Творчество поклонников

Светляки. Глава 3

Добавлен
2010-09-10 03:55:22
Обращений
5755

© Константин Бубновский "Светляки. Глава 3"

   Алан на мгновение замер. Именно столько ему понадобилось, чтобы принять решение. Он устремился вниз по спуску, стараясь удерживать равновесие на гладкой металлической поверхности, по которой дугообразными разводами стекала вода. Но Алан не рассчитал своей скорости, подошвы его туфель проскальзывали, одна нога поехала в сторону, Алан покачнулся и вылетел за ограждения. В момент падения Алан почувствовал хруст - это была его ступня. Волна дрожи пробрала все его тело, а за ней пришла и боль, которая резкими толчками прокладывала себе путь от сломанной ступни до мозга и обратно. Алан застонал в холодную землю. Его рассудок заполнило черное пульсирующее пятно. Алана бросило в жар.
    Всполох молнии озарил небо над детской площадкой и отогнал черноту из мозга Алана. А раскат грома стал переломным моментом между пронзенным болью стоном и гневным криком, который вырвался изо рта Алана: он был зол, чертовски зол. И злился он на самого себя.
    Алан чувствовал, что кричит по тому, как надрывались его связки, но он ничего не слышал: ни себя, ни грома, ни усиливающегося дождя. Он перевернулся на спину, при этом ступня отозвалась дикой болью, а виски сдавило так, будто невидимый цирковой силач с пышными усами, в полосатых шортах и такой же полосатой майке, который до этого мирно катался на одноколесном велосипеде, вдруг решил, что голова Алана - это арбуз, который надо во что бы то ни стало лопнуть, чтобы повеселить публику.
    Алан стал прерывисто дышать. Капли дождя смыли с его лица грязь.
    Боль в висках утихла - следующим был номер клоуна.
    Алан попытался подняться, но сломанная ступня не выдержала его веса, и он упал – «а-ха-ха! Как смешно он падает!» - прогремела толпа раскатами на небе.
    Алан протянул руку к лежащему рядом зонту, крепко схватил его и прижал к себе. Он воткнул зонт в сырую землю и встал на колени. – «Это что-то новенькое!» - публика с интересом затаила дыхание. - Капли дождя были такими тяжелыми и, казалось, обжигали тело, как если бы кто-то сидящий на туче плавил свинец и выливал его на Алана.
    Алан выпрямился и стал медленно двигаться к тому месту, где было свечение.
    Шок уже прошел и теперь Алан ступал правой ногой, а левую волочил за собой, как ноттр-дамский горбун. – «О-хха-ха-ха! Какой он чудной, какой уродец!» - показывали пальцами зрители, прочерчивая ночной воздух серебристо-голубыми молниями.
    Но Алан не обращал внимания на этот глумливый шум в ушах и все тянул ногу за собой. Дойдя до ограждения детской площадки, он с трудом перелез через нее.
    Свечение усилилось. Казалось, сам воздух заискрился в том месте, где должны был быть ребенок.
    Алан, превозмогая боль, ускорил шаг. Он должен был помочь этому мальчику, должен был помешать…
    Раздался оглушительный раскат грома, и внезапно все стихло. Дождь продолжал лить, ветер сделался еще резче, желая каждым порывом вырвать кусок плоти настырного старика. Но Алан ничего не слышал. Чем ближе он приближался к роще, тем труднее ему было передвигаться, а с каждым вдохом кислород все быстрее кончался в легких.
    Алана поглощало воздушное болото: воздух сделался зеленоватым и липким, капли дождя превращались в грязный ил. Алан перестал чувствовать боль. Он видел все искаженным и замутненным, окружающие предметы ускользали от него. Расширившиеся зрачки были прикованы к расплывчатому сиянию. Алан начал задыхаться. Он пошатнулся, но устоял, его пульс участился, и сердце пустилось в дикую пляску, отдаваясь в ушах глухими ударами.
    На мгновение Алану удалось вынырнуть из болота и набрать в легкие обжигающе ледяной воздух. Окружающий мир вернулся на свое место.
    Снежная Королева уже стояла перед мальчиком и протягивала к нему свои руки. Алан попытался закричать,- ему снова захотелось, чтобы это был простой сон. Он кричал, чтобы проснуться. Снежная Королева повернула голову в сторону Алана и улыбнулась. В следующее мгновение воздух прорезал душераздирающий крик ребенка.
    Два голоса слились в один смертельный вопль.
    Снежинки облепили голову Алана, и тот снова погрузился в болото. Теперь он тонул. Его тело обмякло и плавно опускалось на дно, а снежинки растворялись в воде, слабо мерцая. Глаза Алана были широко открыты.
   
   
    Алан проснулся оттого, что его кто-то трясет.
    - Держи,- сказал ему Пятачок.
    Алан ничуть не удивился тому, что Пятачок стоит и смотрит на него. Он огляделся по сторонам и узнал знакомый зеленый лужок.
    - Здравствуй, Пятачок, - поздоровался Алан.
    - Держи это, - Пятачок протянул ему воздушный шарик.
    Алан посмотрел сначала на Пятачка, потом на бесцветный шарик, и снова на Пятачка.
    - Пятачок, а зачем мне это?
    Тут Пятачок не выдержал и больно ткнул палкой Алану в грудь.
    - Ай, - айкнул Алан. – Ты чего?
    - Возьми этот шарик!
    Алан послушно взял шарик. – И что теперь?
    Пятачок молчал. Он тоже оглядывал окрестности. Только вот вид у него был какой-то нервный,- он был явно чем-то взволнован. Тут бабочка, синяя красивая бабочка с желтыми кругляшками на крылышках села ему на ухо, и то принялось так же нервно подрагивать, как и сам поросенок. Это развеселило Алана, и он засмеялся.
    Пятачок сердито посмотрел:
    - Чего ты смеешься?
    - Ничего,- ответил Алан, улыбаясь, и закашлялся.
    - Вот-вот, и я не вижу повода для смеха. Сначала наглотаются светляков, а потом смеются. Ты шарик-то в рот засунь.
    Алан послушно зажал шарик между зубами, и кашель сразу же прекратился.
    - Так-то лучше, - одобрительно хмыкнул Пятачок. – А теперь надувай!
    Алан вопросительно посмотрел на Пятачка, но тот пригрозил ему, помахав перед носом палкой.
    - Он не надувается,- пожаловался Алан.
    - Да не шарик, а легкие надувай.
    Алан принялся не вдувать воздух в шарик, а вдыхать из него, и ему сделалось дурно.
    - Давай-давай, поглубже,- наставлял его Пятачок.
    У Алана потемнело в глазах, и последнее, что он увидел, было то, как бабочка перепорхнула с уха Пятачка ему на копытце, и они стали о чем-то тихонько беседовать…

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: