Творчество поклонников

Heccrfz bcnjhbz Cnbdtyf Rbyuf

Добавлен
2009-08-10 03:53:18
Обращений
3385

© Ринат Фарафутдинов "Heccrfz bcnjhbz Cnbdtyf Rbyuf"

   День нужно было чем-то занять, а хер чесался жутко, ну я и решил по блядюшникам пройтись. Обзвонил несколько салонов, договорился о визите в один с наиболее благозвучным названием. Администраторша пообещала, что на выбор будет пять девочек, назвала адрес и время. Рыпаться желания не было, поэтому я покумарил немного в машине. На улицах стоял такой жуткий срач - конец октября выдался чертовски холодным, врезаться в общую массу творящегося на дорогах говна не хотелось, но как выяснилось позже, когда я завел машину и выехал, вполне моглось.
    По ходу дела оказалось, что в оговоренное время я никак не успеваю. Пришлось звонить. Администраторша понимающе выслушала меня. Мы оговорили все по новой. Она тепло со мной попрощалась. Я нажал на завершение вызова. Администраторы салонов, подумал я, на секунду отвлекшись от дороги и закрыв глаза, эти льстивые бестии, нарочито сексуальные девушки-заманухи. Дорогие игрушки не доступные простым смертным, и самое страшное понимающие это. С блеском в глазах, озорным светом свободы. Одним словом не чета шалавам. На этой мысли я сбился, будто споткнувшись. Прикинул, что если буду и дальше так рассуждать, то напрочь отобью все желание. Опущусь до долбоебского: «А вы тоже работаете?» в адрес администраторши. Получу отрицательный ответ и эрекцию как осенним ветром сдует.
    Салон был в центре. Навигатора у меня в машине не было, а адрес я понял смутно, поэтому, как только я нашел нужную улочку, спрятавшуюся в паутине себе подобных, я оставил машину и пошел пешком. Странно как это бывает – знакомство с городом. Сперва, это всегда просто этикетка из красивых фасадов. Затем по мере обживания территории, дворы-колодцы и зассаные парадные. Еще позже …
    Зазвонил телефон. Я ответил. Это была администраторша. Она вышла меня встретить и просила описать себя. Я оглянулся по сторонам, на улице никого кроме меня и девушки в красном пальто находившейся через дорогу, не было ни души. Она помахала мне рукой. Я засунул телефон в карман брюк и пошел к ней.
    Когда мы обменялись приветствиями, и администраторша повела меня под руку в один из дворов, я вновь вернулся к прерванным мыслям. Так чем же стал для меня город теперь? Этот когда-то поразивший своей красотой миллионник. Администраторша завела меня в подъезд. Мне почудилось, что в этот момент кто-нибудь непременно воспользуется моей задумчивостью и огреет по башке, вывернет карманы, снимет пальто. Покоробило. Девушка продолжала вести меня. Вверх по лестнице. Площадка. И снова вверх. Пахло мочой, отчего в голову вновь стали лезть глупые мысли. Я продолжал покорное движение. Наконец она остановилась у одной из дверей на площадке четвертого этажа в доме старого фонда. Позвонила в звонок. Дверь открыли и, судя по звукам шуршащих тапочек, поспешили удалиться. Администраторша открыла дверь и пригласила войти. Внутри было светло и чисто. Тут-то я и понял, чем для меня стал старый город, центр. И вошел.
    Салон был не то чтобы очень, но в целом ничего. Как и секс с проституткой подумал я, но снова решил эту мысль не развивать. Администраторша провела меня мимо приемной в зал; я успел прикинуть, где находятся рабочие спальни, где жилые, судя по квадратным метрам своих вышибал в салоне не было. Зато приемная была спроектирована, так что в случае чего нагрянувшие по звонку молодчики мигом могли оценить ситуацию. Здорово, что перестали держащие такие заведения лица, экономить на услугах дизайнеров.
    Администраторша предложила мне присесть, подождать. Я сел на диванчик. Поинтересовалась, что я хочу чай, кофе, шоколадку к ним. Я отказался, смеясь слегка про себя. Этот подход к мужчине, как к большому ребенку. Дай администраторшам волю, они станут предлагать и в гоночные машинки поиграть.
    Она оставила меня одного. Вышла за девочками. Я как приличный клиент оглядел окружающие меня стены. И от нечего делать снова начал клевать носом.
    Дверь открылась. Я тут же открыл глаза. Как и было обещано вошли в залу пятеро. Администраторша зашла последней. Шестой. Я пробежался по всем взглядом. По первым ощущениям администраторша на общем фоне выглядела просто конфеткой от итальянского кондитера на прилавке сельского продуктового магазина. Светлые волосы, светлые глаза. Она подошла ко мне. Что-то сказала про оплату вперед и села рядом. Я глубоко вздохнул.
    Из пятерых девочек двое были матюры. Старые клячи. Чьи целлюлитные задницы, дряблые тела и ноги в варикозных сеточках не скрывали ни боди, ни чулки с подвязками, ни прочая хрень. Я поперхнулся от мысли, что из-за любителей таких вот старых шалав весь мир и верит в говно написанное Фрейдом. Одна из них посмотрела на меня с таким диким страхом, что я поспешил отвести от нее взгляд.
    Среди остальных одна была тупорылой блондинкой, со свинячьими голубыми глазками пуговками, другая непримечательная русоволосая девчушка, третья рыжая с большой грудью.
    Недолго думая я сказал администраторше, что возьму ту, что с большой грудью. На два часа с возможным продлением и возможным анальным сексом. Администраторша что-то пролепетала в ответ. Я старался не смотреть на нее, не слушать. Она назвала сумму. Я расплатился. Администраторша подозвала к нам рыжую девушку. Остальные вышли из залы.
    Рыжая ничего не говоря, взяла меня за руку и повела за собой. Я во второй раз за день повиновался. Мы быстро прошлись до нужной комнаты. Рыжая так же быстро принесла полотенце. Я даже пальто снять не успел. Она вопросительно и с укоризной посмотрела на меня. Я отвел глаза. Снял обувь, пальто на вешалку повесил, пиджак и брюки положил на стоящий подле стул. Рыжая стояла во все той же позе. С протянутым полотенцем и немым укором на лице. Ну ничего, я эт из тебя выбью, подумалось мне. Похотливый огонь начал разгораться во мне. Я взял полотенце и прошел в ванную. Чистенькую такую. С душевой кабиной. Из антисептиков какой-то спрей, не отечественный, судя по надписи на этикетке польский. Из гелей для душа наполненный на половину Old Spice и непочатая бутыль какого-то дешевого геля, из тех, что выпускает под своим именем каждая большая торговая сеть. Уловка, смекнул я. Играют на низменном, мол я дешевым, но новым никем еще не опробованным гелем помоюсь, чем качественным, но полупустым. Ясно, что в дешевый пузырек постоянно подливают. Развод – бытовой, мелочный. И из-за чего? Экономия мыла. Вот бля. Я быстренько освежился. Антисептиком пользоваться не стал. Полотенце оказалось свежим и чистым. Обмотавшись им я вышел.
    Рыжая коротала время у столика с корзиной полной искусственных цветов. Когда она, наконец, заговорила, я не нашелся как ответить, кроме разве что грубости. Она спросила, не угощу ли я ее чем-нибудь из мини-бара? Я отрезал, сказав ей идти мыться.
    Я присел на край кровати. Посмотрел на ценник «ассортиментов мини-бара» и прикинул, что когда закончу здесь куплю некоторые «ассортименты» в гипермаркете возле дома, раза так в два-три дешевле и порадую сим тока себя любимого.
    Рыжая не заставила себя долго ждать. Вернулась замотанная в полотенце. Я хотел было попросить ее надеть белье в котором она была в зале и эротично его снять, но понял абсурдность ситуации и не стал этого делать. Её видимо задело мое нежелание угостить ее хорошей выпивкой, шоколадом, разговором о нелегком ее житье бытье. Поэтому за минет она принялась грубо, жестко. Натянула презерватив ртом. Сразу же принялась шустрить и помогать себе рукой. Несмотря на это я решил проявить нежность и ласку, откинул прядь с ее лба. Прошелся тыльной стороной ладони по ее лицу. Шатенкой она оказалась крашенной, прядь что я откинул со лба была темно-русой у окончания. Кожа раздраженной. Но, тем не менее, когда ты у кого-то во рту, лучше быть с этим некто понежнее. Она работала все интенсивнее и интенсивнее. Быстрее и быстрее. Лишь изредка улучая моменты, чтобы взглянуть на меня. И как скоро я буду готов. А я все не кончал. Она шустрила, помогала уже двумя руками. Я ничего от этой дрочиловки, кроме онемения в ногах не испытывал. Рыжая бросила безуспешные попытки. Вскочила. Я сказал ей, что хочу, чтобы она побыла наездницей. Она отдышалась. Я заметил про себя, блин да она завелась. И из-за чего?! Что не лох?! Помылся нормальным гелем, на блядь продукты изводить не стал?! Загадка. Задел профессиональную гордость, наверное.
    - Милый, давай ты сверху, - сказала путана.
    - Нет, - промычал я.
    Рыжая недовольно хмыкнула и неловко взгромоздилась на меня. Член ввела помогая себе рукой. Двигаться начала медленно и ускоряться не собиралась. Я слегка шлепнул ее по заднице. Она все равно не раскачивалась. Я ударил сильнее. Это действие возымело эффект. Сиськи рыжей запрыгали, издавая шлепающие глухие звуки, не те влажные от основного старого барабана перепихона. Другие. Как звук от неудачного прыжка плашмя в воду.
    Сиськи прыгали смешно. Левая была едва-едва больше правой и при прыжках вела себя иначе, отклоняясь. Я не стал сдерживать улыбку. Рыжая до этого усердно танцующая для меня осеклась, вновь сбавила темп и залилась краской. Скромная шалава – редкий самоцвет. Моя улыбка стала еще шире. Шлюшка обиженно шлепнула меня по груди, мол прекрати. Лукаво улыбнулась. И тут я дал ей затрещину. Настолько сильно насколько позволяла моя поза. На мою удачу удар вышел негромким. Я резко сел и схватил шлюшку. Обе ее ручонки обхватил правой, рот зажал левой рукой. Но её глаза. Испуганные глазки мелкого зверька. Мне нечем было их закрыть. И я отвернулся. Она дрожала, всем телом дрожала. И это бессмысленное насилие ослабило меня. Во всяком случае ту часть меня, что была в её власти. Член обмяк. Я прижал её к себе еще сильнее. Видимо её еще ни разу до этого не били. Ну конечно подумал я, она ведь еще молода, и эта большая грудь, скромность, черт. Хренова мать Тереза. Не вздумай кричать. Не вздумай. Я вновь посмотрел на нее. Кивнул на стул у двери, так как-будто это у меня рот был плотно сжат ладонью. Затем опомнился и заговорил:
    - Плачу тройную цену, - выдержав паузу, я добавил, - Тебе одной. Я не хочу проблем.
    Она заморгала. Слезы, что готовы были пробиться исчезли. Деньги лечат этих женщин подумал я. Моя хватка ослабла. Она кивнула. Я вовсе отпустил ее, но лишь для того, чтобы борцовским рывком оказаться за её спиной. Рыжая вздрогнула. Я успокаивающе коснулся её плеча. Обвил ногами её талию, по всем правилам бразильского джиу-джитсу.
    - Милый, что ты, - начала было она.
    Но я подхватил её за плечи, перестал сжимать ногами и слегка приподнял. Мой боец уже встал в строй. И я опустил её на себя. Вновь лишил её возможности двигаться своими ногами. И не переставал двигать тазом на пружинящем матрасе пока не кончил.
    Видимо тот факт, что я не пялился на её грудь пока трахал расположил её ко мне. Рыжая шлюшка лишилась каких-то своих демонов. Я сам того не предполагая помог ей, насколько вообще может помочь путане агрессивный клиент. Так или иначе но она разговорилась и не так, как это обычно бывало со шлюхами болтающими о своем мирке, зацикленных на говне, что они зовут работой.

Оценка: 5.67 / 3       Ваша оценка: