Творчество поклонников

Озеро

Добавлен
2005-07-26
Обращений
4329

© Юра Оборотень "Озеро"

    У нас дома пиво, орешки и долбанный Джерри Спрингер по телеку! – неестественно весело выкрикнул я и мы направились обратно.
   
    3
    Все собрались в большой комнате на первом этаже. Голова Эллин лежала на коленях Стива и она понуро водила пальцем по клеточкам не его рубашке. Мэри сидела в продавленном, но безумно удобном, «отцовском» кресле, я же развалился на полу, положив под голову плюшевого медвежонка, Дема, подарок мамы на 6 лет.
    На экране телевизора собачились две толстые лесбиянки, пытаясь вырвать друг у друга по клоку жидких волос. Я с отвращением наблюдал за тем, как трясутся их целлюлитные ноги, обтянутые в лосины, и постепенно понимал, почему они лесбиянки. Ни у одного мужика не возникнет желания иметь бабищу, да еще находится рядом с ней каждый день. Я попытался представить их голыми, но стало как-то нехорошо, и я прекратил это занятие.
    Уже стемнело, и к оконному стеклу прилипли белые бабочки-мотыльки. Они смотрели внутрь, своими мертвым бесцветными глазами, будто просили:
    «Ну, впусти! Впусти же нас! Тепло! Тепло! Свет! Впусти!»
    Я поднялся и щелкнул по стеклу. Мотыльки лениво пошевелили усиками, и продолжили путешествовать по невидимой преграде. Один из них попытался просунуться сквозь какую-то щель, и теперь наружи торчала только задняя его часть. Серая, толстая, с нее опадала пыль.
    Я вернулся на свое место и тут, внезапно для всех, Эллин сказала:
    - Давайте уедем отсюда, ребят?
    Странно, но никто не посмотрел на нее непонимающе, никто не повертел пальцем у виска. Все восприняли это как должное, как то….
    … что каждый хотел сказать. Просто Эл была посмелее.
    - Сейчас? – спросил я насмешливо. – Ночью рванем?
    - Да. Поймите, что-то не так, - Эллин оторвалась от рубашки Стива, но продолжала лежать.
    - Что не так?
    - Я чувствую… такое ощущение, что ты… извини меня, Майк, что ты в склепе. Меня все время донимают странные мысли. О смерти, о….Никогда такого еще не было. И еще я все время вспоминаю холод этого озера.
    - Стив, пощупай ей голову, может температура? – попросил я. Но на самом деле все было понятно. То, что я раньше спихивал на свою взрослость, выходило наружу. Нет, мне определенно не нравилось здесь, и дело было не в прошедшем детстве. Что-то изменилось. Неуловимо, но до того сильно, даже мурашки по коже. Я огляделся по сторонам – залитая желтым, теплым светом комната. Деревянные панели на стенах. Вот, улыбаясь, на меня смотрит отец, мать, и я, эту фотку мы сделали лет семь назад. Вот незажженный камин, с нелепым синим цветком, который я нарисовал в тайне, одолжив у отца краску. Все было прежнем. Но почему-то, стоило мне взглянуть на окно, как накатывал страх. Мерзким червяком всверливался в голову:
    «уходи! Впусти! Впусти же нас! смерть! СМЕРТЬ!»
    - Что думаешь, Стив? Мэри? – поинтересовался я, хотя уже все для себя решил.
    - Думаю, да, - спокойно сказал Стив.
    - Да, - сказала Мэри и мы, не сговариваясь, пошли собирать вещи.
   
    4
   
    «Ну, давай же, девочка моя, давай, давай! Давай!!!»
    Но машина не желала заводится. Мотор скрежетал и урчал, взвывая стартером.
    Тщетно.
    - Майк? – на плечо мне легла рука. Я кинул взгляд в зеркалом заднего обзора – в темноте поблескивали линзы очков Стива; а рядом, прижавшись к нему, и, как мне показалось, дрожа, сидела Эллин.
    - Не знаю в чем дело.
    Я вылез из «форда», с силой хлопнул дверью и полез под капот. Это была формальность. Даже если бы что-то случилось, то я не смог бы ни хрена сделать. Все что знал, было проделано перед поездкой. Свечи почищены, фильтры сменены, с электроникой тоже порядок. Я подергал провода, зачем-то покрутил клеммы аккумулятора и закрыл крышку капота.
    Попадалово. Стив и подавно не соображает в машинах, о девушках и речи не идет. Значит, вся надежда на отца. Если позвонить ему и спросить, что делать, он точно подскажет. Я вытащил сотовый и набрал номер.
    Гудки.
    Я вдохнул полной грудью – воздух был свежим, бодрящим. Но он не был вкусным. Может это все бред, но раньше воздух здесь был именно вкусным. А теперь…. Обычным. Даже… Как будто дистиллированную воду пьешь – холодная, но абсолютно безвкусная.
    Гудки.
    Да что ж такое, почему не берет?! Я посмотрел на экран – вызов шел, но пропала сеть. Ладно, надо попробовать еще разок.
    Через пару секунд я выругался – теперь сеть пропала совсем.
    Открылось окно, и выглянул Стив:
    - Ты чего там, Майк?
    - Надо позвонить отцу, спросить, что с машиной, но хрен есть сети. Посмотрите, может у вас есть? – попросил я.
    Стекло поднялось вверх, и следом я услышал приглушенный голос Стива. В темноте салона зажглись экраны сотовых, но это продолжалось недолго. Щелкнул замок двери и наружу вылез Стив.
    - Пустое дело, Майк, - произнес он как всегда спокойно. Но мне послышалось в его голосе… то ли грусть, то ли отчаянье. Не могу сказать точно. – Наверное, мы в мертвой зоне.
    - Блин. Твою мать. Блин и твою мать!!!
    - Теперь что будем делать?
    - Не знаю, - я откинулся и лег на капот. Небо, очевидно, было затянуто тучами, но иногда проглядывали яркие звезды. Мы частенько выходили с отцом, по ночам, клали пледы на землю и ложились. Отец показывал созведздия, называл их, а потом мы размышляли, почему у них такие названия. Почему ковш назвали медведем, всегда интересовало меня больше всего. Ладно другие, хаотичное сборище точек, но как могли конкретную фигуру назвать другим именем?! Когда я спросил об этом у отца, он сказал:
    «Жизнь. В жизни всегда так. Видим одно, а называется совсем по-другому»
    Я спросил, относится ли к этому ситуация, когда целуешь одну девчонку, а нравится другая?
    Отец хохотнул, взъерошил мне волосы, и ответил:
    «Да. Ты кобель, сынок! А для той, которую целуешь – самый лучший. Так что выбирай, чья точка зрения ближе. Или называй созвездие ковшом, или Большой Медведице»
    Тогда я понял, что в жизни ничего не бывает лишнего - нужна и медведица, и ковш.
    Стив побарабанил пальцами по «форду», и я очнулся от воспоминаний.
    - Я предлагаю остаться здесь до утра, Стив. А потом все решить. Как тебе план?
    - Гениально, - Стив поправил очки на носу. – Одно меня беспокоит.
    - Что?
    - Озеро.
    - Озеро?! – воскликнул я. – И чем же?
    - Тем, что плыло по озеру. Понимаешь, этого не было там раньше. Я видел, как оно появилось на поверхности, плавно, бесшумно. А потом поплыло. Само, или что-то им руководило. Не знаю. А еще ощущения. Майк, я никогда не был впечатлительным. Ну никогда, понимаешь? Все поддается математическому описанию, логике и проча. Но! Когда мы были там… Мне стало страшно. Дикий, животный страх, Майк. И каждый из нас испытал нечто похожее, наверняка! Эллин – точно. А как ты?
    - Никак. Это все бред и предрассудки, Стив! Мне было отлично. Я вырос здесь! И никогда! Слышишь? Никогда я ничего здесь не боялся!
    Стив посмотрел на меня. В темноте я слабо различал его лицо, да это и к лучшему.
    - Сдается мне, что ты врешь, Майк. Но ладно….За ночь, я думаю, ничего страшного не произойдет.
    Он здорово ошибся.
   
    5
    Я проснулся. Никогда еще в моей жизни пробуждение не было таким быстрым, четким и ясным. Это как закрыл - открыл глаза. Без лишней возни, которая была ДО. Без потягиваний, желания поспать еще. Нет. Этого не было.
    Я поднялся. Вчера (или уже сегодня) мы решили устроиться в одной комнате, поэтому рядом со мной скомканной одеяло Мэри. Но ее самой нигде не видно. Чуть поодаль лежит Стив; положив голову на его живот, спит Эллин.
    - Где Мэри, Стив? - спросил я шепотом. Тот равнодушно посмотрел на меня сквозь линзы очков.
    - Ушла.
    - Как ушла? Куда ушла?!
    - Не знаю, может быть в туалет. А может и не в туалет.
    - Что?
    - Я проснулся где-то час назад, Мэри уже не было.
    - И ты не разбудил меня?!
    - Нет.
    - Нет? Нет?! Какого черта, Стив! Что с тобой?! - наверное, я кричал, потому что Эллин заворочалась, и зевнула, одновременно потирая глаза.
    - Что случилось, парни? О чем спор?
    Лишь только она подняла голову со Стива, как тот встал и подошел к окну. Там он снял очки и начал медленно, тщательно протирать стеклышки. Я знал, какие нервы скрываются за этой нерасторопностью. Знал. Но в тот момент я готов был убить это, как я думал, бездушное существо.
    - Мэри ушла неизвестно куда, а твой Стив молчал! Вот в чем спор!
    - Куда ушла? - глаза Эллин расширились.
    Я уже набрал в легкие воздуха, чтобы проорать очередную психованную грубость, но...
    - Мне кажется, она ушла к озеру, - сказал Стив. Все также.
    - К озеру?! Какого черта ей идти к озеру?! - теперь уже взвилась Эллин.
    - Я не знаю... не знаю зачем, потому что озеро само идет к нам, - Стив показал пальцем в окно. Я подошел посмотреть, да так и замер, открыв рот. Сквозь зеленую луговую траву блестело что-то, похожее на воду. Знаете, как бывает во время весеннего паводка? Или на болотах? Будто трава растет прямо из воды, воды, блестящей как ртуть.
    - Не может быть… Оно… оно далеко, - произнес я срывающимся голосом.
    - Тем не менее. Все здесь не так, Майк, сейчас ты можешь это понять?
    - Могу, - я не отрывал взгляда от воды. Она уже подбиралась к гравию, на котором стояла машина, превращая его из серого в темный.
    - Нам надо выбираться. Сети по прежнему нет. Мэри тоже нет.
    - Как?! Единственный выход – идти пешком, пока это сраное озеро не затопило нас, как маленьких котят! – выпалил я.
    Стив присел рядом со мной.
    - Боюсь, это будет сложно. Хотя бы дойти до трассы. Особенно для Эллин. Она беременна.
    - Беременна? Когда ж… а, да ладно. Знаешь что, Стив, - пробормотал я. Именно пробормотал – быстро и еле слышно. – Мне наплевать на Эллин. И на тебя. Нам надо найти Мэри! А вам, как я вижу, наплевать на нее. Как и мне… как и вам… вот черт! – я схватился за голову, так как она нестерпимо заболела. Еще вчера я думал, что все – беззаветная любовь проходит. А вот сегодня… Наверняка, раньше мне было бы хуже, но и теперь было не фонтан. То, что Мэри больше нет (не хотелось верить, но что-то…) погрузило меня в какую-то непреодолимую грусть. Вязкую и непонятную. Как патока. Будто мне впихнули огромную воронку в глотку и льют, льют… Она заливает мою душу… Я глубоко-глубоко вздохнул. Что же происходит?
    Было тошно.
    - Ты не прав, Майк. Подумай. Логически, как я всегда прошу. Почему ты не бросился бежать искать Мэри? Тебе страшно. Мне страшно.

Оценка: 6.00 / 5       Ваша оценка: