Творчество поклонников

Сарай

Добавлен
2005-10-07
Обращений
5411

© Юра Оборотень "Сарай"

    «Человеку надлежит возводить здания, дружок. А разрушать их надлежит лишь Богу»
    Стивен Эдвин Кинг. «Темная Башня: Извлечение Троих»
   
    День 2-й
   
    - Я в сарай, Лиз.
    - О Господи, Джек, опять этот сарай! Сколько можно?
    - Лиз…. я же просил.
    - Но ты постоянно зависаешь там! Что там такого?! Может, покажешь мне?
    - Нет! – Джек вздрогнул, вцепившись руками в перила. Резные, ручной работы. Джек внимательно посмотрел на костяшки пальцев – они были белые, просто неестественно белые. Лиз больше не подавала голоса из своей комнаты, поэтому Джек выдохнул и начал медленно разжимать пальцы. Белые постепенно сменялся на обычный, натуральный цвет кожи. Как зачарованный Джек смотрел на это, потом тряхнул головой и вышел из дома.
   
    До сарая было сто тридцать - тридцать два шага. Смотря как идти. Джек знал этот путь до малейших деталей, он мог пройти по нему пьяным, с закрытыми глазами, да еще спиной.
    Каменные плитки привычно холодили подошву ноги (Джек любил ходить босиком), ровные грани кустарника, который он сам лично подстригал, радовали глаз. Иногда, сидя на ступеньках перед домом, Джек любил смотреть на этот кустарник. Он был сочным. Смотреть было очень приятно, будто глаза ели эту картинку.
    Но сейчас ему было не до этого. Джек спешил. Мимо промелькнули качели, только начинающая цвести роза и пара мусорных, вечно пустых, контейнера. Джек понятия не имел, чего они здесь стояли, но убрать все как-то не было времени.
    И вот сарай. О, Джек любил сарай. Он лично делал его. С любовью и заботой. Теперь в нем можно было не то что жить, но и спасаться от смерча.
    Джек вставил два ключа в скважины и одновременно провернул их. Дверь без скрипа отошла от косяка. Быстро оглядевшись, Джек проскользнул внутрь.
   
    - Послушай, дорогой, что ты постоянно делаешь в этом сарае? – Лиз спрашивала это, не смотря на мужа, старательно впихивая в круглую булку шоколадную пасту. «И хорошо», подумал Джек, так как почувствовал красноту, залившую его лицо.
    - Я… я там работаю, дорогая.
    - Над чем же, позволь узнать? Изучаешь нормативно-правовые акты? Или пересматриваешь дела своих клиентов? Тебе мало дней, которые ты проводишь в этом дурацком суде?
    - Этот дурацкий суд, - оживился Джек, - приносит нам неплохой доход. Что в двойне полезно, когда…
    Он перегнулся через стол и погладил выпуклый животик Лиз. Шел уже пятый месяц беременности.
    Лиз положила свою ладонь на руку Джека.
    - Я люблю тебя.
    - Я тоже люблю тебя.
    - Ох, Джек, опять это «тоже»! – Лиз сердито сдвинула брови, и на ее переносице образовались две вертикальные складки. Одна большая, другая чуть поменьше. Джек чмокнул эти морщинки, и они тут же разгладились.
    - Не злись, Лиз. Ты же знаешь…. Я люблю тебя. И без «тоже», и с «тоже». Я просто-напросто люблю тебя.
    - О, Джеки.., - так Лиз называла своего мужа лишь в приливы нежности. Она села к нему на колени, прижалась, и они начали целоваться.
    «Бог ты мой!», Джек почувствовал, как у него встает, и попытался перекрыть этот интимный (постыдный!) процесс усилием воли. Но стало только хуже – член стремительно деревенел. «Бог ты мой, как же… противно!», он представил себе секс с беременной Лиз. Секс, на глазах у ребенка… У его ребенка…
    - Лиз! Не надо, - он спихнул жену с коленей и отвернулся.
    - Что случилось, Джек?
    - Не надо, мне только хуже от твоих… поцелуев…
    - Большой Джек проснулся? – Лиз хихикнула и положила руку на пенис мужа, прикрытый джинсой.
    - Прекрати, Лиз, ну… ну пожалуйста…
    - Джеки… - она начала медленно массировать его член, и Джек прикрыл глаза.
    «Сколько же я не трахался? Страшно подумать… страшно подумать…»
   
    …маленькая ручка тянется к здоровенному, увитому венами пенису… ребеночек смеется в утробе… он тянет ручки к папочке, не замечая как часто дышит его мамочка… член то исчезает, то появляется, с каждым разом заходя все глубже и глубже… вот головка касается губ младенца… его беззащитного, беззубого рта…
   
    - Остановись, остановись, остановись!!! – Джек задрожал и кончил. Лиз недоуменно смотрела на него, по-прежнему не убирая руки.
    - Да что происходит, я не пойму?
    - Н-ничего. Ничего страшного, Лиз, просто мне не помешало бы сходить в ванную.
    - Зачем?
    - Я кончил.
    - Кончил?
    - Да! Спустил! Обтрухал штаны! Ты не понимаешь этого?! – Джек вскочил в ярости. – Не понимаешь?! Не понимаешь, что я хочу секса?!
    - Но Джек, я же…
    - Ты же! Ты не можешь, и я не могу! Симбиоз, мать его за ногу! Но если уж все так, то почему ты делаешь хуже? Почему?!
    - Джеееек.., - на глазах Лиз выступили слезы.
    - Что «Джек»?! Прошу тебя – не надо так больше делать! ТЫ думаешь, что делаешь мне приятно? Это не так!
    - Ты же кончил…
    - Кончил… Да! И… И это не повод… не то это…. иди спать! – рявкнул Джек и вышел из кухни. Сердце бешено колотилось.
   
    Что с тобой, старик? Зачем ты наорал на бедняжку? Она ждет от тебя ребенка, и ты любишь ее.
    «Она дура. Полная дура. Если любишь, то не танцуешь стриптиз перед возлюбленным за пуленепробиваемым стеклом»
    Ты не прав, она просто не осознает, что тебе плохо. У женщин все несколько по-другому. Ты не можешь этого не знать. И ей плохо сейчас.
    «У меня тоже все по-другому. И мне тоже плохо»
    Джек положил трусы в таз, и посмотрел на себя в зеркало. В последнее время все шло очень плохо. Все.
    «Я схожу с ума?»
    Нет. Это мир сходит с ума, старина Джек.
    «Да. Мир сходит с ума. Все, что творится – проблемы мира, а не мои»
    О, нет, Джек. Тут ты не прав. Это и твои проблемы. А если быть точнее – это т в о и п р о б л е м ы.
   
    - Извини меня, Лиз, - Джек лег рядом с женой и неловко обнял. Она не оттолкнула его, но ничего и не ответила. – Я знаю, я был не прав. На меня нашло что-то… Мне очень сложно, Лиз! Ну, пожалуйста, куколка, не сердись!
    Лиз тяжело вздохнула, но не повернулась.
    - Ага, не злишься уже? Я тебя знаю! – радостно заявил Джек и шутливо пробежался пальцами по ее боку. Та коротко взвизгнула и перевернулась.
    - Джек! Ты паршивец! Во-первых, я не люблю щекотки. А во-вторых – вести себя так не подобает будущему отцу! Но…
    - Но?
    - Но я тебя прощаю. Хоть ты и паршивец. И понимаю тебя.
    - Куколка! Я люблю тебя! – Джек расцеловал Лиз в обе щеки.
    - Я тоже люблю тебя, папаша, - Лиз поцеловала мужа в губы, и они счастливо рассмеялись.
   
    ***
   
    Сегодня было слушанье дела об изнасиловании. Первый раз за всю свою практику по такого рода делам, Джек не осуждал клиента. Конечно, если бы его спросили напрямую (только не судья и обвинение), то он с пеной у рта заклеймил бы позор некого Томми Фримена. Но в глубине души…. У Джека вроде как появился третий, доселе скрытый, глаз. И он увидел все в ином свете. Свете порока, низменного инстинкта… Похоти, которая тяжелой, липкой массой окутывает человека, не давая другим мыслям вообще существовать в эти моменты. Но в тоже время…
    - Сдается мне, что глаз открылся на твоей заднице, Джеки. Или еще где, - прошептал он, выходя из здания суда. Было тепло, можно сказать – жарко. Но на небе сформировывались тучи, и Джек пожалел, что не взял зонта. Или машины, которую, будучи находящуюся в ремонте, он должен быль забрать уже три дня назад.
    - Эй, эй, молодой человек!
    Джек оглянулся – это был Майк – лучший друг. Да к тому же полицейский, так сказать, коллега по адвокатской конторе.. Разве может не быть лучшим другом человек, вместе с которым вы появились в одном родильном доме, в один и тот же день? Чьи матери подружки, а отцы каждые выходные ездят на рыбалку, или выпивают по банке другой пива?
    И Майк был просто единственным другом.
    - Как Лиза?
    - Нормально, - Джек пожал протянутую руку. – А ты как, жениться не надумал?
    - Жениться?! Ты шутишь, парень! Жениться, это… это как.., - Майк задумался. – Это игра в русскую рулетку наоборот. У тебя пустой барабан, и лишь один патрон. И ты щелкаешь, радуешься холостым выстрелам, а радоваться-то надо тому, который вынесет твои мозги наружу.
    - Ну да…
    - Да. Твой выстрел выбил из твоей чертовой башки всю дурь, Джек. Я же жду своего.
    - Ну да.
    - Эй, да что с тобой?! Плохо себя чувствуешь?
    - Не знаю. Как-то хреново совсем все…
    - Что, утренние вигвамы из одеяла? – Майк ухмыльнулся и похлопал Джека по плечу.
    - Ага. И еще вчера… рецидив был.
    - Ну-ну! – хлоп! хлоп! хлоп!
    Джек через силу улыбнулся.
   
    ***
   
    Девочка была прелестной. Она была очень хороша.
    Она была просто – хороша.
    Джек прищурился, расслабленно наблюдая за ее легкой походкой. За скользящими шажками. За невинными розовыми кроссовками, на белой подошве. Когда девочка прошла мимо, он выплюнул окурок сигареты, тут же вставил в зубы новую, и направился вслед за ней.
    - Привет.
    - Привет.
    - Как тебя зовут?
    Девочка поглядела на Джека с испугом.
    - А зачем это… вам?
    - Просто. Вот захотелось познакомится с таким ангелочком, как ты.
    - Мама мне говорит…
    - Будешь шоколадку? – Джек протянул большую яркую плитку девочке. – Она с изюмом, орехами и воздушным рисом.
    - Ого, там много чего! – девочка протянула свою ручку и взяла шоколад.
    Конечно, там много… Джек лично, с утра, как полным дурак, вкалывал в изюм наркотик.
    - Так как тебя зовут, прелестное дитя?
    - Бэт Миллс, - пробубнила она, отправив в рот чуть ли не половину шоколадной плитки.
    - Бэт… Бэтти. Пойдешь ко мне в гости?
    В тот же момент девочка начала падать на асфальт, но Джек успел ее подхватить.
    - Что-то случилось?
    Сердобольная старушка в соломенной шляпке направлялась к Джеку.
    - Нет, ничего страшного. Просто моя дочь переволновалась… у нее сегодня… экзамены...
    Видя, как старушка переменилась в лице, Джек вспомнил, что на дворе лето.
    Кретин! Ну я и кретин!
    - Экзамены в танцевальной школе. Она ничего не ела еще, понимаете? Моя машина рядом, сейчас отвезу ее домой.
    Выражение недоверия разгладилось на лице старушки, и она засеменила прочь.
    Уф. Чуть не попался.
    Джек отнес девочку в машину, взвизгнули шины, и «шеви» покатила к дому.
   
   
    День 1-й
   
    - Джек! Иди завтракать! – Лиз налила в чашку молока, села за стол и раскрыла перед собой газету.

Оценка: 9.40 / 5       Ваша оценка: