Творчество поклонников

Особенная

Добавлен
2010-05-06 22:13:34
Обращений
2458

© Саша Рид "Особенная"

   «Предательство! Это не возможно пережить! Господи, ну почему же так больно? У меня была надежда, вера и любовь, а теперь все разрушено… Все! Что же мне делать? Как поступить с предателем? Убить? Или заставить страдать? Почему бы нет, ведь я страдаю! Меня променяли словно какую-то безделушку, как будто я не человек и не заслуживаю немного понимания. Ну, чем я заслужил это, чем? Дай ответ, Господи! »
    Человек идет по дороге, проходит мимо многих людей и мало кого видит или замечает. Но вот кто-то посмотрел в его сторону.
    «Он понял! Он понял, что я собираюсь сделать! Надо сделать так, чтобы развеять это! Отвести его глаза в сторону!»
    - Почему вы так на меня посмотрели? – спрашивает человек у случайного прохожего. – Неужели вы думаете, что я могу причинить зло?
    - Что, простите? – искреннее удивление: «Странный человек»
    «Он лжет! Глаза в сторону, но меня так просто не проведешь! Он знает! И знает, что я знаю это!»
    - Не надо лгать мне, все стало ясно, как только вы посмотрели на меня. Ведь вы знаете, о чем я. Я все вижу!
    - Простите, я вас не понимаю, – попытка обойти странного человека: «Что - знает? О, Боже! Наверное, это муж той блондинки из бара. Она же меня предупреждала о том, что ее мужик частный детектив. «Причинить зло?» Доигрались! Меня хотят убить!»
    «Зрачки расширенные, теперь он понял что попался! Нужно договориться, я чувствую его страх!»
    - Все ты понимаешь, - уверенная ухмылка. – Ты правильно все подумал. Не мешай мне делать то, что я хочу, и с тобой все будет в порядке. Договорились?
    - Да-да, конечно, - быстрый кивок головы: «Только бы живым уйти! Никогда к чужим женам больше не буду приставать!»
    - Ну вот, а говорил, что ничего не понимаешь. Молодец. Все будет хорошо, бывай! – странный человек развернулся и пошел прочь. Прохожий, вытирая пот со лба, присел на скамейку – ноги дрожали от нервного напряжения. Он судорожно набирал номер телефона.
    - Алло, Анна? Да-да, я тоже рад тебя слышать. Ты говорила, что твой муж детектив, так? Что??? Как пошутила?! Ради остроты ощущений? Дура ты, Аня, дура! – прохожий бросил трубку. «Тогда что же это было?»
    «Да. У меня была Любовь… За эту Любовь можно было отдать себя всего до конца. А он… Он предатель. Он ненавидел меня с самого начала и всегда хотел причинить мне боль. Выхода нет. Я знаю, что нужно сделать! Я ненавижу вас!»
   
    ***
    Она никогда не считала себя эгоцентричной или избалованной. В чем-то она уступала, в чем-то нет, и это было нормальное и естественное состояние для любого человека. Она поняла это после того как познакомилась с Ним.
    Их познакомили на очередном «собрании». Она скептично отнеслась к приглашению ее хорошего знакомого посетить какого-то человека вместе с другими людьми. Сект она не боялась, считая, что на человека в здравом уме ничто не повлияет без его желания. Сторонится подобных сборищ – означало бояться их, а страх – это как раз и есть внутреннее согласие с тем, что на тебя МОГУТ повлиять. Так же как и яростное желание доказать, что на тебя никто и ничто не смеет влиять – это все тот же самый страх. Так рассуждала она о всяких баптистах, иеговистах и прочих собраниях. Поэтому если ей приходилось сталкиваться с приглашением на такого рода мероприятия, то никогда не отказывалась. Шла с улыбкой на лице, была дружелюбна и приветлива с людьми, но второй раз не возвращалась – не было желания. Вот и в этот раз она просто пошла. Знакомого – милого, улыбчивого парня – звали Андрей.
    - Это очень интересный человек, Маш, - говорил он, ведя девушку по улице. Он бережно держал ее за руку. – Он какой-то… особенный, понимаешь?
    Маше не были приятны его показные ласки. Такие, например, как взять за руку или поцеловать в щечку. Чтобы не обижать человека она старалась не реагировать негативно на вмешательство в ее личное пространство. Она понимала, что Андрей надеется на большее, но, увы – он не интересовал ее как мужчина. Лишь когда он пытался поцеловать девушку в губы, она отстранялась. И пока Андрей довольствовался тем, что имел.
    - Пока нет, - честно призналась девушка. – Может и особенный, но пока не увижу не пойму.
    Андрей привел ее к большому хозяйственному зданию. Склад или что-то похожее.
    - Куда ты меня притащил? – поинтересовалась Мария и полушутя пригрозила. – Учти, я знаю твои паспортные данные.
    - Все будет хорошо, - Андрей был уверен в себе. Он остановился перед небольшой калиткой в высоких металлических воротах, с потрескавшейся краской и проступившей местами ржавчиной.
    Если бы парень привел ее сюда под вечер, то девушка развернулась бы и ушла не оборачиваясь. Доверие доверием, но и голову на плечах иметь тоже не плохо. Однако еще не было и одиннадцати часов дня.
    - Ладно, чего стоим? Пойдем, посмотрим на твоего… особенного, - Маша толкнула калитку рукой. А затем махнула рукой: - Веди, Иван Сусанин.
    В общем-то ничего примечательного во дворе не обнаружилось – так, пара деревьев, покрытых зеленой сочной листвой; мягкая трава, с протоптанной тропой к небольшой окрашенной синим цветом двери; и кирпичный колодец, заросший плющом. Андрей пошел первым.
    Он не стучал, а просто открыл дверь, проходя внутрь. Девушка последовала за ним, пригнув голову, чтобы уберечь ее от столкновения с верхней балкой двери. Она увидела небольшое хорошо отделанное помещение, в центре которого стоял теннисный стол. В углу комнаты у стен пристроились уютные диванчики и кресла между ними стоял небольшой квадратный стол. Людей было немного – человек шесть. Двое играли в теннис (мужчина и женщина), остальные расположились на диване и вели оживленную беседу. Мария присмотрелась к говорившим, пытаясь «нащупать» того особенного, то есть главного в этом собрании людей. Она обвела взглядом всех и попыталась почувствовать маленькие незримые нити между людьми. Играющих в теннис она исключила сразу. Сейчас они почти не связаны с остальными, увлекшись игрой. Скорее всего где-то среди тех четырех. Маша доверяла своей интуиции. Трое из сидящих на диване внимательно слушали. Один, активно жестикулируя, что-то объяснял. Потом он остановился и повернулся лицом к вошедшим. Девушка почувствовала на себе внимательные взгляды. Четверо вернулись к беседе. Теперь уже трое разговаривали и жестикулировали, перебивая друг друга.
    Андрей тем временем, не спеша, подошел к игравшим, поздоровавшись с ними за руку. Он с каждым перекинулся парой фраз, вкладывая положительную эмоцию в свои слова. Фраза «Как дела?» звучала так, словно ему и правда были интересны дела этих людей, затем направился к столу.
    Все это Мария отметила почти мгновенно, но ей хотелось найти того «особенного», о котором говорил Андрей. И она нашла его. Немного в стороне от троих активно что-то обсуждавших, поджав ноги, в позе полу-лотоса сидел мужчина. Он практически не разговаривал, глядя на всех присутствующих с улыбкой. Это не была насмешка или улыбка своим мыслям. Это была чистая, добрая и открытая улыбка. И этот мужчина почти не отводил взгляда от только что прибывших Андрея и Марию. Когда парень подошел к нему, разговор прервался. Андрей повернулся к девушке и подозвал взмахом руки.
    Мария улыбнулась, глядя, как внимательно ее осматривают присутствовавшие люди. Она чувствовала себя немного не в своей тарелке, но отмахнулась от этого ощущения. Быть честной и открытой – вот лучший способ защитить себя. Она приподняла подбородок и посмотрела прямо в глаза «особенному».
    - Это Дмитрий, - представил мужчину Андрей. Затем он по очереди назвал имена остальных. Девушка их не запомнила. Для нее они были лишь ничего не значащими «пешками». «Фигура» – вот она, Дмитрий.
    Ее взгляд столкнулся с его лишь на мгновение, но в это мгновение она почувствовала, будто находится вне времени и пространства. Это была вечность. И девушка знала, что Дмитрий увидел тоже самое в ее глазах. В реальности чувство длилось недолго, но ощущение бесконечности оставалось в памяти. «Как странно», - подумала она.
    Люди всегда делились для нее на «пешки» и «фигуры». Хотя в шахматы она почти не играла, такое разделение было почему-то ближе к ней. «Пешки» позволяли собой командовать, «фигуры», соответственно командовали. Любая «пешка» могла в определенной ситуации стать «фигурой» и наоборот. Как пример – строгий начальник, дерущий три шкуры с подчиненных, но он же – абсолютная тряпка дома с женой. В этой ситуации именно Дмитрий был «фигурой».
    Дима много спрашивал, и Маша старалась отвечать честно и не обижаться на некоторые личные вопросы. Он приводил примеры ощущений жизни вокруг, о которых люди рассказывали ему, сравнивал с ответами девушки. Она рассказала ему о «нитях» и о своих ощущениях людей, о «пешках» и о «фигурах». Он спросил, верит ли Мария в Бога. Девушка ответила отрицательно, а Дима одобрительно улыбнулся, видимо соглашаясь. Маша сама не заметила, как пролетели пять часов, и люди вокруг них разошлись.
    Такой была их первая встреча. Дмитрий посвятил все свое время исключительно на разговор с ней. Но самое главное – он ее заинтересовал. Чем? Ответ оказался исключительно прост.
    Когда девушка приходила на «встречи», никто не говорил с ней о ней самой, не пытался выразить себя через нее. Ее слова использовали, чтобы попытаться загнать в угол и прижать «железными» аргументами о существовании Бога. Однако причину всех этих доказательств и настойчивости в вере, Маша видела в самих людях. В их эго. Им НУЖЕН был Бог. Для чего? У каждого были свои причины. Ей рассказывали, ее убеждали, приводили «факты» (между прочим довольно спорные), но это не вызывало в ней никакого положительно чувства.
    А Дима, рассказывая о себе, казалось, говорил о ней самой. И девушка пришла еще раз. Она поняла, что влюбилась.
    Их мысленный диалог, длившийся в реальности несколько лет, занимал не так много времени для понимания. Однако что-то извне мешало понять друг друга. Маша предполагала, что это был эгоизм.
    «Почему ты работаешь сторожем?» - она спрашивала, а он отвечал.
    «А зачем мне другая работа? Мне платят деньги, я практически ничего не делаю, не отвлекаюсь от того, что мне важно. Я не ищу славы, не ищу богатства. Мое самое большое богатство – это вы».
    «Мы? Почему?» - удивление.
    «Нам только кажется, что другие не видят и не понимают того, что мы чувствуем. Все мы чувствуем и боль и счастье. Я здесь, чтобы стать лучше, и только вы помогаете мне в этом. Это и есть самое ценное для меня».
    «А я? Я тоже помогаю?»
    «Конечно»
    Сначала диалог такой формы устраивал Машу, и она чувствовала себя счастливой. Оставаясь наедине с Димой, она понимала, что влюбилось беззаветно. Но скоро бесконечные потоки людей стали вносить все большее и большее напряжение в их отношения. Ей хотелось больше проводить времени вместе с ним, разговаривать и спрашивать.
    «Почему ты разговариваешь с ними? Ведь они совсем не понимают тебя», - Маша снова задавала вопросы.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: