Творчество поклонников

Стивен Кинг. УР (перевод)

Добавлен
2010-04-22 19:48:37
Обращений
9803

© Игорь Поляков "Стивен Кинг. УР (перевод)"

    Но это неважно, потому что сейчас он получил ответ. Это не автобус они должны остановить; это была женщина, которая собиралась разбить автобус.
    Она была пунктом четыре.
   
    6-Канди Раймер
   
    В пять часов серого воскресного полудня – когда команда Леди Меркатс сражалась под баскетбольными сетками в не такой далекой части штата – Уэсли Смит и Робби Хендерсон сидели в скромном автомобиле Чеви Малибу Уэсли, наблюдая за дверью придорожного кафе в Эддивиле, двадцать миль севернее Кадиза. Парковочная площадка была в масляных пятнах и почти пустая. Почти наверняка здесь был телевизор внутри кабака Разрушенный Ветряк, но Уэсли полагал, что разборчивые пьяницы будут пить и смотреть матчи НФЛ дома. Вам не нужно заходить внутрь этого места, чтобы узнать, какая это дыра. Первая остановка Кади Раймер была плохая, но вторая – хуже.
    Припаркованный немного криво автомобиль (и блокирующий то, что выглядело, как пожарный выезд) был грязный, помятый Форд Эксплорер с двумя надписями по заднему бамперу. МОЙ СЫН ЧЕСТНЫЙ СТУДЕНТ В ИСПРАВИТЕЛЬНОМ УЧРЕЖДЕНИИ ШТАТА, один из них. И другой даже более короткий: Я ТОРМОЖУ РАДИ ДЖЕКА ДЕНИЭЛСА.
    -Может мы должны сделать это здесь, - сказал Робби, - в то время, как она внутри опрокинет рюмку и посмотрит Титанов.
    Это была соблазнительная идея, но Уэсли помотал головой.
    -Мы подождем. У нее будет еще одна остановка, чтобы это сделать. Хопсон, помнишь?
    -Это еще далеко отсюда.
    -Правильно, - сказал Уэсли, - но у нас есть время, чтобы убить его, и мы собираемся убить его.
    -Зачем?
    -Затем, что мы наметили изменить будущее. Или попытаемся, по крайней мере. Мы не знаем, насколько это трудно. Ожидание, такое долгое, как возможно, улучшит наши шансы.
    -Уэсли, это всего лишь пьяная курица. Она уже была пьяная, когда выехала из первого дешевого ресторанчика в центре города, и она собирается еще больше выпить вон в том сарае. Я не вижу, как она отремонтирует автомобиль вовремя, чтобы встретиться в назначенном месте с автобусом девушек в сорока милях отсюда. И что если мы сломаемся в то время, как пытаемся следовать за ней к её последней остановке?
    Уэсли не думал об этом.
    -Мои инстинкты говорят ждать, но если у тебя есть сильное чувство, что мы должны сделать сейчас, мы сделаем.
    -Исключительно сильное чувство, что я испытываю – это чувство смертельного страха, - сказал Робби. Он сел. – В любом случае, слишком поздно делать что-либо еще. Она здесь, мисс Америка.
    Кэнди Раймер вышла из кабака, слегка шатаясь. Она уронила сумку, наклонилась, чтобы поднять, почти упала, выругалась, подобрала её, рассмеялась, и затем проследовала туда, где припаркован её Эксплорер, доставая ключ по дороге. Её лицо - одутловатое, не совсем скрывающие остатки былой красоты. Волосы, белые сверху и черные у корней, висели вокруг щек редкими кудрями. Живот свисал спереди над эластичным поясом джинсов чуть ниже шва, прикрытый толстовкой.
    Она забралась в её чертов джип, завела мотор (он прозвучал как отчаянно нуждающийся в настройке) и поехала в направлении пожарного выезда. Раздался хруст. Затем её задние огни приблизились, и она дала обратный ход так быстро, что на одно тошнотворное мгновение Уэсли подумал, что она собирается ударить его Малибу, повредить его и оставить их без машины, когда она уедет в Самарру. Но она остановилась вовремя и вылетела на хайвэй без паузы, чтобы посмотреть на движение. Момент спустя, когда она поехала на восток к Хопсону, Уэсли последовал за ней. К перекрестку, куда автобус Леди Меркатс должен прибыть через четыре часа.
   
    ***
   
    Несмотря на ужас, что она собиралась сделать, Уэсли не мог избавиться от ощущения небольшой жалости к ней, и он думал, что Робби чувствует тоже. В соответствии со статьей, что они прочитали о ней, в газете ЭХО подали историю так знакомо бесцеремонно, что это было противно.
    Кэндэс «Кэнди» Раймер, сорок один год, разведена. Трое детей, сейчас под опекой их отца. Последние двенадцать лет её жизни она находилась в и вне наркологических больниц. По мнению знакомых (казалось, что у неё нет друзей), она пыталась посещать общество Анонимных Алкоголиков, и решила, что это не для неё. Слишком там свято. Её арестовывали за дорожные происшествия полдюжины раз. Она утратила права после последних двух, но в обоих случаях права восстановливали, второй раз по специальному ходатайству. Она нуждалась в водительских правах, чтобы добираться до своей работы на фабрике удобрений в Бейнбридже, как она говорила судье Вэленби. Что она не сказала судье, так это то, что она потеряла работу шесть месяцев ранее … и никто не проверил. Кэнди Раймер – пьяная бомба, готовая взорваться, и сейчас взрыв был очень близко.
    Статья не упоминала её домашний адрес в Монтгомери, но этого и не нужно. Как полагал Уэсли, наиболее замечательное место в исследовании журналиста (специально для ЭХО) было то, что репортер проследил заключительную выпивку Канди, из Пот ОГолд в Центре в кабак Разрушенный Ветряк в Эддивилле и в Бындис Бар в Хопсоне. Там бармен попытается забрать у неё ключи. Безуспешно. Кэнди покажет ему палец и уйдет, выкрикнув через плечо «Я сделала свои дела, чтобы нагрузиться!» Это было в семь часов. Репортер предположил, что Канди должна была где-то съехать с дороги для того, чтобы немного вздремнуть, возможно, на трассе 124, перед тем, как пересечь трассу 80. Чуть дальше трассы 80, она сделала свою последнюю остановку. Огненную остановку.
   
    ***
   
    В то время, как Робби раздумывал, Уэсли ждал, что его всегда надежный Шевролет умрет, и съехал на край двухполосного шоссе, жертва или разряженного аккумулятора или Законов Парадокса. Задние огни автомобиля Канди Раймер исчезли из виду, и они тратили следующие часы в безумстве невозможности позвонить (всегда принимающие телефоны здесь не работали), и, проклиная себя за то, что не повредили её автомобиль в Эддивиле, где у них был шанс.
    Малибу ехал медленно, без усилий. Он оставался в полмили позади Эксплорера Канди.
    -Сейчас она на дороге, - сказал Робби, - может быть, она свалится в эту чертову канаву, до того, как доберется до следующего бара. Это сохранит нас от необходимости резать её шины.
    -В соответствии с ЭХО, этого не случится.
    -Да, но мы знаем, что будущее не застывший в камне образ, не так ли? Может это другой УР, или что-то подобное.
    Уэсли не подумал об этом, когда работал с УР МЕСТНЫЙ, но промолчал. В любом случае, было уже слишком поздно.
    Кэнди повернула в Бэндис без заезда в канаву или аварии на встречном движении, хотя она могла бы сделать и то и другое. Бог знал, что она хорошо закрыта от призывов. Когда одна из машин, что отклонилась с её пути, миновало Малибу Уэсли, Робби сказал:
    -Это семья. Мама, папа и трое дурней на заднем сиденье.
    Это случилось, когда Уэсли перестал чувствовать сожаление к Кэнди и начал чувствовать злость. Злость была чистая, без эмоций, обида к Эллен - чувство ничтожное по сравнению с этой злостью.
    -Эта сука, - сказал он. Его суставы пальцев побелели на рулевом колесе. – Эта пьяная дерьмовая сука. Я убью её, если это будет единственная возможность, чтобы остановить её.
    -Я помогу, - сказал Робби, затем так сильно сжал рот, что губы практически исчезли.
   
    ***
   
    Им не надо было убивать её, и Законы Парадокса остановили их не более чем законы против пьяной Кэнди Раймер, едущей без остановок на пути в южный Кентукки к большой ужасной аварии.
    Парковка Бэндис Бара вымощена, но со вспученным бетоном, который выглядел похоже на то, что осталось после израильской бомбежки в Газе. Наверху искрящийся неоновый Петух вспыхивал и гас. Зацепившись за одну ручку когтями он держал кувшин с самогоном с напечатанными тремя Х на боку.
    Женский Эксплорер Раймер припаркован почти прямо под этой неправдоподобной птицей, и под это прерывистое оранжево-красное свечение Уэсли открыто резал передние шины старого джипа ножом мясника, который они купили специально. Как шуууз выходил воздух, ударяя по нему, и он получил волну облегчения такую сильную, что вначале он не мог встать, а только сидел на коленях, как человек, совершающий молитву.
    -Моя очередь, - сказал Робби, и момент спустя Эксплорер вздрогнул, когда парень проткнул задние шины. Затем возникло другое шипение. Он сделал хорошую дырку в запасном шине. К тому времени Уэсли встал на ноги.
    -Давайте припаркуемся в стороне, - сказал Робби, - я думаю, лучше проследить за ней.
    -Я собираюсь сделать больше, чем это, - сказал Уэсли.
    -Полегче, большой парень. Что вы планируйте?
    -Я не планирую, я вне этого.
    Но ярость, сотрясающая тело, предлагала что-то необычное.
   
    ***
   
    Согласно ЭХО, она называла Бэндис погружением напоследок, но, по-видимому, это подразумевало очистку перед возвращением домой. Она действительно выкрикнула через плечо – я сделала свои дела, чтобы …. Только в это раз она была так пьяна, что вульгарность прозвучала очень неотчетливо: шиппих.
    Робби, зачарованно глядя на новые события, разыгрывающиеся перед его глазами вплоть до поднятия среднего пальца (который ЭХО аккуратно отнес к «непристойному жесту»), не сделал никак усилий, чтобы схватить Уэсли, когда он шагнул к ней. Он сказал ПОДОЖДИ, но Уэсли не послушался.
    Он схватил и начал трясти её.
    Рот Кэнди Раймер открылся; ключи, которые она держала в руке, не занятой чертовой птичкой, выпали, провалившись в большую трещину асфальта.
    -Пусти меня, придурок!
    Уэсли не отпустил. Он ударил её по лицу достаточно сильно, чтобы разбить её нижнюю губу, затем ударил с другой стороны.
    -Трезвей! – выкрикнул он в её испуганное лицо. – Трезвей, ты бесполезная сука! Живи и прекрати ложить на других людей! Ты собираешься убить людей! Ты поняла это? Ты собираешься … убивать людей!
    Он ударил в третий раз, и звук удара прозвучал так же громко, как пистолетный выстрел. Она шатнулась назад к стене здания и заплакала, держа руки вверху, чтобы защитить лицо. Кровь капала вниз на подбородок. Их тени, превращаемые неоном птицы в удлиненные стрелы кранов, исчезали и появлялись.
    Он поднял руку, чтобы ударить в четвертый раз – лучше ударить, чем душить, что и было тем, что он хотел сделать – но Робби схватил его сзади и оттащил прочь.
    -Хватит! Этого достаточно!
    Бармен и пара любопытных клиентов стояли в дверном проеме, таращась. Кэнди Раймер сползла в сидячую позицию. Она истерически рыдала, руки прижимались к опухшему лицу.
    -Почему все ненавидят меня? - рыдала она. – Почему эти низкие люди такие ужасные?
    Уэсли посмотрел на неё тупо, злость покинула его. Что вернулось, так это некий род отчаянья. Вы говорите, что пьяный водитель, который стал причиной смерти по крайней мере одиннадцати человек, должен быть злым дьяволом, но дьявола не было здесь.

Оценка: 10.00 / 1       Ваша оценка: