Творчество поклонников

Кам-бу-ха

Добавлен
2010-06-02 14:30:54
Обращений
4238

© Иннокентий Соколов "Кам-бу-ха"

    Наличие приусадебного участка – обязательно. Звонить по телефону…»
    Просмотрев критическим оком текст, исправив пару ошибок, Семен Степанович одобрительно кивнул головой. Следующие три часа, старик увлеченно переписывал объявление. Изведя пол пачки бумаги, Семен Степанович решил остановиться. Полученных копий вполне должно было хватить, чтобы оклеить все столбы в радиусе ста метров от дома, в котором жил старик.
    Старик весь вечер клеил объявления, шлепая по грязи, ругая мелкий противный дождь и городские власти, которые своим бездействием допускали такой беспорядок. Перескакивая через огромные лужи, Семен Степанович предвкушал, как рано утром, выйдет однажды на старенькое крыльцо, и сладко потянется, слушая пение птиц. Сладкие грезы нарушил промчавшийся мимо автобус, который окатил старика холодной грязной водой…
    Покупатели нашлись быстро. Нагрянули шумной толпой, оставив в квартире запах дешевого вермута – Семен Степанович потирал руки, в ожидании поездки по местам боевой славы.
    Собрались, поехали.
    Что и говорить – раздолье. Даже не деревня, поселок – пара трехэтажных домиков на окраине, и дачи, дачи, дачи… Покупатели не обманули – Семен Степанович трижды обошел будущие владения, не веря нахлынувшему счастью.
    Все как мечталось – десять соток огорода, деревянный забор с калиткой, колодец с жестяным ведром (в донышке резиновый клапан, чтобы тонуло быстрее), собака по имени Жук, и запах цветущих вишен. Пчелы носились маленькими сумасшедшими кометами, наполняя воздух весенним жужжанием, кружилась голова, и хотелось кричать от внезапно нахлынувшего счастья.
    Оформили все полагающиеся документы, и Семен Степанович стал полноценным хозяином дома. С мебелью возиться не стали – бросили, как есть, благо в квартире старика и в стенах дома доживали свой век одинаково старые, пусть и добротные вещи.
    В кухне осталась трехлитровая банка с какой-то гадостью – в мутном рассоле плавали лохмотья не-то гриба не-то плесени. Сгоряча Семен Степанович хотел вылить подозрительное содержимое банки от греха подальше, но затем остыл. Раз стояла банка эта на столе, значит, была тому причина.
    Первые дни, старик не выходил из дома. Присматривался, обживался. Наслаждался тишиной – никто не ходил сверху, шаркая неуклюжими шагами по тонкому полу, не кашляли за стеной, не орала музыка из колонок соседского автомобиля, оставленного прямо под окнами, а неугомонный молодняк не нарушал пронзительными воплями священный покой старика.
    За окном щебетали птицы, в раскрытые окна врывался запах цветущих вишен, а в душе поселилась неземная благодать. И даже странные лохмотья в банке казалось, радовались вместе с новым хозяином дома.
    Семен Степанович подправил просевшую калитку, подбил кое-где забор, найдя подходящие доски в неряшливой куче за домом, не торопясь, навел порядок во дворе, радуясь появившимся хлопотам. В жизни появилась новая цель – если раньше старик бесполезно проводил время в тоске и печали, то теперь словно ожил.
    Разобрался Семен Степанович и с лохмотьями в банке – заскочившая за солью, соседская молодуха простодушно просветила старика о тонкостях народной медицины. Настой чайного гриба Семен Степанович в первый раз попробовал с опаской – закрыл глаза, прислушиваясь к ощущениям. Похожая на газировку жидкость приятно покалывала небо. Сделав еще глоток, старик ощутил, как по телу прошла приятная волна - сразу же захотелось сделать что-то полезное. Отставив банку, Семен Степанович задумчиво глянул в окно. Со следующей недели нужно будет заняться огородом – разметить и вскопать грядки, присмотреть место для теплицы, выкопать яму для компоста.
    Подойдя к зеркалу в прихожей, Семен Степанович долго смотрел на свое отражение. Морщины на лице немного разгладились, да и сам он стал вроде бы немного выше ростом. Чудеса, да и только.
    Все последующие дни старик трудился во дворе, пил чудесный настой чайного гриба, и даже не вспоминал о том тоскливом и пустом времени, когда сидел в душной квартире, уставившись в окно тяжелым, неподвижным взглядом.
    На следующий год Семен Степанович собрал невиданный урожай. Чайный гриб в банке заметно подрос, а в погребе появилась странная плесень, но это уже совсем другая история.
   
    4
    - Знаете ли вы, что такое чайный гриб?
    (Вопрос задает в прямом эфире ведущий программы «Ваш город» Мошей Зворяк)
   
    Наташа, 26 лет, реализатор.
    - Чайный гриб? Нет, ничего не знаю о таком. Что это?
   
    Михаил, 10 лет, школьник.
    - А, чайный гриб… Знаю, у нас дедушка пьет каждое утро. Прямо из банки. Из трехлитровой. Не, сам не пробовал, может потом как-нибудь…
   
    Анастасия, 19 лет, студентка
    - Чайный гриб? А что это?
   
    Константин, 21 год, гопник.
    - Да, знаю. Пью уже, который год. Сами понимаете, при моей профессии всегда нужно быть в форме. Так что могу всем порекомендовать принимать этот чудесный настой. Главное, не забывайте промывать гриб проточной водой.
   
    Николай Иванович, 54 года, инженер.
    - Нет, никогда не слышал о таком.
   
    Ксюша, 4 года, ходит в детсад.
    - Чай люблю. Люблю мороженое, шоколадку сладкую люблю. Гриб? Не-а, он, наверное, невкусный…
   
    Светлана, 29 лет, домохозяйка.
    - Уже который год пилю мужа, чтобы достал чайный гриб. Воз и ныне там.
   
    Анатолий, 34 года, бизнесмен.
    - Пью сам, и хочу посоветовать остальным – пейте и не пожалеете. Здоровье улучшает, да и чувствуешь себя лет на десять моложе. Вот уже второго год пью настой чайного гриба, и как огурец…
   
    Анжелика, 24 года, проститутка.
    - Знаю, отличнейшая вещь. За день так намучаешься, устанешь как собака, а придешь домой, выпьешь стаканчик-другой, вроде бы и жизнь кажется светлее что ли…
   
    Сергей, 12 лет, школьник.
    - Родители пьют, и меня заставляют. Мне не нравится – вкус противный такой, словно компот забродивший.
   
    Николай Родионович, 64 года, пенсионер.
    - Недавно услышал по радио о целительных свойствах гриба. Хочу вот попробовать, но все руки как-то не доходят.
   
    Григорий, 38 лет, аферист.
    - Могу посоветовать отличное средство. Называется рисовый гриб – ничуть не хуже чайного. Вот смотрите, один пузырек концентрата стоит… Ну постойте, куда вы…
   
    Галина Ивановна, 35 лет, водитель троллейбуса.
    - Нет, никогда не слышала.
   
    Наташа, 26 лет, бухгалтер.
    - Ой, у нас все девочки в отделе пьют настой гриба, и меня приучили. Пью с удовольствием, главное, что для организма польза.
   
    Оксана, 19 лет, студентка.
    - Впервые слышу. Вы наверно сетевым маркетингом занимаетесь?
   
    Иннокентий, 31 год, скромный банковский служащий.
    - Давно хочу купить, но нигде найти не могу. Говорят полезно…
   
    Валентина, 34 года, работник центра соцобеспечения.
    - У меня мама, когда-то такой гриб выращивала. А потом надоело… Может быть, буду выращивать этот гриб сама.
   
    Михаил Яковлевич, 79 лет, персональный пенсионер.
    - Я старый больной человек, пью этот блядский настой уже почти пятьдесят лет, а… Молодой человек, подождите…
   
    5
    Труба была небольшой – толщиной с руку, метра четыре длиной, она тускло отсвечивала на солнце нержавеющим боком, начинаясь у небольшого, полуразваленного здания насосной, и уходила к старым, проржавевшим цистернам, скрываясь в хитросплетении фланцев, переходников и кранов.
    - Нержавейка – Ефимыч с удовольствием погладил холодный металл…
    Трубу Ефимыч присмотрел уже давно. Она вполне нашла бы лучшее применение в домашнем хозяйстве Ефимыча, тем более что вокруг все равно царили разруха и запустение, поэтому угрызения совести ни коим образом не терзали рачительную душу будущего хозяина трубы.
    Ефимыч осторожно осмотрелся вокруг. В широком котловане, окруженном небольшой земляной насыпью находились с полдюжины высоких, ржавых цистерн, то ли пустых, то ли наполненных какой-то дрянью. Вдали виднелась пустая сторожка, хозяин которой, скорее всего, спал, напившись скверного, дешевого самогона, а может быть, и вовсе отправился в город, на поиски приключений. Полуденное, летнее солнце раскалило воздух, и нависло над котлованом огромным, слепящим шаром.
    Никто не мог помешать Ефимычу, отрезать кусок драгоценной трубы. Ефимыч достал из мешка ножовку, и примерился, чтобы сделать первый надпил. Много ему не надо – метра два, три, ну, в крайнем случае, все четыре…
    Когда-то, еще давно, это был крупнейший комбинат, сейчас же, останки предприятия навевали мысли о прошедшей атомной войне. Руины зданий оскалились пустыми проемами, выщербленный кирпич осыпался белесой крошкой, остатки металлоконструкций покрылись толстым мхом ржавчины.
    Окружающая территория могла служить отличным местом для съемок фантастических фильмов, поражая своей неухоженностью. Местами останки строений уступили место зеленой армии сорняков, которые захватывали все новые и новые участки, грозя скрыть под собой все следы цивилизации.
    Как бы то ни было, проблемы некогда работающего комбината, интересовали Ефимыча меньше всего. Он толкнул ножовку. Старое полотно процарапало поверхность трубы с противным дребезжащим скрипом. Тончайшие вибрации передались ближайшей цистерне, и на миг Ефимычу показалось, будто что-то всколыхнулось у него в голове. На всякий случай он оглянулся.
    Никого, ну и ладно. Ефимыч пожал плечами – нужно заканчивать поскорее, а то мало ли что…
    Пропилив некоторое время, Ефимыч чертыхнулся – взметая металлические опилки, прямо в лицо ему ударила тонкая струйка воды.
    - Черт знает что!
    Ефимыч скользнул взглядом вдоль трубы – к счастью, она начиналась с ржавого вентиля, торчащего прямо со стены насосной. С третьей попытки Ефимыч закрутил кран, перекрывая воду. Непонятно было одно – на кой черт вообще было держать под давлением старые трубы? Не иначе расхлябанность бывших владельцев комбината…
    Следующие пятнадцать минут, Ефимыч сердито отпиливал трубу, стараясь не сломать ножовочное полотно. Труба скрипела и понемногу сдавалась.
    - Ух, тяжелая, зараза – труба скрипнула, и прогнулась.
    Ефимыч аккуратно отложил инструмент, и ухватился за добычу.
    - А ну-ка… - сил у бывшего слесаря оказалось вполне достаточно, чтобы раскачать неподатливый кусок металла. Наконец, скрипнув в последний раз, труба отломилась. Оглянувшись, Ефимыч не спеша, потащил трубу, покидая унылые развалины…
    Ушел он недалеко.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: