Творчество поклонников

Кам-бу-ха

Добавлен
2010-06-02 14:30:54
Обращений
4221

© Иннокентий Соколов "Кам-бу-ха"

    Что-то снова всколыхнулось в голове, и солнце на небе, вдруг вспыхнуло ярче, словно пытаясь протолкнуть огненные пальцы как можно глубже в глазницы Ефимыча.
    Рот наполнился соленым, а из носа потекло ручьем.
    - Едит твою… - старик бросил трубу, вытер губы, и замер, уставившись на руку. Ладонь и пальцы оказались испачканы кровью.
    Тихий треск, раздался откуда-то со стороны, и Ефимыч с изумлением заметил, как качнулась линия горизонта, дернулась и принялась заваливаться в бок. Последнее, что он запомнил в этот момент – как что-то твердое и шершавое коснулось щеки.
    Потом свет померк, и угасающее сознание старика заполнилось зеленоватой мутью. Муть была неоднородной – она мягко обволакивала естество Ефимыча, ту неугомонную часть, которую принято считать душой. Ефимыч мог ощущать ее со стороны – не муть, душу – сейчас она была похожа на множество метающихся искорок обтянутых невидимой сетью. Сеть удерживала их вместе, не давала разлететься в стороны, чтобы раствориться в окружающей мути.
    Муть в свою очередь пыталась проникнуть вовнутрь, чтобы привнести в мечущуюся суматоху свой однообразный порядок. И когда ей это удалось, искорки непутевой души старика стали гаснуть одна за одной.
    Для Ефимыча это стало чем-то похожим на возвращение домой – он растворялся вместе с этими искорками, и когда последняя из них вспыхнула напоследок маленьким забытым солнцем, он услышал тихий шелест.
    Так шумит камыш на болоте, так ветерок играет пожелтевшей листвой, так шепчут ночами старые ивы, оплетая ветвями друг друга. И было ему откровение:
   
    Маленький комочек слизи попал в темноту. Там, в темноте было много воды. Вода накрывала глинистые комки, которые испускали странное тепло.
    Комочек слизи любил свет так же как любил воду, но здесь, в темноте он был обречен. Здесь не было света, но зато было много глинистых комков, каждый из которых пытался согреть непутевого собрата, отдать ему частичку тепла.
    Если бы комочек слизи хоть немного разбирался в человеческих науках, он бы без труда сообразил, что под водой находится добрый десяток тонн фосфорного шлама – отходы производства содового завода, вернее одного из его цехов. Вода предохраняла шлам от возгорания, и комочек слизи нашел свое пристанище в большой ржавой цистерне. Шлам изрядно фонил – причиной тому была наличие редкоземельных материалов в исходном сырье. Так бывает,… иногда обстоятельства поражают даже самых завзятых скептиков.
    Шло время – комочек слизи рос, набирался сил. Тепло исходящее снизу заменило свет, более того, оно дало много больше – слизь изменялась, усложнялась. Колония различных организмов стала одним единым – проточная вода омывала огромную поверхность разумного гриба, и казалось, так будет всегда.
    До сегодняшнего дня…
    Разумное мыслящее существо пыталось понять, что происходит – оно в один короткий миг, тем не менее, показавшийся ему нестерпимо длинным, научилось ощупывать пространство, чтобы менять его, подстраивать под свои потребности.
    В этом пространстве было много чего интересного, но самым интересным оказался источник всех бед. Дрожащая тварь покусилась на самое святое – источник жизни. За время пребывания в цистерне огромный гриб привык к обилию влаги. Вода поступала в цистерну, и гриб рос, вбирал в себя драгоценную влагу.
    Он не сразу сообразил, что влаги стало меньше. Ее стало не хватать – гриб вобрал в себя все, что осталось в цистерне и это его погубило. Вода накрывала поверхность шлама, предохраняя от контакта с воздухом, но теперь ее не стало, и гриб ощутил, что волны тепла исходящие снизу стали сильнее, жестче.
    Огромный медузомицет впервые почувствовал боль – от соприкосновения с нагревающимся шламом его клетки гибли, принеся новое ощущение потери. Гриб был обречен и осознавал это.
    Шлам нагревался, и если бы Ефимыч оглянулся, он заметил бы, как над сужающейся горловиной цистерны курится белый дым. Впрочем, сейчас ему было не до этого.
    Гриб умирал, и когда процесс разрушения клеток зашел слишком далеко, медузомицет в последнем, отчаянном усилии протянул невидимые щупальца в сторону чужака, нарушившего равновесный покой.
    И когда последняя клеточка сгорела в бурлящей фосфорной жиже, та самая, грибная суть обрела себе новое тело.
   
    Ефимыч застонал. Твердое и шершавое оказалось каменистой почвой – он лежал, прижавшись щекой к земле. Старик встряхнул головой. В глазах двоилось, в ушах звенело, а из носа бежала кровь. Ефимыч попробовал, было встать на ноги, но нижняя половина тела отказывалась слушаться старика.
    Он закашлялся, пуская кровавые пузыри, а затем, отдохнув немного, пополз потихоньку прочь от проклятой цистерны, начисто позабыв про оставленный отрезок трубы.
   
    6
    Наташкино утро начиналось с пронзительного тарахтения будильника. Правильнее было бы сказать звона, но Наташкин будильник именно тарахтел, подозрительно постукивая металлическими деталями где-то там, внутри облупившегося эмалированного корпуса. Что и говорить – допотопный монстр, переживший не одно поколение хозяев. Наташке он достался по случаю – подруга Светка оставила впопыхах, а забирать потом стало некогда, так и прижился старичок на узкой тумбочке, рядом с продавленной кроватью, тарахтел каждое утро, будил так сказать.
    Просыпаясь, Наташка некоторое время лежала молча, не открывая глаз, словно пытаясь вернуться туда, в мир сновидений, откуда ее безжалостно выдирал трудяга-будильник.
    Когда в будильнике заканчивался завод, Наташка тяжело вздыхала, и вылезала из-под теплого пухового одеяла в холодное пространство однокомнатной квартиры. Такая себе волшебная шкатулка – тут тебе и спальня, и прихожая и зала. В одном углу телевизор на ножках, в другом сервант с треснувшей стеклянной дверкой. Продавленная тахта и покосившееся кресло. В общем - творческий минимализм.
    На творчество Наташку тянуло где-то после обеда, но сегодня был особый день. Наташка протянула руку, включила радио. В пыльном динамике что-то треснуло, затем деловито забубнило. Диктор рассказывал о полезных свойствах чайного гриба.
    Сначала Наташка слушала вполголоса, затем отвлеклась. Руки сами чистили картошку, набирали воду в кастрюлю, насыпали в чашку заварку, а в голове уже крутились первые строки.
    Залив заварку кипятком, Наташка замерла, кусая губы. Уткнулась неподвижным взглядом в грязную печку, и отставив чайник, негромко но с чувством продекламировала:
   
    На солнце блестит
    Белыми искрами снег
    Однако мороз
   
    Получилось душевно. Наташка прикинула так и этак – стихотворение вышло почти идеальным. До полного совершенства не хватало малого – собственно самого мороза и блестящего на солнце снега. Погода за окном не радовала – шел противный октябрьский дождь, дул не менее противный ветер.
    Наташка рассеянно улыбнулась. Не забыть бы - записывать лень, но память частенько подводила хозяйку. Ну да ладно, будет вдохновение, будут стихи. Наташка сбросила ночнушку, подошла к огромному, на всю стену зеркалу, придирчиво повертелась, выбирая позу поэффектнее. Вывернула поясницу – татуировка почти зажила, скоро отшелушится корочка, и синенький дракон будет стыдливо выглядывать из-под кофты каждый раз, когда Наташке приспичит наклониться.
    Ладно, пора одеваться. Наташка проскользнула в тоненькие стринги, натянула прозрачные, почти невесомые колготки. Тугие чашечки бюстгальтера приподняли небольшие груди. Юбка, блузка, сапоги-ботфорты. Недорогое полупальто на плечи.
    Ну все подруга, вперед.
    На улице оказалось еще противнее, чем думалось Наташке. Она бежала, спотыкаясь на высоких каблуках, почти успела, но водитель маршрутки не стал дожидаться, рванул вперед, окатив напоследок грязной водой. Наташка погрозила удаляющемуся автобусу кулаком и спряталась под узкий козырек остановки.
    Следующая маршрутка шла не скоро, так что на работу Наташка опоздала минут на двадцать. Расписалась в журнале под неодобрительным взглядом старухи-вахтерши, оставила полупальто в гардеробе, и, скорчив виноватую рожицу, побежала, стуча каблуками в свою комнату.
    Клиент уже поджидал Наташку. Расселся в кресле, листал лениво журнал, вытащенный наугад из невысокой неряшливой стопки на журнальном столике. Наташка плавно опустилась перед ним на колени, и принялась привычно расстегивать пуговицы ширинки. Поглаживая ухоженными пальчиками вздыбившуюся плоть клиента, Наташка на миг ощутила нечто странное – словно ее накрыло теплой волной, и от этого нового чувства, ей захотелось закричать, но волна схлынула, оставив в голове странные строчки. Наташка закрыла глаза и тихонько прошептала:
   
    Лунным светом разлилось сияние
    В банке дремлет, не ведая страха
    Чайный гриб - медузомицет
   
    Эти строчки она повторяла вновь и вновь до самого вечера, и даже вечером, когда Наташка шла домой, редкие прохожие оборачивались вслед, пытаясь понять, чему так улыбается невысокая симпатичная девчонка.
   
    7
    Вкладыш к препарату «Медузомицетин»
   
    «Медузомицетин» - препарат, содержащий экстракт чайного гриба. Препарат предназначен для внутреннего применения
   
    Состав:
    На 100 мл. раствора – экстракт чайного гриба - 34,2 г., водный субстрат продуктов обмена веществ Lactobacillus Helveticas DSM 4183 – 66,8 г.
   
    Вспомогательные вещества:
    Молочная кислота, фосфорная кислота, лимонная кислота.
   
    Медицинская форма препарата:
    Капли.
   
    Фармакотерапевтическая группа:
    Медузомицетиновые препараты.
   
    Фармакологические особенности:
    При постоянном применении препарата (не менее одного месяца), особенным образом экстрагированные частицы чайного гриба абсорбируются в кишечнике. При достаточном насыщении организма частицы начинают образовывать мигрирующий зародыш чайного гриба. Колония микроорганизмов самостоятельно находит подходящее место в черепной коробке для размножения и роста. На протяжении двух-трех недель, гриб растет, питаясь клетками мозга, постепенно заполняя собой весь объем. В течение первой стадии, клетки гриба самоорганизуются, беря на себя функции управления организмом. По окончании первой стадии гриб переходит во вторую рабочую стадию, в которой остается постоянно. Во второй стадии организм приобретает новые функции – способность общаться телепатически с другими колониями микроорганизмов, способность влиять на случайную составляющую реальности (коэффициент удачи), увеличивается продолжительность жизни организма в целом, улучшается самочувствие, значительно усиливается иммунитет. Во второй стадии гриб самостоятельно без применения медицинских препаратов проводит чистку организма, выводит шлаки, радионуклиды, раковые клетки.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: