупный, корявый и… какой-то детский. Нет, Димон на такое был не способен. На конверте, рядом с именем адресата значилось: «Лично в руки!»
    - Ну?! – Рита требовательно смотрела на меня. – Видишь?! Видишь Макс, все это - правда!
    Вырвав из моих рук письмо, она повернулась к Ксении.
    - Посмотри! Убедись сама! – попросила она девушку.
    Но руки Ксении, скользнув по полным Ритиным плечам, упали вниз.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: