Творчество поклонников

Страшная история

Добавлен
2010-02-03 21:20:49
Обращений
5180

© Даниил Тарасов "Страшная история"

   
    Яна не могла встать. Мышцы были уже даже не воском, а цельным мрамором, нерастягиваемым и негнущимся. Она не могла встать при всём желании, и она хотела ему это объяснить, вот только он не хотел слушать. Второй удар в висок был уже весомее (у неё от сотрясения чуть закружилась голова) и сопровождался более весомыми словами:
    – Вставай, сука, если не хочешь подохнуть на месте.
    Удивительно, но оказалось, при необходимом уровне желания встать всё-таки можно. Или хотя бы попытаться. Яне кое-как удалось подняться на четвереньки (одежда вся взмокла и намертво прилипла к телу, это ещё больше ограничивало возможности её мышц), но на большее она в тот момент не была способна. И наказание за это последовало немедля – в виде хорошо поставленного пинка в щёку. Зубы остались на месте, но это был единственный недостаток удара. Яна снова оказалась на земле. Из лопнувших губ обильно потекла кровь, она почувствовала солёный вкус у себя во рту. Прижала ладонь к пульсирующему очагу боли на щеке. И ещё, кажется, заплакала в голос. Теперь она была по-настоящему испугана, странное оцепенение спало, оставив голую жестокую реальность. Она была одна в далёком лесу с человеком, который до этого убил двух человек и по всему имел такие же планы относительно неё. И она не могла ничего изменить, ей не дали даже спокойно умереть под колёсами.
    – Ну так встанешь, или помочь? – заботливо спросил мужчина. Она с трудом посмотрела на него снизу вверх. Увидела серый свитер, накачанные бицепсы, рубец во всё лицо, мясистые щёки и дёргающийся рот. Этот рот почему-то напугал её больше всего остального. Нет, помощи не надо, ей нужно сейчас же встать, как велит этот мужчина, даже если при этом порвутся все мышцы. Потому что иначе он снова ударит её... и на этот раз может не остановиться.
    Яна встала. Не знала, как ей это удалось, но встала. Если бы он приказал ей лететь, то, пожалуй, она могла бы и взлететь. Она встала, и теперь перед ней появилась ещё одна проблема: она не знала, куда деть свои глаза. Смотреть на мужчину она боялась, но в то же время понимала, что этого он сейчас от неё и ждёт. Она так и не осмелилась взглянуть в его лицо и предпочла посмотреть на его сапоги. Которые были вымазаны в грязи и ещё в какой-то бурой субстанции...
    Долго любоваться ей этим зрелищем не дали. Мужчина нажал пальцем на её нижнюю челюсть, чтобы она смотрела прямо на него, и ей пришлось посмотреть. И она увидела кое-что, чего не замечала раньше: глаза человека, который убил её парня. До этого она боялась его рта, но теперь поняла, что то было за неимением лучшего. Нет, рот, дёргающийся вверх-вниз, тоже выглядел омерзительно, но глаза – это было что-то совсем другое. Они не были чем-то уродливым, с первого взгляда вообще ничем особо не выделялись, но если посмотреть в них с близкого расстояния и достаточно долго, как это вынуждена была сделать Яна, то можно было заметить, что они совершенно безумны. Яна не думала, что этот человек страдает психическим расстройством, но тем было страшнее видеть у него такие глаза. Этот человек был способен на всё – потому что каждый, у кого такие глаза, способен на всё. Она в этом не сомневалась.
    Но тем не менее она вынуждена была стоять и смотреть в эти глаза, дрожа, как осенний лист, чувствуя отвратительное прикосновение его пальца у себя на челюсти. Ещё немного, и она попятилась бы назад, чего бы ей это не стоило. Но, слава Богу, мужчина убрал палец раньше, чем она это сделала. На его губах появилась усмешка. Которая была не лучше всего остального.
    – Залезай, – сказал он, указывая на «ГАЗ», – проедемся.
    – Нет, – тихо сказала Яна. Отчаянно махая оранжевым сигнальным щитком, на скорости двести километров в час пронеслась мысль, что, возможно, было бы гораздо лучше, если он её тогда переехал. – Не надо...
    Увидев, что она стоит на месте, мужчина смачно сматерился, схватил её за волосы и потащил к автомобилю. Её ботинки («Гриндерс», teeth your feet) беспомощно заскользили по земле, пытаясь найти опору. Это не удалось, и Яна повисла на своих волосах, которыми всегда гордилась и два раза в неделю мыла укрепляющим шампунем. Укрепляющий не укрепляющий, но волосы её были достаточно сильными, чтобы не быть выдранными с корнем и не причинить ей слишком сильную боль. В таком положении ей пришлось протащиться до автомобиля, и за это короткое время Яне в голову пришла мысль, которая показалась ей весьма дельной. Распахнув заднюю дверцу, мужчина рывком закинул её внутрь салона. Яна упала не на сидение, а на пол кабины – возможно, случайно, но скорее всего специально. Так или иначе, это было выгодное положение, чтобы попытаться воплотить идею в жизнь.
    Дождавшись, чтобы сзади хлопнула дверца, Яна подняла голову. Здесь было очень темно и практически ничего нельзя было различить. Времени было мало. Яна лихорадочно пошарила рукой под сиденьем водителя. Ничего. Куда он мог положить тесак? Когда он выходил из машины, у мужчины в руке тесака не было, это она помнила ясно. Значит, тесак где-то здесь, и если нащупать его, пока мужчина не успеет войти в салон, то можно во время езды незаметно вытащить и...
    Перехватить инициативу, вот как говаривал её отец. У отца было много присказок, и это была одна из них. Да, если у неё в руках окажется тесак, то она перехватит инициативу. И тогда сполна отомстит за горящую щёку, за ноющие волосы, за те секунды, что она смотрела в его глаза, сдерживая тошноту. По крайней мере, она надеялась, что у неё хватит сил и смелости отомстить.
    Но где же тесак? Под сиденьем ничего не было, а счёт шёл на секунды, пока убийца обходит машину.
    Значит, на проёме между двумя сиденьями. Больше негде.
    Яна отодвинулась и просунула руку вперёд. Нащупала какую-то толстую ткань (наверное, в которую был завёрнут тесак), а под ней...
    Деревянная рукоятка, сухая и шершавая.
    Я возьму его, размышляла Яна, схватившись за рукоятку тесака, как за спасительную соломинку. Возьму и спрячу, а когда водитель сядет на своё место...
    И тут чьи-то пальцы коснулись её уха.
    Яна закричала, отпустила рукоятку и перевернулась на спину.
    Рыжик, бывший приятель водителя, который страдал излишней говорливостью, улыбался ей прямо в лицо. Во время погони он развернулся вниз лицом, и теперь смотрел на Яну, расплываясь в приветственной улыбке от уха до уха. Ну что, милая, напугал я тебя, слово говорил он, и глаза его озорно подмигнули. А уж посмотрел бы ты на лицо своего парня, когда он увидел меня здесь. Зрелище было то ещё! Неплохо для старого и мёртвого человека, а?
    Рука его свесилась вниз и касалась её носа (а раньше коснулась уха). И, хотя рука была мёртвой и совершенно безвольной, создавалось жуткое впечатление, что он пытается её достать. По пальцам стекала тонкая струйка холодной крови, которая медленно сочилась у него изо рта на подбородок, оттуда – на руку, а уже оттуда – на нос Яны.
    Яна уже вобрала воздух, чтобы закричать снова, но почувствовала, что салон начинает сереть и стекать куда-то вниз большими бесформенными потёками. Лицо мертвеца ушло из фокуса и уплыло, как те разноцветные шарики. В любое другое время Яна была бы рада лишиться сознания и хотя бы временно спастись от затянувшегося кошмара, но теперь она с ужасом поняла, что в этом случае не сможет осуществить задуманное. Не надо, только не сейчас, мне нужно взять тесак, не надо... Сознание уходило вместе с последней надеждой на спасение, и, хотя Яна яростно противилась падению в эту колючую тьму, она с лёгкостью поглотила её полностью.
   
    Открыв глаза, Яна увидела, что звёзды над головой успели поменять своё положение. Яркая жёлтая звезда, которая была на самом верху, когда она лежала и ждала смерти под колёсами, сильно сместилась на запад, а её место заняла россыпь из трёх маленьких звёздочек. Рядом со звёздочками пролегала широкая бледная полоса, отдалённо напоминающая след от реактивного самолёта. Конечно, это был не след самолёта, а Млечная Путь. Парень, с которым она гуляла в школе, увлекался небесной наукой и немного рассказал ей про эту полосу, прежде чем подарить ей первый поцелуй под зимними звёздами. Они тогда сидели в пустой школьной обсерватории.
    Но если она видит звёзды, значит, она лежит на открытом воздухе. С чего бы это?..
    Яна не сразу вспомнила события, которые предшествовали этому странному пробуждению. Но ценой некоторых усилий ей всё-таки удалось восстановить в памяти вечер, который напоминал плохой фильм ужасов – незаводящийся автомобиль, луч фар на опушке, Стас, скорчившийся на земле, побег, первое падение, второе падение, потом сцена у «ГАЗа». В самом конце она вспомнила улыбку мертвеца, который лежал с ней рядом. Яна содрогнулась и осмотрелась. Но мертвеца не было... да и потом, тогда она лежала в кабине, а сейчас над нею светят звёзды. Её перетащили...
    – Ну как, очухалась?..
    Знакомый надтреснутый голос, услышав который Яна почувствовала, как у неё очень неприятно скрутило живот. Притворяться лежащей без сознания не имело смысла – он заметил, что она пришла в себя. Ну зачем, зачем она шевельнулась?
    – Ну раз оклемалась, то поднимайся.
    Господи, подумала Яна, опять всё начинается сначала. Ещё до того, как напрячь мышцы, она пришла в ужас, вообразив, что будет, если они затекли во время обморока. Она знала, что такое бывает после напряжения. Что будет, если она опять не сможет встать?
    Но на этот раз она смогла подняться без особых страданий. Тело ныло и гудело (особенно лицо), но чувствовала она себя почти нормально. Поднимаясь, она украдкой бросила взгляд на окружающую местность.
    Это была ещё одна поляна (Яне не удалось на глаз выяснить, та ли эта поляна, где всё произошло, или другая). «ГАЗ», который уже представлялся ей адской колесницей, стоял рядом, но только с выключенным мотором. За ним была опушка леса. До ближайшего дерева всего пять-шесть шагов. У Яны учащённо забилось сердце. Ещё не всё потеряно. Ещё есть шанс...
    Выпрямившись, она увидела между деревьями луну, которая сегодня была чуть ущербной. До этого она луну не замечала – наверное, тогда ещё не взошла. Мягкий свет луны успокаивал и вселял надежду. Яне сейчас нужна была хоть какая-то поддержка, и требуемое она нашла в голубоватом лике луны.
    Потом она переключила внимание на менее оптимистичные вещи. Во-первых, конечно, заметила своего мучителя, который стоял, прислонившись к машине, и курил. Одной рукой он опёрся на лопату. Отсюда он выглядел просто чёрным силуэтом – лишь тлел красным светом кончик его сигареты. За ним Яна увидела метрах в пяти у самой кромки леса чернеющий провал недовыкопанной ямы. И сразу поняла, для чего она предназначалась.
    – Вот, поработал чуток, пока ты дрыхла, – сообщил ей мужчина, бросил сигарету на землю и растоптал сапогом. – Дальше, надеюсь, сама справишься, устал я чёй-то. Лопатой умеешь пользоваться?
    – Да, – сказала Яна, потому что он ждал от неё ответа, и именно такого.
    Мужчина удовлетворённо кивнул и даже цокнул языком.

Оценка: 6.00 / 2       Ваша оценка: