• Сердце

    Стихотворение о каменном сердце Максима Анциферова.

    ancif.ru


Творчество поклонников

Крик

Добавлен
2010-06-22 21:52:34
Обращений
3236

© Иннокентий Соколов "Крик"

   Мужчина стоит на мосту. Он прижал руки к лицу. Он кричит в багровеющий закат.
    Она не любит эту картину - ненавидит мазню, но вместе с тем боится кричащего человека. Быть может потому, что чувствует то же, что и кричащий.
    Боль, ужас…
    Она встретит одного из них однажды, много лет спустя. Столкнется случайно в городской толчее. Его руки засунуты в карманы джинсов, во рту тлеет сигарета. Взгляд расслаблен. Он воспримет ее как досадную помеху на своем пути, может быть, даже обернется, пытаясь сообразить, откуда ему знакомо ее лицо. Возможно, остановится, пожмет плечами и уйдет прочь, так и не вспомнив, кто же она такая.
    Все так и произойдет, если она не будет глупить – уберется как можно быстрее, спрячется в толпе. Одинокая девчушка с пустым взглядом.
    Но конечно все будет не так – они будут кричать, прижав руки к лицу. Кричать в багровеющее небо, - человек с картины и она, глупая дуреха. И тогда, взгляд его прояснится, и он сделает первый шаг навстречу судьбе. Ее судьбе.
    - Зачем вы делаете это? Зачем?
    Она шепчет из последних сил, шевелит разбитыми губами, пытаясь узнать правду.
    В комнате все перевернуто вверх дном. Ящики из стола выдернуты и валяются на полу, блокноты и тетради рассыпаны в беспорядке. Растрепанные книги разбросаны у шкафа. Мягкое пуховое одеяло отброшено прочь. Окровавленные простыни сбились – они терзали ее по очереди, сменяя друг друга, словно две обезумевшие машины.
    Солнце заглядывает в окно, освещая дальний угол комнаты. Мухи обезумели и роятся над засыхающей лужей, издающей приторный запах. Лужа натекла из раны в животе.
    Ее муж пытался ползти, оставляя кровавый след, но силы оставили его, и теперь он смотрит стекленеющим взглядом, в ее сторону, словно пытаясь запомнить увиденное как можно четче.
    - Зачем вы делаете это? – она хрипит, уже не пытаясь вырваться из крепких, мускулистых рук.
    Его лицо перекашивает гримаса, которая при желании может вполне сойти за улыбку. Его глаза – две блестящих перламутровых пуговицы, ниточка слюны протянулась из уголка оскаленного рта. Второй не теряет время зря – роется в шкафах, вытаскивает ящики и выворачивает на пол их содержимое.
    - Зачем?
    Первый прижимается к ее телу, причиняя острую боль. Руки гладят, словно пытаясь доставить удовольствие, но она знает – они способны причинять только боль.
    - Детка, ты видела фильм «Крик»? – зловонное дыхание проникает в ноздри. – Видела, ты маленькая трахнутая сучка?
    Он орет, сжимая тонкую шею сильными пальцами.
    - Видела, ну?
    Девушка пытается вдохнуть, но у нее ничего не выходит. Грудь судорожно вздымается, в ушах звенит, в глазах плывет. Она кивает из последних сил, чтобы он отпустил ее.
    - Значит, ты знаешь ответ…
    Вообще-то она не видела фильм. Просто соглашается с мучителем, чтобы он разрешил сделать маленький вдох. Впрочем, она все равно знает ответ. Ей подсказал кричащий мужчина с картины. Он прижал руки к искаженному страхом лицу, и кричит. Она точно слышит каждое слово.
    Они делают это, потому что…
    На самом деле мужчина не кричит. Он шепчет, подсказывая, и она шепчет вместе с ним:
    - Потому что вы…
    Он не собирается слушать ее. Он наклоняет лицо, и кричит, обдавая волнами зловония:
    - Потому что мы психопаты, детка. Гребаные психи, которые ворвались в твой дом, убили твоего любимого муженька и трахнули тебя, маленькая глупая сука.
    Все так, как он сказал. Его руки нехотя отпускают ее шею, и девушка делает первый вздох.
    Воздух обжигает легкие, и она кричит.
    Мужчина на картине кричит вместе с ней:
    - Они уйдут, детка. Обязательно уйдут, оставив тебя одну в комнате. Ты забудешь этот день, как самый страшный сон. Вытравишь его из своей памяти. Запретишь себе даже думать о том, что произошло давным-давно. И однажды, много лет спустя, одним теплым летним утром, ты встретишь его…
    Ты врежешься в его широкую грудь, и чуть не грохнешься оземь. Чудом, удержав равновесие, шагнешь в сторону, бормоча извинения. Он пожмет плечами, равнодушно отметив твой испуганный взгляд. Ты не сразу узнаешь своего мучителя, будешь всматриваться вслед, близоруко щурясь, и память услужливо подбросит множество разноцветных снимков, сделанных тем страшным днем. В них будут преобладать черные и красные цвета, но так уж вышло, что теперь?
    Еще немного, и он уйдет навсегда с твоей дороги, даже не сообразив, кого встретил. Но крик остановит его, и ты с ужасом увидишь, как сузятся его зрачки, когда он узнает, наконец, свою жертву.
    Так говорит человек с картины, и она слышит каждое слово. Она хочет верить ему, лишь бы только эти двое поскорее ушли из ее дома.
    Два психопата в белых хлопчатобумажных перчатках.
    Пришедшие из ниоткуда.
    Изменившие всю ее размеренную жизнь.
    Она слушает человека с картины, и начинает верить ему. Вовсе не потому, что тот не способен на ложь, просто ей очень хочется жить. Дышать этим воздухом, пускай он и пахнет кровью и спермой. Встречать рассветы и провожать закаты.
    Радоваться каждому прожитому дню, каким бы страшным он не оказался.
    Ее мучитель, наконец, оставляет ее в покое.
    Сейчас они заберут все, что им нужно, и уберутся из ее дома.
    Они не причинят ей зла, ведь человек с картины обещал, что она останется живой, и только лишь много-много лет спустя, совершенно случайно столкнется с одним из них, и ни за что не будет кричать, чтобы никто не вспомнил ее – окутанную болью и ужасом девчушку.
    Они о чем-то шепчутся. Их голоса расслаблены и ленивы, но почему же от каждого слова веет холодным страхом? Забирайте все, только убирайтесь, оставьте в покое.
    Но что это? Один из них, снова приближается к ней. В его руке нож. Тот самый…
    Этого не может быть. Она ясно видит смерть в его глазницах. Смерть тоже смотрит на нее, приближаясь. Медленно, неотвратимо.
    Он убьет тебя, детка. Вонзит нож глубоко-глубоко, в твое некогда прекрасное тело. И ты действительно никогда больше не увидишь его. Ты вообще больше ничего не увидишь.
    Никогда!
    Но ведь человек на картине обещал, что они уйдут. И она встретит его однажды…
    Все так, но стоит ли верить обещаниям?
    Девушка не знает. Не хочет знать – смерть приближается к ней, поигрывая ножом. Еще мгновение и…
    Она кричит.

Оценка: 4.50 / 2       Ваша оценка: