Творчество поклонников

Светляки. Глава 2

Добавлен
2010-07-22 13:03:19
Обращений
2474

© Константин Бубновский "Светляки. Глава 2"

   Алан шумно втянул носом морозный ноябрьский воздух, который обжег ему мозг. У него закружилась голова, и он почувствовал приступ тошноты.
    - Алан, милый, где ты? – позвала его Мелинда. По всей видимости, она уже успела заварить чай и вернулась в спальню. – Алан? – послышалось уже ближе. Мелинда шла к нему на балкон.
    Алан спохватился, ведь Мелинда не должна была знать, что он курил. Хотя, на самом деле, он успел сделать всего одну затяжку перед тем, как воспоминания о жутком сне захватили его. Он посмотрел на сигарету, зажатую между средним и указательным пальцем – она обуглилась почти до самого фильтра, так что теперь была похожа на пепельную рождественскую ель.
    Обугленная сигарета обломилась и пепел, проскользив по пальцам Алана, закатился ему в рукав. В этот момент Мелинда отрыла дверь и вышла к нему на балкон. Он посмотрел на нее, и в его глазах читался стыд.
    - Мелли, прости меня. – Он почти повторил то, что пытался сказать мальчик перед смертью. Алан прекрасно понимал, что пришлось пережить его жене, когда ей позвонили из больницы и сказали, что у него случился приступ. Он видел, как переживала она, и помнил, как она проводила дни и ночи в его палате, сидя у постели и держа его за руку. Знал, чего ей стоило улыбаться и шутить, пряча от него свои страхи. Поэтому сейчас, когда она увидела его курящим, он чувствовал себя виноватым.
    - Мелли, я…- начал, было, он, но она подошла к нему и остановила, прижав ладонь к его губам.
    - Тссшшщщ, не надо. – Она покачала головой. - Отдай мне это. – Она протянула руку и забрала его сигареты и зажигалку. Не глядя, засунула в карман своего халата и, прижавшись, обняла мужа. А тот стоял с опущенными руками. Мелинда гладила его по спине, успокаивая:
    - Ну-ну, Алан. Все хорошо. Уже все позади. Расскажи мне, что тебе приснилось. Что случилось?
   
    Алан рассказал то, что он увидел во сне.
    Когда они пришли в кухню, то Мелинда усадила Алана за стол, села рядом и обхватила своими руками его руку, взяв его ладонь в свои. Она опустила голову ему на плечо. Какое-то время оба молчали.
    Алан смотрел в одну точку, а Мелинда не хотела нарушать это состояние. Алан отпил из чашки уже успевший остыть чай:
    - Они холодные? - спросил он, уже зная ответ.
    - Конечно, как ты любишь. – Мелинде не нужно было видеть лицо Алана, чтобы понять, что он улыбнулся. Она почувствовала это, по его плечу, по тому, как его дыхание изменилось на долю секунды: сначала оно прервалось на короткое мгновение, а потом он тихонько выдохнул воздух носом.
    Алан взял гренку с тарелки и откусил добрую половину. Его жевание успокаивало Мелинду. Да и сам Алан стал успокаиваться. В самом деле, мало ли что может присниться. Может, просто его мозг так отреагировал на все это насилие, которое так любят смаковать в десятичасовых новостях. Ведь ему и раньше снились кошмары, когда-то чаще, когда-то реже. Так что не стоило так волноваться из-за ночного кошмара.
    Он повернулся к Мелинде и поцеловал ее, потом запихнул остатки гренки в рот, залпом выпил чай и стал вставать из-за стола:
    - Мелли, я пойду прогуляюсь.
    - Куда ты пойдешь в такую рань? – она посмотрела на часы, которые стояли на одной из полочек. Электронный циферблат показывал 5:47.
    - Зайду к Марко в пекарню, посидим с ним, поболтаем. Помогу ему приготовить булочки.
    - Когда он был у нас в прошлый раз, то жаловался, что когда ты ему помогаешь, курага быстро кончается, так что на булочки ее не хватает. – Она с укоризной посмотрела на него и покачала головой. – С тобой точно все хорошо?
    - Да, просто после сна был под впечатлением, но сейчас уже окончательно проснулся, и все в порядке. Сейчас прогуляюсь, развеюсь, поем кураги, выпью чашечку кофе, поем кураги и часиков в одиннадцать буду дома.
    Алан ушел в спальню переодеваться, а Мелинда подошла к окну, которое выходило во внутренний двор, и задумчиво уставилась на молодые ели, растущие по сторонам.
   
    - Алан, будь осторожен! – Мелинда повязала Алану теплый голубой шарф и расправила его. – Пообещай мне, что все будет хорошо!
    Он улыбнулся:
    - Конечно, милая, все будет хорошо. – Он чмокнул ее в лоб, взял свой зонтик и вышел за дверь.
    Когда он спустился в парадную, то от его улыбки не осталось и следа. Еще на лестнице он обратил внимание, что фонарь под крыльцом подъезда горит. А это значило, что там, на улице было еще темно. Странно. Когда он стоял на балконе, то вдалеке уже начинало светать. Это не были лучи солнца, которые прокладывают дорогу новому дню, но серая бледность, которая приходит на смену черноте ночи. Которая должна была прийти ей на смену…
    Алан пошел на остановку. Обычно в пекарню к Марко, он ходил пешком, но сегодня решил дождаться автобуса.
    Пустой автобус подъехал через несколько минут. Алан пожелал водителю доброго дня, прошел в конец автобуса и сел у окна. Когда они проезжали мимо пекарни, Алан увидел поднятые ставни и самого Марко, который стоял на стремянке и протирал окна.
    Спустя четверть часа Алан поднялся со своего места и подошел к водителю автобуса.
    - Как-то темно сегодня утром,- сказал Алан, глядя по сторонам, чтобы не пропустить нужную ему остановку.
    - Тучи, наверное, вот и пасмурно. – Отозвался водитель и посмотрел на Алана. – На сегодня дождь обещали,- добавил он.
    - Что ж, может быть, – задумчиво ответил Алан.- Может быть… Остановите на следующей, пожалуйста.
    Алан вышел на остановке недалеко от парка и сразу же обратил внимание, что улицы безлюдны. Он не знал точного времени, но предполагал, что должно было быть около половины седьмого. Была суббота, так что вполне понятно, что люди еще спали. Но дворники. Дворников не было. И было темно. Неправильно темно.
    Это какие-то неправильные пчелы, Пятачок!
    Когда он ступил на широкую аллею, выложенную бетонными квадратами плитки, то и без того унылые тополя, будто осунулись, угрюмо нависнув над Аланом.
   
    Алан прошел по аллее до ступенек, которые уходили по сторонам на пару десятков метров. Внизу уже виднелись ворота парка. Занимающий несколько акров парк был излюбленным местом отдыха большинства жителей города. Сюда приходили заниматься студенты, шумные компании устраивали пикники, родители учили детей кататься на роликах, а потом все вместе, и студенты и шумные компании, и дети с родителями, кормили здешних уток. По крайней мере на такую мысль наводила комплекция уток: это были жирные и ленивые создания, которые безмятежно плавали в пруду, в центре которого находился фонтан. Когда им кидали хлеб, утки подплывали, благодарно крякали и ели, потом поворачивались задом, окунались в воду, как будто умывались после обеда, трясли своими перышками-хвостиками и уплывали по одним им ведомым делам.
    Алан специально приехал в этот парк, чтобы убедиться, что его сон на самом деле всего лишь сон. Для этого нужно было всего лишь зайти в парк, пройти в его северную часть (именно там росли дубы как во сне Алана) и…посмотреть под каждым деревом. А можно было пойти на детскую площадку, забраться на горку и посмотреть окрестности. Так Алан и решил поступить. Он надеялся, что к тому времени, как он доберется до детской площадки, рассвет успеет прийти.
    Алан быстро спустился по ступеням и вошел в парк.
    Он ожидал, что в тот момент, когда он будет проходить в ворота, что-нибудь обязательно произойдет: калитка зловеще скрипнет или ворона каркнет, предвещая что-то ужасное. Но ничего такого не произошло. Все было тихо.
    Только зеленая листва торопливо перешептывалась.
    Алан посмотрел по сторонам, чтобы сориентироваться. Налево и направо уходили асфальтовые дорожки. Алан решил идти прямо. Он поднялся на небольшой холм и пошел по мокрой от росы траве.
    Наконец начало светать.
    Значит, водитель автобуса был прав: просто тучи отдалили приход рассвета. Алан был этому несказанно рад. Когда через несколько минут он оказался на детской площадке, то и там ничего странного не обнаружил: качели сами собой не раскачивались, карусель, вместо того, чтобы закрутиться под потустороннюю музыку, оставалась неподвижна.
    Просто сон, подумал Алан. Теперь ему хотелось быстрее подняться на железную горку и осмотреть все вокруг, чтобы убедиться, что не было никакого мальчика и никакой Снежной Королевы.
    С неба начали падать тяжелые капли дождя.
    Алан подошел к горке и посмотрел на нее снизу вверх: он очень давно не катался с горок, и сейчас, стоя в самом низу, она казалась ему намного больше, чем когда он подходил к ней. Алану не терпелось оказаться наверху.
    Он поставил одну ногу на вторую ступеньку, другой резко оттолкнулся, а свободную от зонтика руку выставил вперед и вбок, чтобы ухватиться за поручень. Но металлический поручень оказался мокрым, и ладонь Алана, опустившись, поехала вперед под тяжестью тела, так что Алан едва удержался, чтобы не упасть. Его мозг тут же нарисовал картинку, как он хватается за поручень и, поскользнувшись, падает вперед, впечатываясь со всего маха в одну из железных ступенек, и раздрабливает себе зубы. От этой мысли его передернуло.
    На этот раз Алан поднимался осторожно. Оказавшись наверху, он перевел дыхание. Он принялся смотреть по сторонам, но ничего странного не увидел. И тут краем глаза заметил какое-то движение. Чтобы лучше разглядеть, Алан подался вперед, при этом его кисти плотно вцепились в ограждение. Чья-то фигурка мелькнула между деревьев недалеко от центральных ворот.
    В эту минуту небо, которое дало было трещину, прорвало, и дождь полил с такой силой, что вода начала засекать Алану в лицо и ему пришлось снять очки, чтобы хоть что-то видеть. Теперь зрачки Алана потеряли фокус, и все стало расплывчатым. Алан тщетно пытался отыскать того, кто недавно вошел в парк.
    Где-то справа всполохнула молния, и грянул гром. Алан повернулся на звук и в этот момент чуть левее увидел едва заметное желтоватое свечение. У Алана оборвалось внутри.
    Светлячки.
    Кошмар был правдой.

Оценка: 8.00 / 1       Ваша оценка: