Творчество поклонников

Сквозь белый свет

Добавлен
2010-10-11 15:06:23
Обращений
5506

© Ермилов Василий "Сквозь белый свет"

   Далекий белый свет... Вокруг кроме него была лишь непроглядная тьма. Постепенно свет стал приближаться. Он был неестественно холодный, словно в этом месте законы физики перестали действовать. Через какое-то мгновение все помещение длиною в бесконечность стало отражать этот странный свет. Это очень отдаленно напоминало пробуждение от сна. Словно просыпаясь, снова погружаешься в мир грез. Вероятно, подобные ситуации часто описывались в научно и ненаучно фантастических фильмах. Это не так важно, скорей всего я тогда спал. По крайней мере, тот свет - это все, что я могу вспомнить. Как давно произошли описанные выше события, не знаю. Время вообще потеряло смысл. Мне кажется, что меня занесло в место, что зовется вечностью. Слишком уж долго сознание витает в этом бесконечном лабиринте разума. Странно, хотя нет, думаю это вполне естественно, что я стал говорить с самим собой и порой обращаться к себе на "Вы". Ведь даже на то, чтобы вспомнить свое имя потребовалось столько времени, сколько живут не люди, а цивилизации. Причем многое вспомнилось куда быстрее. Однако, как я сюда попал до сих пор остается загадкой. За века привыкаешь к этому миру. Здесь даже бывает интересно, а порой он преподносит разнообразные сюрпризы, которых совсем не ждешь. Главное - это привыкнуть к аномалиям происходящим здесь. Этот мир течет словно река. Все постоянно находится в движении, лишь изредка ледяной белый свет снова прорывается сквозь занавесу происходящих событий, стирая все, что было, есть и будет, подобно Лангольерам, пожирающим миры и оставляющим лишь пустоту. Разница лишь в том, что сам я никуда не деваюсь. Белый свет охватывает все, что вокруг, минуя меня. Затем, через годы все внезапно преобразовывается. Причем происходит это не постепенно, а мгновенно, словно частота обновления мира невидима для глаза. Вот еще ничего не было, кроме ледяной бесконечности, а вот ты уже где-то в мире, напоминающем реальный, если таковой имел место быть, я уже точно не помню. Грань давно пройдена.
    В минуты жизни вне белого света начинает казаться, что ничего такого и не было, порой рядом оказываются люди, которых ты когда-то знал. Порой события, что, наверное, когда-то были, снова воспроизводятся, словно я вспоминаю былые времена в периоды ностальгии. Иногда становится действительно сложно отличить что когда-то было, а что создает этот мир сам. События накладываются друг на друга и сливаются воедино.
    После того, как я впервые познакомился с ледяным белым светом, прошла маленькая бесконечность, прежде чем я оказался в вполне привычном мне парке. Рядом шел дедушка. Я не задумался, что на самом деле он умер лет за 10 до появления непонятного света в моей жизни. Мы шли с ним в весьма теплый зимний вечер, когда все метели давным-давно успокоились, и небо очистилось от туч. Фонарей в парке практически не было, так что свет далеких звезд беспрепятственно проникал в наши зрачки поднятых к небу глаз. Мне было пять лет. В тот день я впервые осознал всю завораживающую магию звезд. Все они отличались друг от друга яркостью и величиной. Некоторые в совокупности с остальными образовывали весьма занятные фигуры.
    С тех пор прошло лет двадцать, как мне кажется. Разумеется в системе исчисления до необъяснимых событий.
    Мы дошли до лавки, где, протерев поверхность от снега и устроились. Не помню, о чем говорили, знаю лишь то, что все мысли мои были устремлены в космос. Думаю, дедушкины тоже. Он всегда относился ко мне хорошо. Много интересного дедушка мог рассказать и показать. Я был безмерно рад увидеть его снова, хоть на тот момент не осознавал, что все это лишь воспроизведенное в деталях воспоминание. Еще часа два мы гуляли прежде, чем снег стал испускать странное свечение, разрастаясь в объеме и поглощая все на своем пути. Тогда и произошло первое стирание мира, некогда очень дорогого мне. Меня свет не тронул, а вот дедушку поглотил мгновенно, унося частицы памяти вглубь моего подсознания. Вопрос, а собственно кто я, на тот момент еще не возник.
    И вот вскоре я снова оказался в череде ледяной бесконечности. Так и с ума сойти не сложно. Ощущение того, что во время сна вас окатили водой из северного ледовитого океана и снова погрузили в сон.
    Находясь в этом, так называемом мной граничном мире я начал задумываться, а что собственно произошло, кто я и почему здесь. Казалось, что имя вот-вот подберется. Но проходили дни, а за ними годы, а я по-прежнему оставался в неведении. Единственная цель, которая передо мной стояла - не спятить. Уже многими мирами позже я вспомнил замечательное произведение, рассказ "Долгий Джонт". Там про будущее, где человечество познало тайну телепортации. Вот только делать то следовало во время сна, ибо разум витал в это время непонятно где в вечности. Вот там как раз и попался один мальчик, что решил проверить, что происходит. Результат оказался неутешительным. Это напомнило мне минуты, проведенные в граничном мире. Вот только телепортов в мое некогда существовавшее время никто не изобретал и я совершенно не представлял, как мог оказаться здесь.
    По истечении очередной порции вечности мир снова обрел очертания. На этот раз он еще больше запутал меня. Я очутился там, где никогда не был. Дыхание резко перевело из-за недостатка кислорода. Не понимая что происходит, я ошарашено огляделся. Весь мир был виден сквозь защитные очки. Одежда, что была одета на мне представляла из себя зимнюю форму. Легкий морозец пробирался сквозь нее порождая мириады мурашек по всему телу.
    Лишь спустя мгновение я осознал, что ноги упираются не в землю, а во что-то стоящее вертикально, а тело держала страховочная веревка.
    Тут я и посмотрел вниз и увидел лишь облака, скрывающие твердую поверхность. Дух перехватило на раз. Где-то на горизонте, в отличии от того что творилось внизу, виднелись заснеженные горы и протекающая река. Ноги от всего увиденного подкосило, и я чуть не сорвался. Откуда-то сверху раздался женский оклик.
    - Дорогой, ну ты что застрял?
    Я поднял голову, но из-за непривычно яркого солнца увидел лишь силуэт девушки. Он показался мне до боли знакомым.
    - Давай догоняй!
    Честно скажу, на тот момент я даже не задумался о том, что никогда не занимался альпинизмом и даже немного боялся высоты. На тот момент это было неважно.
    Пересилив себя, я принялся выполнять действия, которые никогда не делал ранее, а именно - карабкаться вверх по склону. До вершины оставалось не так уж и много. Однако, на преодоление этого расстояния ушло часа три. Под конец все мышцы просто одубели. Сопровождающая меня дама справилась с задачей куда быстрее. Когда я поднялся, она уже сидела на краю склона и любовалась открывающимся обзором. Не переводя дух, я подсел к ней.
    - А помнишь, когда поженились, мы сидели точно так же на краю возвышенности и любовались закатом?
    Неожиданно мир слегка изменился, и еще недавно стоящее высоко солнце ушло к горизонту, озаряя все в округе янтарным светом, плавно переходящим в нежно розовый. Облака, что были под нами и вокруг нас стали напоминать сладкую вату. Лицо девушки я разглядеть не мог, как это иногда бывает во снах, мы представляем лишь образ. Она облокотилась на мое плечо. Вот тогда то, я впервые ощутил настоящее тепло этого мира. Оно не могло быть лишь частью моего воображения. Где-то совсем вдалеке послышалась музыка. Слова разобрать не представлялось возможным, но вся эта картина в сочетании с ней напоминала рай для романтиков.
    Мы просто молча сидели и любовались бесконечным закатом. Тогда я мечтал о том, чтобы этот момент стал замкнутым. Время снова потеряло смысл, но это было несравнимо приятно по отношению к бесконечности белого света. Тогда мне было тепло. И не только телу, но и душе.
    Но все имеет свой конец. Белый свет ворвался и в этот мир, стирая все с издевающейся медлительностью. Сперва пропала музыка, затем плавно стиралось все, что было под нашей горой. Потом холод принялся за горизонт, оставив самое приятно на последок. В эти минуты я пытался вобрать в себя каждую секунду тепла...
    Когда ничего уже не осталось, девушка, что подарила мне целую вечность радости, распалась на мельчайшие частицы белого света. Температура снова упала до нуля Кельвинов. Все застыло, включая время. Все, кроме меня...
    Грань, отделяющая от безумия практически стерлась. Многими вечностями позже я привык к этому, но тогда я чуть не спятил.
    Выдвигая кучу версий что же это за место, я не смог придти ни к одному логическому заключению. Время здесь течет по законам схожим для микро мира. Правда когда ты начинаешь в этом убеждаться, случается что-то такое, что рушит все предположения. Здесь снова можно провести аналогию со сном. Но, черт возьми, если это он, то, сколько же времени в реальности я сплю. Скорость обмена нейронами в мозгу высока, этим можно хоть малую толику временной аномалии объяснить.
    Следующий мой мир представлял из себя, ну уж совсем фантастическую вариацию будущего. Мир, полный хаоса и разрухи. Постапокалипсис. Все словно сошло со страниц какого-нибудь писателя. Честно сказать, я даже не понял что происходит. Он прошел словно полуторачасовой фильм, поставив под сомнения все предположения, что я теперь живу в воспоминаниях. Люди здесь пережили не то ядерную войну, не то эпидемию страшного вируса. Ну а я просто скитался по нему любуясь пустынями и заброшенными полуразвалившимися небоскребами. На пути не попадалось ни души. Я даже не знал, что это за город. Нью-Йорк? Москва? Нет, пожалуй, не Москва, ее бы я узнал.
    Сразу стало как-то грустно. Как будто мне мало одиночества в белом свете, так еще и здесь оно...снова...
    Глупый пустой безыдейный мир...
    Я даже впервые тогда ощутил радость от встречи со стирающей системой. Лед бесконечности даровал чувство покоя, погасив тревогу, что породили во мне эти развалины. Может я исследую разные миры и наблюдаю вероятные исходы событий? Не исключено. Пару раз натыкался на пространства, где все пошло не так как у меня после одного или другого выбора.
    Может, мой свет это и есть Темная башня, что связывает воедино все миры-лучи, проходящие сквозь нее.
    Однажды, я оказался в эпицентре грозы. Небо рассекали удивительной красот молнии. Ноги несли меня за девушкой, что, смеясь, убегала. Этот был тот же самый силуэт, что и в горах. Ее звонкий смех был приятней любой музыки. Ему аккомпанировал звук падающих с неба капель, что в сочетании давало удивительный результат. Дождь усиливался, однако он был теплый. Мы бежали по лесу и по полю, словно играя в догонялки и прятки с электрическими разрядами небес. Попадет ли в нас молния - все равно. Я даже не сразу осознал, где нахожусь. Просто следовал за знакомым силуэтом, словно давно жил этой жизнью. Что интересного в этом занятии спросите вы? Да ничего... мы с Ней любили дождь. Это уже не было фантастическим апокалипсическим миром, наоборот, воспоминание породило мир, настолько реальный, что я потерял память о всех загадочных событиях имевших место быть ранее.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: