Творчество поклонников

Светляки. Глава 4

Добавлен
2010-09-16 04:24:21
Обращений
4820

© Константин Бубновский "Светляки. Глава 4"

   - Разряд!
    - Дыши, Алан, дыши…
    - …еще разряд!
    - Алан!
   
   
    В палату падали лучи заходящего солнца, которые легкий вечерний ветерок разносил по комнате. Алан открыл глаза. Первое, что он почувствовал, было то, какими тяжелыми и сухими казались веки. Алан повернул голову и увидел Мелинду. Она спала, сидя на стуле, ее очки сползли на кончик носа, а книжка, которая покоилась на коленях, должна была вот-вот соскользнуть на пол. На Мелинде был серый костюм, который ей так шел.
    Алан хотел позвать ее, но губы настолько слиплись, что он провел языком изнутри, чтобы убедиться, на месте ли рот.
    - Мелинда,- позвал Алан.
    Она вздрогнула и уронила книгу на пол. Очки спали с носа и повисли на дужках.
    - О, Алан,- Мелинда пересела к нему на постель, взяла его руку в свои и стала целовать пальцы. – Милый мой.
    - Я тебя люблю, родная моя,- улыбнулся Алан, и они поцеловались.
    По щекам Мелинды потекли слезы. – Я так волновалась, я так боялась…боялась, что.… Всхлипывала она, а Алан привстал на постели и обнял ее.
    - Мелли, успокаивайся, правда, все хорошо. Дай мне лучше попить.
    Мелинда посмотрела на него, улыбнулась и налила воды из графина. Алан взял стакан и поднес его к губам жены,- выпей, выпей и успокаивайся,- он поддерживал стакан одной рукой, а второй поглаживал Мелинду по спине.
    Когда Мелинда допила, она посмотрела на Алана раскрасневшимися глазами:
    - Я так боялась, что потеряла тебя… что я могу потерять тебя. – И она вжалась в Алана, уткнувшись носом ему в шею.
    Алан поднял глаза на распятие, висевшее на стене, и прошептал: «Спасибо».
   
    Немного успокоившись, Мелинда сказала:
    - Я позову доктора Робертса.
    - Нет,- остановил ее Алан,- подожди. Расскажи мне, что случилось? У меня не амнезия,- поспешил добавить он, предвидя реакцию жены. – Просто я хочу знать, как я сюда попал.
    - Ох,- вздохнула Мелинда и приложила ладонь к небритому лицу мужа. – Я нашла тебя там,- ее губы задрожали. – Ты лежал, лежал без сознания.
    - Но как? – удивился Алан.
    - Я шла за тобой. Когда ты вышел из дома, я оделась и пошла к Марко в кафе. Мне было так неспокойно, что я решила: схожу вас проведаю, удостоверюсь, что все хорошо и..и… - Тут она начала всхлипывать. Алан обнял Мелинду и стал целовать ей волосы, лоб, уши. Мелинда хихикнула и улыбнулась, увидев ясный взгляд Алана.
    - Я пошла пешком, и когда я пришла в кафе, Марко заносил стремянку в бар. Я поняла, что тебя там не было. Я спросила, видел ли он тебя, но он сказал, что ты не приходил. Тогда я поняла, что ты поехал в этот парк, будь он неладен. Марко позвонил и вызвал такси. То, что ты пошел неизвестно куда, ничего никому не сказав, очень взволновало его, и он сказал, что поедет со мной. Мы приехали в этот парк, о котором ты рассказал мне. Когда я вышла из такси, полил сильный дождь. Я прошла через главные ворота и хотела идти к пруду, но когда вспыхнула молния, я увидела тебя – ты стоял на той горке на детской площадке. Я поспешила к тебе, но когда все вокруг снова осветилось от молнии, тебя уже там не было.
    Потом я увидела свечение вдалеке, и как ты бежал к нему. Я звала, кричала тебе, но ты не слышал. И тогда я побежала к тебе, я почти успела… ты упал…я не знаю, что там произошло. Алан, что ты увидел там? Что…что случилось?
    - Что с мальчиком? – спросил Алан, хотя знал ответ.
    - Он мертв. Он и еще одна женщина. Их убили. – Мелинда прижала ладонь к губам и покачала головой. – Боже…Боже, Боже, Боже…
    - Я пытался спасти его. Я должен был спасти его.
    Алан, ты сам…Это чудо…Я звала на помощь…и...не знаю как, но смотритель парка услышал крики и прибежал. Он вызвал скорую. Ты. У тебя был приступ. Алан…- Мелинда перешла на шепот.
    -Я не успел… Не успел, не успел, не успел! – Алан все повторял, раскачиваясь на кровати. Потом он в бессилье откинулся на подушку и закрыл глаза.
    Мелинда вытерла платком слезы, поцеловала Алана и сказала:
    - Я позову доктора…
   
    …А теперь отдыхай, Алан. И учти, я с тебя глаз не спущу, - доктор Робертс рассмеялся собственной шутке, попрощался и вышел из палаты. Алан устало улыбнулся ему в след:
    - Похоже у дока сегодня удачный день.
    - Алан? – осторожно спросила Мелинда, которая до этого сидела рядом и держала мужа за руку.
    - Да, милая?
    - Есть еще кое-что, о чем я тебе не рассказала…
    Алан всем видом показал, что внимательно слушает ее.
    - Приходила полиция. Они хотели с тобой поговорить, сказали сообщить им, как только ты придешь в себя и сможешь «ответить на парочку вопросов».
    - Конечно, я отвечу.
    - Алан, я не люблю полицию, и уж тем более этого Тревора Ходжсона, этот жирный кусок дерьма!
    От услышанного Алан расхохотался:
    - Откуда ты знаешь такие слова, Мелли, ведь девочки не ругаются?! – Алан развеселился. Теперь у него проснулся аппетит, и он взял с прикроватной тумбочки поднос с булочками с курагой. – Марко заходил?
    - Да, сегодня утром. Передавал тебе привет. Сказал, что был уверен, что сегодня ты обязательно придешь в себя.
    - Марко – ясновидящий?
    - Нет, он каждый день приходил и говорил что-нибудь, чтобы успокоить меня.
    Алан улыбнулся. Ему было очень приятно, что друг навещал его.
    - И он каждый день приносил тебе твои любимые булочки.
    - Каждый-каждый?
    - Каждый-каждый,- Мелинда кивнула.
    - А где тогда еще булочки? Их тут должно было прилично накопиться! – Алан стал шутливо оглядываться по сторонам.
    - Вот об этом-то я тебе и говорю: эта свинья пришла, зашла в палату и говорит: «Нам надо поговорить с мистером Хаархоффом». А потом берет своими грязными руками булку с подноса и ест! Понимаешь? Я молчу. Он говорит, мол, они позвонят, чтобы узнать, как ты себя чувствуешь, какие заботливые, в состоянии ли ты давать показания.
    Я сказала, что тебе нужен покой, а он так ухмыльнулся и еще взял булку! Представляешь, я же ему не предлагала угощаться. Чертова свинья! – Мелинду трясло от негодования.
    - Мелли, не распаляйся так из-за каких булочек. Ну, съел и съел. Я расскажу ему, что произошло.
    Алан помрачнел и добавил глухим голосом:
    - Пусть они найдут эту убийцу! – Он сжал кулаки и тяжело задышал.
    - Алан…
    - Что?
    - Они считают тебя главным подозреваемым…
   
   
    Можно? – спросил Ходжсон, и, не дожидаясь приглашения, вошел в палату.
    Мелинда окинула его враждебным взглядом, но ничего не сказала.
    - Добрый день,- поздоровался Алан, завязывая пояс домашнего халата и вставая с постели.
    - Здравствуйте, здравствуйте, - ответил Ходжсон. – Это сержант Бэнкс, - представил он молодого человека, вошедшего следом.
    - Приветствую Вас, - Бэнкс пожал руку Алану и слегка поклонился Мелинде.
    Ходжсон неодобрительно покосился на напарника и почесал небритую щеку, при этом слегка приоткрыв рот.
    - Мистер Хаархофф, мне нужно задать вам парочку вопросов.
    Услышав это, Алан посмотрел на Мелинду. По выражению ее лица он прочел: «Ну вот, а я тебе что говорила?»
    - Что произошло ночью 27 сентября? Что вы видели? Что вы делали? – детектив взял стул и поставил его напротив Алана, развернув спинкой вперед, потом сел и положил руки на спинку.
    Алан не знал, стоит ли рассказывать о сне. С одной стороны, ему могут не поверить, но с другой, если он не расскажет, то как объяснит то, что он оказался в парке в столь ранний час. Хотя закон не запрещает утренние прогулки.
    Алан предпочел не говорить о своем сне.
    - Я решил подышать свежим утренним воздухом. У меня до этого были проблемы с сердцем,- Алан никогда не говорил «сердечный приступ», называя его проблемами с сердцем,- и мне полезны пешие прогулки. Вот я и решил пойти в парк.
    - Вы всегда гуляете в парке в такую рань?
    - По-разному. Иногда мы с Мелиндой гуляем вечером, иногда я один до завтрака. – Это было правдой. Случалось так, что Алан просыпался рано утром, одевался и шел гулять, а когда возвращался, то на столе его уже ждал завтрак.
    - И что же произошло, когда вы пришли в парк?
    Алану нужно было как-то объяснить свою сломанную ступню, а значит и причину, по которой он забрался на горку и потом упал с нее.
    - Я услышал крики, но не смог понять, откуда они доносились. Тогда я решил подняться на самое высокое место, которое было поблизости, а это была горка на детской площадке, чтобы увидеть, что происходит.
    Детектив Ходжсон хмыкнул и посмотрел на сержанта Бэнкса, который что-то записывал в блокнот. Вообще-то, ему не очень нравился этот мальчишка, которого ему «выдали на складе». Он все время что-то записывал.
    - И что же вы увидели с горки?
    Стоит ли говорить о свечении? Да, пожалуй, стоит.
    - Я увидел, как что-то искрится и подсвечивается, и потом я упал с горки. Я хотел пойти посмотреть, что же это такое, но поскользнулся и упал.
    - Упали и сломали ногу?
    - Да.
    - Рядом с горкой?
    - Да.
    Ходжсон улыбнулся:
    - Насколько мне известно, перелом ноги вызывает шок. Тогда скажите мне, насколько сильным должно быть любопытство, чтобы человек прошел со сломанной ногой несколько сотен метров, и все ради какого-то свечения?
    Алан не знал, что на это ответить.
    - Хорошо. Что было потом? – продолжил Ходжсон.
    - Я услышал крик, и побежал…
    - Побежали?!
    - Я хотел сказать «пошел»,- поправил себя Алан. - Я пошел к тому месту, где было свечение.
    - О каком свечении вы говорите? Мы осмотрели место преступления, и там не было ни электрических источников света, ни следов костра.
    - Я…я не знаю, какой природы был тот свет, но он точно был. Как будто множество мерцающих бенгальских огней.
    - И что вы сделали потом?
    - Я ничего не сделал. – Алан вздохнул. Он на самом деле ничего не сделал. Должен был, но не сделал…- Я видел все как через запотевшее стекло. Все было мутным. Я увидел женщину, и как она убила этого мальчика. А потом я отключился.
    - У вас был сердечный приступ? Мистер Хаархофф? – детектив Ходжсон повысил голос.
    - Да, у меня были проблемы с сердцем.
    - Хорошо.
    Алан в недоумении воззрился на детектива. Хорошо, что сердечный приступ?
    Ходжсон сделал вид, что ничего не заметил.
    - Мистер Хаархофф, вы утверждаете, что видели, как Изабелла Миллнер убила своего сына?
    - Я действительно видел это.
    - Тогда как вы объясните то, что сама миссис Миллнер была зверски растерзана?
    Алан снова промолчал.
    - Самоубийство исключено. Значит, ее кто-то убил? Я правильно говорю, мистер Хаархофф?
    - Это логично. – Алану не нравился тон детектива и то, как он расставлял акценты, но рассуждения были верны.
    - На месте преступления обнаружены ваши следы, и у меня есть все основания подозревать вас в двойном убийстве.
    Глаза Алана расширились, но он ничего не ответил.
    - Оставайтесь в городе, никуда не уезжайте. Очень скоро мы с вами встретимся,- закончил детектив, довольный произведенным эффектом и, жестом приказав сержанту Бэнксу следовать за собой, вышел из палаты.
    - Мое почтение, - попрощался Бэнкс и тоже вышел вон.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: