Творчество поклонников

Человек, вокруг которого летали мухи

Добавлен
2009-08-17 20:17:14
Обращений
5834

© Валентин Мазуров "Человек, вокруг которого летали мухи"

   Человек, вокруг которого летали мухи, докурил сигарету и щелбаном отправил бычок в урну. Он был статным, опрятным и не дурно одетым молодым человеком, от которого веяло дорогостоящим ароматом духов. Единственная проблема эффектного и успешного парня заключалась в том, что за ним повсюду летало облако жирных назойливых мух. Вот и сейчас он стоял на набережной и мечтательно наблюдал за серфингом солнечных зайчиков в мутных водах Днепра, смотрелся эстетично, словно роскошный герой какого-нибудь дорогого приключенческого фильма… а жужжащая завеса из мух нивелировала красоту момента, как громогласный пук, после чудесного свадебного тоста.
    Человек, вокруг которого летали мухи, не замечал противных лоснящихся насекомых, которые своими крылышками щекотали лицо, что по степени омерзения сравнимо с французским поцелуем туберкулезного бомжа. Некоторые самые смелые мухи даже лазили по идеально уложенной прическе парня, не удосуживающегося стряхивать их.
    Человек, вокруг которого летали мухи, достал из пачки еще одну сигарету с самой лучшей системой фильтрации, если верить рекламе, и закурил. За его спиной перешептывались прохожие, выдвигая собственные версии по поводу необычного незнакомца. Сотни шуток, колкостей, немного жалости и непонимания – всё было в догадках обычных людей, которые даже не понимали, как им повезло слушать мелодию города без въедливого жужжащего фона. Мало кто проходил мимо, не имея собственных мыслей по поводу человека, вокруг которого летали мухи.
    А он почувствовал наше присутствие и повернулся. У его лица вилась живая фата, сотканная из крылатых насекомых. Он, сделав безрезультатную попытку рукой отодвинуть ее, спросил:
    - Хотите услышать, как я так вляпался?
    Мы, прямо таки, ошарашены его внезапным обращением и киваем, потакая любопытству.
    - Свои версии, какие-то есть? – выпустив облако дыма, задал еще один вопрос человек, вокруг которого летали мухи. Насекомые любили дым и активно задергались в подобии экстаза.
    Мы вскидываем плечи и скромно говорим: «Наверное, скоро появятся».
    - Ну и ладненько, слушайте тогда внимательно, сами ведь все равно никогда не догадаетесь.
    И он начал свой рассказ, время от времени, сплевывая залетавших в рот мух.
   
   
    ***
    Жжжж…
    Проснулся я от невыносимого, въедливого жужжания, как будто кто-то без спроса засунул мне в рот электрическую зубную щетку. Я поплямкал губами и языком проверил наличие инородных тел. Кроме сухости и горьковатого привкуса ничего для себя не отметил. Сказать по правде, вкус похмелья во рту необычным можно было назвать с огромной натяжкой, учитывая, как старательно я вчера мешал спиртные напитки…
    Жужжание никуда не делось. Оно через ушные раковины медленно разъедало мне мозг. Может с таким звуком и растворяются мозги после страшной пьянки?
    Открыл глаза. Утреннее солнце резануло роговицы скальпелем. Брр. С метафоричностью перегнул. В общем, солнце ослепило меня, заставило вжаться в подушку и сощуриться пытливым китайцем. Постепенно зрачки адаптировались, и я стал рассматривать свою спально-жилую комнату. Антикварные шкафы, плазменный телевизор, джойстик от «Wii», картины Херста, метровый мраморный бык с яйцами и висящем на спине мятым костюмом «Brioni» … всё как обычно. Вот только перед глазами плавало множество черных пятнышек.
    Жжжж…
    Японская мать, мухи! Да в таком количестве, словно я разлагающийся труп. Я замахал руками в неизвестных движениях кунг-фу, но отвратные насекомые и не думали разлетаться. Надо мной реяло целое облако мух. Некоторые были с черными тельцами и прозрачными крылышками, другие с цветными жирными задницами. Они были такие откормленные и такие дотошные.
    Жжж…
    Я с отвращением спрыгнул с кровати и продолжал отмахиваться от назойливых навозных насекомых. А в голове была всего одна мысль: это ж как надо ночь отгулять, чтоб под утро над твоим телом кублились мухи? Пребывая в похмельно-сонной дымке, я туго соображал и явно не справлялся с ситуацией. Потому сразу схватил со столика мобильный телефон и на ходу набрал Аркадия. Краем глаза взглянул на часы, которые показывали половину восьмого.
    Жжжжж…
    Я закрылся в ванной, постаравшись так хлопнуть дверью, чтобы мухи разлетелись либо от сквозняка, либо от испуга.
    - Алё, - с легким московским говором ответил мне сонный Аркадий.
    - Дыма привет, - у Аркадия была фамилии Дымченко. - У меня тут такая история!
    - Поясняй…
    - Короче я проснулся оттого, что надо мной жужжало тысячное войско мух. Причем среди них и цветные есть, те которые говно едят. – Я стоял под дверью и слышал, как по ту сторону меня поджидает жужжащая братия.
    - Интересно, - глубокомысленно выдал Аркадий и замолчал приблизительно на минуту.
    - Дыма ты еще со мной?
    - Я слышу-слышу…
    Еще минутная пауза.
    - В общем, есть два варианта, - говорил он серьезно, без тени юмора. – Либо тебе надо хорошенько помыться, либо тебя ничего не спасет, ведь ты сдох.
    Повисло молчание. На потолке шумела вытяжка, забирая из ванной драгоценный кислород и унося его куда-то в вентиляционные дебри.
    - Ты действительно так считаешь? – решил уточнить я.
    - Ну, мух всегда можно истребить, если тебя не устраивают оба варианта…
    Именно эти слова и ознаменовали начало борьбы с раздражающими, коварными насекомыми, нарушившими границы моей приватности.
   
    Я тщательно вымылся. До жжения натирался гелем для душа, до боли втирал шампунь и до крови в деснах чистил зубы. Помазался кремами, антиперспирантом и замариновался в духи. От меня разило чистотой, как от нового мерседеса, только что привезенного в автосалон. Я пригладил волосы и с полной уверенностью в своих силах открыл дверь ванной. Облако мух накинулось на меня, как папарацци на суперзвезду. Только вместо щелчков фотообъективов, я получал бесконечное и монотонное, как самая страшная в мире пытка, жужжание.
    Я пошел на кухню. Мухи заменяли мне нимб, не садились на лицо, но летали в такой близи от него, что дуновение крылышек щекотало кожу. Неприятным таким щекотанием, как страх или отвращение.
    Мне не удалось нормально поесть, ведь любые мысли в голове перебивал шум тысячи малюсеньких крылышек и я терялся настолько, что вместо ломтика хлеба, чуть не отрезал палец. Не смог отведать даже йогурта, ведь после того как я снял крышечку, одна жопастая муха с разгона угодила прямо в стаканчик и барахталась, пока кисломолочная пучина не поглотила ее тело. Я начинал психовать.
    Схватил Forbes, вырвал хрустящие страницы и поскручивал их в трубочки – самое страшное оружие. Я махал палками-мухобойками с таким рвением, как будто выдавал скороговорки семафорной азбукой. А мухи даже не реагировали. Удары попросту проходили сквозь них, а жужжание в следствие становилось только сильнее и раздражительней.
    Мне захотелось закурить. Я достал пачку сигарет из выдвижного ящика и удовлетворил желание. С надеждой выпускал густой дым в рой насекомых, надеясь их потравить. Дымил как паровоз, но мухи и себе навострили хоботки, нерушимо уйдя на перекур. Они всё делали с завидной синхронностью.
    Я сел за кухонный столик и продумывал план действий, постукивая пальцами по его лакированной поверхности. Мухи, будучи все время вокруг меня как пояс юпитера, передислоцировались к моему правому уху, оказывая на меня психологическое давления. Одна жужжалка отбилась от остальных и села мне на кончик носа. Я впервые разглядывал этого разносчика инфекций,
    (а он меня)
    словно в макросъемке. Черное тельце, сегментарные крылышки, щетинистые лапки и блестящие яйцеподобные глазки фрустрировали меня, но стоило только замахнуться, как хитрющая муха мигом вернулась к братьям.
    Докурив сигарету до самого фильтра, я уложил окурок в пепельницу и перешел к плану «Б». Резко встал и побежал, куда глаза глядели. Как скаковая лошадь перепрыгивал в большой комнате через пуфик, диван, увлажнитель воздуха и колонки домашнего кинотеатра. А стратегически подкованный рой этих безобразных насекомых без особого труда поднялся вверх и преследовал меня в любом закоулке квартиры. Более того, когда я спрятался в спальне, эти твари пробрались в мое убежище через щель под дверью. Видно теперь говноедливая компания не хотела расставаться со мной ни на секунду.
    Я решил вернуться в постель. Оттуда всё началось, может там и закончится. Накрывшись одеялом, я хоть немного абстрагировался от жужжания мух и игривого поглаживания их крылышек. Возникла мысль, что надо разобраться, почему ни с того ни с сего мухи облюбовали меня, как самую вкусную какашку на свете? Может у меня из пор выделялись какие-то привлекающие их газы? Какая-то болезнь? Мало ли…
    Мухи согласно моей инициативе жужжукнули.
    Надо было срочно с кем-нибудь проконсультироваться. Желательно с каким-нибудь специалистом. И на данном этапе лучшего специалиста, чем профессор Google я не знал. Я, не выныривая из халабуды, сформулировал в айфоне запрос: вокруг меня летают мухи. И уже первая ссылка меня ободрила: "Кто старое помянет, вокруг того зеленые мухи летают". Старого я не поминал, потому сделал запрос конкретней, взяв фразу в кавычки, и получил двадцать три ответа, из которых половина были матерные стишки, а другая часть уповала на то, что я должен быть потным и вонючим бродягой. У меня зачесался от такой консультации тело. Дальше тратить время было нельзя. Да и под одеялом становилось душно.
    Я вынырнул, глотнул свежего воздуха, и стая мух вновь обволокла мое свободное пространство, разрушая психику. Я долго и брезгливо отряхивался, словно мокрый сенбернар, а они нерушимо наблюдали за мной, потом сгруппировались в фигуру в виде кулака и боднули в лоб. Клянусь - это было именно так.
    Какой позор! Подумать только, с моим статусом в обществе стать заложником каких-то говноедов! Страшно представить, как среди вылизанной киевской элиты где-нибудь за столиком «Мокко» или на открытии бутика я буду с роем мух над головой, словно у меня там вплетены катяхи. Это же сущее унижение, сплошная пытка…
    Раз! И я молниеносно рукой попытался словить хотя бы одну муху, чтоб устроить ей эффектную казнь. Но жужжалы словно знали наперед все мои намерения, и в моем плотно сжатом кулаке оказался воздух.
    Оставалось всё меньше времени до выхода в свет. Я понял, что единственный шанс спастись – это расправиться с моими паразитирующими гостями. И пришла гениальная идея, скорее прибежала с разбитыми коленками из детства, когда мы с друзьями при помощи дезодорантов и спичек делали огнеметы и сжигали муравьиные гнезда. Я пошел в туалет за освежителем воздуха, забрал с кухни зажигалку и подготовил смертельный огнемет. У меня возбужденно колотилось сердце, а руки тряслись в предвкушении расправы. Но хитрые крылатые стервы тут же подлетели к тюле.

Оценка: 7.33 / 9       Ваша оценка: