Творчество поклонников

По ту сторону

Добавлен
2009-10-23 11:21:29
Обращений
3482

© Олька Зинченко "По ту сторону"

    Он взглянул на системник, и уронил стул, который начал было поднимать. Тот упал обратно с чвякающим звуком, с каким и должен был упасть в лужу крови. Незамеченная Андреем в полутьме, она занимала почти треть комнаты. Кровь хлестала из системника – и не смотрите на меня так, доктор, я знаю, о чем говорю. Андрей схватился за край стола, приблизив свое лицо к лицу доктора, на расстояние поцелуя. Заглянул ему в глаза:
    - Вы верите мне?
    Вместо ответа, тот молча кивнул. Его лицо ничего не выражало. Только глаза добрые и понимающие. И зрачки… По какой-то причине пугающие Андрея. С недавнего времени он стал уделять большее внимание глазам. Он понял, что зрачки человека не плоские, они глубокие, и идут гораздо глубже внутрь, чем принято считать. Они…
    Стул лежал на полу в луже крови. Андрей стоял над ним и смотрел в монитор. Камера по-прежнему была направлена в него, образовывая длинный темный лаз.
    Что-то двигалось там, в конце коридора.
    Нет, не просто двигалось, оно стремительно приближалось, слегка подпрыгивая, словно каждый новый проход, являлся чем-то вроде порога, о который можно было перецепиться, и разбить…что? Голову? Андрей не знал, была ли у этого голова.
    Он попятился назад, и только теперь заметил еще одну деталь, упущенную им вначале. «Откровенно говоря, хреново, доктор Ватсон» - отстраненно подумал он. Весь компьютерный столик был усеян темно-бордовыми каплями. Они казались почти черными в полутьме, но Андрей был готов побиться об заклад, что касается их истинного цвета.
    Его любимый персонаж «CSI», криминалист Гриссом, наверняка назвал бы эти капли «гравитационными брызгами». После чего бы непременно взялся рукой за подбородок. Ни первого, ни второго Андрей делать не собирался, его внимание привлекла еще одна страшная деталь. У самой веб камеры лежало две чешуйки. В том, что это ногти, можно было не сомневаться.
    Доктор продолжал кивать, он читал дело. Два ногтя и прядь волос - все, что удалось обнаружить.
    - Словно ее кинули в мясорубку – продолжал Андрей. По его щекам теперь катились крупные слезы. Доктор счел нужным сделать санитарам знак, что бы они были начеку.
    - Ее ногти!!! ВЫ ПОНИМАЕТЕ, О ЧЕМ Я ТУТ ТОЛКУЮ???
    Фигура тем временем приближалась. Рывками, подрагивая, словно была не вполне материальна. Теперь можно было рассмотреть детали, которые Андрей предпочел бы не рассматривать. Удлиненные, но, несомненно человеческие конечности, узкий безгубый рот. И глазницы, пустые глазницы. При виде которых отчаянно хотелось начать биться головой об стену, пока самое твое «Я», не расплескалось бы по этим чудесным обоям в розовых тонах. В момент, когда между ним и тварью остался последний барьер – стекло монитора, Андрей вышел из оцепенения. Он схватил веб камеру, и что есть мочи рванул ее на себя. Она поддалась, как-то слишком легко. Невероятно легко, словно не имела ничего общего с парой ногтей и лужей темной, густой крови, просто неприлично смотрящейся в этой аккуратной, уютной комнатке.
    Несколько бесконечных секунд изображение каким-то образом оставалось на экране. Бездонные дыры глазниц внимательно изучали Андрея. Запоминали? О, он был уверен в этом. «Нам еще предстоит встретиться - говорили они – нам еще предстоит встретиться и мы оба знаем об этом». После чего изображение пропало. На его месте была теперь фотография Пушистика, всегда украшавшая Наташин рабочий стол. «Тут он выглядит гораздо лучше, чем накануне» - как-то вяло подумал Андрей.
    Теперь, когда в комнате стало светлее, можно было не гадать о цвете гравитационных брызг, окруживших монитор узором, напоминающим распахнутый веер. Андрей понял, что дрожит всем телом. Попытался справиться с собой – не вышло. Веб камера висела в его руке, подобно трупу животного. Ее кабель, слегка покачиваясь, лениво вырисовывал узоры в темной луже на полу. Они, впрочем, сразу же исчезали. Не отдавая себе отчета в собственных действиях, Андрей повернул камеру к себе, заглянул в глубь темного объектива, и закричал.
    Он продолжал кричать, когда два санитара тащили его к палате, под пристальными взглядами камер наблюдения. И доктору, оставшемуся в кабинете потирать натертую очками переносицу, было не понять, что количество глаз, следивших за ним, было больше, чем могло показаться.
   
    Мы никогда не задумываемся над тем, сколько дверей открываем за день, о том, сколько нам еще предстоит открыть. Ровно, как и о том - а стоит ли это делать?..

Оценка: 5.50 / 2       Ваша оценка: