Творчество поклонников

Сквозь белый свет

Добавлен
2010-10-11 15:06:23
Обращений
6284

© Ермилов Василий "Сквозь белый свет"

   Далекий белый свет... Вокруг кроме него была лишь непроглядная тьма. Постепенно свет стал приближаться. Он был неестественно холодный, словно в этом месте законы физики перестали действовать. Через какое-то мгновение все помещение длиною в бесконечность стало отражать этот странный свет. Это очень отдаленно напоминало пробуждение от сна. Словно просыпаясь, снова погружаешься в мир грез. Вероятно, подобные ситуации часто описывались в научно и ненаучно фантастических фильмах. Это не так важно, скорей всего я тогда спал. По крайней мере, тот свет - это все, что я могу вспомнить. Как давно произошли описанные выше события, не знаю. Время вообще потеряло смысл. Мне кажется, что меня занесло в место, что зовется вечностью. Слишком уж долго сознание витает в этом бесконечном лабиринте разума. Странно, хотя нет, думаю это вполне естественно, что я стал говорить с самим собой и порой обращаться к себе на "Вы". Ведь даже на то, чтобы вспомнить свое имя потребовалось столько времени, сколько живут не люди, а цивилизации. Причем многое вспомнилось куда быстрее. Однако, как я сюда попал до сих пор остается загадкой. За века привыкаешь к этому миру. Здесь даже бывает интересно, а порой он преподносит разнообразные сюрпризы, которых совсем не ждешь. Главное - это привыкнуть к аномалиям происходящим здесь. Этот мир течет словно река. Все постоянно находится в движении, лишь изредка ледяной белый свет снова прорывается сквозь занавесу происходящих событий, стирая все, что было, есть и будет, подобно Лангольерам, пожирающим миры и оставляющим лишь пустоту. Разница лишь в том, что сам я никуда не деваюсь. Белый свет охватывает все, что вокруг, минуя меня. Затем, через годы все внезапно преобразовывается. Причем происходит это не постепенно, а мгновенно, словно частота обновления мира невидима для глаза. Вот еще ничего не было, кроме ледяной бесконечности, а вот ты уже где-то в мире, напоминающем реальный, если таковой имел место быть, я уже точно не помню. Грань давно пройдена.
    В минуты жизни вне белого света начинает казаться, что ничего такого и не было, порой рядом оказываются люди, которых ты когда-то знал. Порой события, что, наверное, когда-то были, снова воспроизводятся, словно я вспоминаю былые времена в периоды ностальгии. Иногда становится действительно сложно отличить что когда-то было, а что создает этот мир сам. События накладываются друг на друга и сливаются воедино.
    После того, как я впервые познакомился с ледяным белым светом, прошла маленькая бесконечность, прежде чем я оказался в вполне привычном мне парке. Рядом шел дедушка. Я не задумался, что на самом деле он умер лет за 10 до появления непонятного света в моей жизни. Мы шли с ним в весьма теплый зимний вечер, когда все метели давным-давно успокоились, и небо очистилось от туч. Фонарей в парке практически не было, так что свет далеких звезд беспрепятственно проникал в наши зрачки поднятых к небу глаз. Мне было пять лет. В тот день я впервые осознал всю завораживающую магию звезд. Все они отличались друг от друга яркостью и величиной. Некоторые в совокупности с остальными образовывали весьма занятные фигуры.
    С тех пор прошло лет двадцать, как мне кажется. Разумеется в системе исчисления до необъяснимых событий.
    Мы дошли до лавки, где, протерев поверхность от снега и устроились. Не помню, о чем говорили, знаю лишь то, что все мысли мои были устремлены в космос. Думаю, дедушкины тоже. Он всегда относился ко мне хорошо. Много интересного дедушка мог рассказать и показать. Я был безмерно рад увидеть его снова, хоть на тот момент не осознавал, что все это лишь воспроизведенное в деталях воспоминание. Еще часа два мы гуляли прежде, чем снег стал испускать странное свечение, разрастаясь в объеме и поглощая все на своем пути. Тогда и произошло первое стирание мира, некогда очень дорогого мне. Меня свет не тронул, а вот дедушку поглотил мгновенно, унося частицы памяти вглубь моего подсознания. Вопрос, а собственно кто я, на тот момент еще не возник.
    И вот вскоре я снова оказался в череде ледяной бесконечности. Так и с ума сойти не сложно. Ощущение того, что во время сна вас окатили водой из северного ледовитого океана и снова погрузили в сон.
    Находясь в этом, так называемом мной граничном мире я начал задумываться, а что собственно произошло, кто я и почему здесь. Казалось, что имя вот-вот подберется. Но проходили дни, а за ними годы, а я по-прежнему оставался в неведении. Единственная цель, которая передо мной стояла - не спятить. Уже многими мирами позже я вспомнил замечательное произведение, рассказ "Долгий Джонт". Там про будущее, где человечество познало тайну телепортации. Вот только делать то следовало во время сна, ибо разум витал в это время непонятно где в вечности. Вот там как раз и попался один мальчик, что решил проверить, что происходит. Результат оказался неутешительным. Это напомнило мне минуты, проведенные в граничном мире. Вот только телепортов в мое некогда существовавшее время никто не изобретал и я совершенно не представлял, как мог оказаться здесь.
    По истечении очередной порции вечности мир снова обрел очертания. На этот раз он еще больше запутал меня. Я очутился там, где никогда не был. Дыхание резко перевело из-за недостатка кислорода. Не понимая что происходит, я ошарашено огляделся. Весь мир был виден сквозь защитные очки. Одежда, что была одета на мне представляла из себя зимнюю форму. Легкий морозец пробирался сквозь нее порождая мириады мурашек по всему телу.
    Лишь спустя мгновение я осознал, что ноги упираются не в землю, а во что-то стоящее вертикально, а тело держала страховочная веревка.
    Тут я и посмотрел вниз и увидел лишь облака, скрывающие твердую поверхность. Дух перехватило на раз. Где-то на горизонте, в отличии от того что творилось внизу, виднелись заснеженные горы и протекающая река. Ноги от всего увиденного подкосило, и я чуть не сорвался. Откуда-то сверху раздался женский оклик.
    - Дорогой, ну ты что застрял?
    Я поднял голову, но из-за непривычно яркого солнца увидел лишь силуэт девушки. Он показался мне до боли знакомым.
    - Давай догоняй!
    Честно скажу, на тот момент я даже не задумался о том, что никогда не занимался альпинизмом и даже немного боялся высоты. На тот момент это было неважно.
    Пересилив себя, я принялся выполнять действия, которые никогда не делал ранее, а именно - карабкаться вверх по склону. До вершины оставалось не так уж и много. Однако, на преодоление этого расстояния ушло часа три. Под конец все мышцы просто одубели. Сопровождающая меня дама справилась с задачей куда быстрее. Когда я поднялся, она уже сидела на краю склона и любовалась открывающимся обзором. Не переводя дух, я подсел к ней.
    - А помнишь, когда поженились, мы сидели точно так же на краю возвышенности и любовались закатом?
    Неожиданно мир слегка изменился, и еще недавно стоящее высоко солнце ушло к горизонту, озаряя все в округе янтарным светом, плавно переходящим в нежно розовый. Облака, что были под нами и вокруг нас стали напоминать сладкую вату. Лицо девушки я разглядеть не мог, как это иногда бывает во снах, мы представляем лишь образ. Она облокотилась на мое плечо. Вот тогда то, я впервые ощутил настоящее тепло этого мира. Оно не могло быть лишь частью моего воображения. Где-то совсем вдалеке послышалась музыка. Слова разобрать не представлялось возможным, но вся эта картина в сочетании с ней напоминала рай для романтиков.
    Мы просто молча сидели и любовались бесконечным закатом. Тогда я мечтал о том, чтобы этот момент стал замкнутым. Время снова потеряло смысл, но это было несравнимо приятно по отношению к бесконечности белого света. Тогда мне было тепло. И не только телу, но и душе.
    Но все имеет свой конец. Белый свет ворвался и в этот мир, стирая все с издевающейся медлительностью. Сперва пропала музыка, затем плавно стиралось все, что было под нашей горой. Потом холод принялся за горизонт, оставив самое приятно на последок. В эти минуты я пытался вобрать в себя каждую секунду тепла...
    Когда ничего уже не осталось, девушка, что подарила мне целую вечность радости, распалась на мельчайшие частицы белого света. Температура снова упала до нуля Кельвинов. Все застыло, включая время. Все, кроме меня...
    Грань, отделяющая от безумия практически стерлась. Многими вечностями позже я привык к этому, но тогда я чуть не спятил.
    Выдвигая кучу версий что же это за место, я не смог придти ни к одному логическому заключению. Время здесь течет по законам схожим для микро мира. Правда когда ты начинаешь в этом убеждаться, случается что-то такое, что рушит все предположения. Здесь снова можно провести аналогию со сном. Но, черт возьми, если это он, то, сколько же времени в реальности я сплю. Скорость обмена нейронами в мозгу высока, этим можно хоть малую толику временной аномалии объяснить.
    Следующий мой мир представлял из себя, ну уж совсем фантастическую вариацию будущего. Мир, полный хаоса и разрухи. Постапокалипсис. Все словно сошло со страниц какого-нибудь писателя. Честно сказать, я даже не понял что происходит. Он прошел словно полуторачасовой фильм, поставив под сомнения все предположения, что я теперь живу в воспоминаниях. Люди здесь пережили не то ядерную войну, не то эпидемию страшного вируса. Ну а я просто скитался по нему любуясь пустынями и заброшенными полуразвалившимися небоскребами. На пути не попадалось ни души. Я даже не знал, что это за город. Нью-Йорк? Москва? Нет, пожалуй, не Москва, ее бы я узнал.
    Сразу стало как-то грустно. Как будто мне мало одиночества в белом свете, так еще и здесь оно...снова...
    Глупый пустой безыдейный мир...
    Я даже впервые тогда ощутил радость от встречи со стирающей системой. Лед бесконечности даровал чувство покоя, погасив тревогу, что породили во мне эти развалины. Может я исследую разные миры и наблюдаю вероятные исходы событий? Не исключено. Пару раз натыкался на пространства, где все пошло не так как у меня после одного или другого выбора.
    Может, мой свет это и есть Темная башня, что связывает воедино все миры-лучи, проходящие сквозь нее.
    Однажды, я оказался в эпицентре грозы. Небо рассекали удивительной красот молнии. Ноги несли меня за девушкой, что, смеясь, убегала. Этот был тот же самый силуэт, что и в горах. Ее звонкий смех был приятней любой музыки. Ему аккомпанировал звук падающих с неба капель, что в сочетании давало удивительный результат. Дождь усиливался, однако он был теплый. Мы бежали по лесу и по полю, словно играя в догонялки и прятки с электрическими разрядами небес. Попадет ли в нас молния - все равно. Я даже не сразу осознал, где нахожусь. Просто следовал за знакомым силуэтом, словно давно жил этой жизнью. Что интересного в этом занятии спросите вы? Да ничего... мы с Ней любили дождь. Это уже не было фантастическим апокалипсическим миром, наоборот, воспоминание породило мир, настолько реальный, что я потерял память о всех загадочных событиях имевших место быть ранее.
    Через несколько километров мы выбрались к загородному домику родителей. Там меня встретила мама. Кажется, мне и девушке тогда было по двадцать и восемнадцать лет соответственно.
    В доме мы переоделись, развесив промокшие вещи над электрической печкой. Мама к тому времени приготовила отменный ужин, а на улице стемнело. Гроза прекратилась, исчерпав весь запас влаги, запасенный в тучах. Небо теперь было темным, но ясным.
    Поев, я совсем забыл про то, что все это лишь участки моей памяти. Мир обрел не просто зрительные образы, но и запахи. Лишь лица девушки я не мог разглядеть полностью. Казалось, что виртуальный режиссер нарочно берет такие ракурсы.
    Согревшись и поговорив с моими родителями, мы отправились на вечернюю прогулку, захватив с собой по паре фонариков и корзину с фруктами. Что может быть лучше отдыха за городом, когда нет ни суеты, ни бесконечных людей, спешащих за городским темпом жизни. Уровень шума на природе определялся лишь певчими птицами и стрекотом кузнечиков. Удовольствие от спокойствия учишься получать лишь с возрастом. Парой годами ранее на природу меня вытащить было невозможно. А теперь - увезти с нее.
    Миновав жилые дома, мы вышли на тропинку, ведущую к небольшому обрыву. Там и устроили привал. Каким-то волшебным образом земля там уже практически высохла. Так что смело можно было на нее садиться. Не помню точно, о чем беседовали, но то мгновение ничуть не уступал тому, что в горах. Да и вообще начало казаться, что все идет правильно, как надо.
    Девушка снова прижалась к моему плечу, и в этот миг я ощутил небывалый поток тепловой энергии. Все, что было безнадежно, стало сразу разрешимо.
    - Смотри, на небе так звездно!
    - Да...
    - Отсутствует даже свет луны. Ничто не способно затмить эти небесные миры. Представляешь, Андрей, там у каждой свой мир и свои законы. Ну и пусть, что большая часть необитаема...ведь где-нибудь еще обязательно найдется жизнь, хоть какая-нибудь, но найдется, я в этом уверена. Жаль, что некоторых из звезд уже нет, а мы лишь видим их умирающий свет, что стремиться к нам сквозь световые годы. Ведь пока мы видим его, частица того мира, что погиб когда-то, на веке во вселенной...
    Я промолчал, а что еще можно тут было добавить? Удивительный по своей красоте небосвод просто завораживал нас своими огоньками. У меня не было углубленной астрономии ни в школе, ни в институте, но основные созвездия я все же знал. Людей издавна тянуло куда-то в глубь космоса. Это бездонное пространство манило своей загадочностью. Вот и мы сидели, молча наблюдая за небом. Именно тогда я не только узнал свое имя, случайно прозвучавшее из уст моей спутницы, но и смог разглядеть ее лицо. Мне всегда сложно давались описания, как-то повествование и рассуждение шло само. Так вот девушка была доброй, это часто можно заметить на лице, по взгляду, по мимике. Ее голубые глаза почти поглотились черными зрачками. И я не знаю, что тут сказывалось больше: отсутствие ярких источников света или же удовольствие, что мы получали сидя рядом с друг другом на открытом небе.
    Эта девушка через 4 года станет моей женой, это я тоже вспомнил, но немногим позже.
    Казалось, мы просидели так целую вечность, ну или хотя бы ночь. Но часа в два зазвонил мобильный - мама начала уже волноваться и велела идти домой. И вот мы с неохотой встали.
    - Я люблю тебя.
    - И я тебя.
    Мой взгляд снова обратился к звездам. И теперь - с ужасом. Небо начало становиться белым. Звезды одна за другой стирались, словно кто-то водил ластиком по рисунку. Мой взгляд опустился на девушку, ее глаза по-прежнему оставались спокойными, в отличии от моих. Свет принялся поглощать землю. Моему ужасу не было предела. Господи, а ведь я тогда поверил, что все может быть хорошо.
    Девушка подошла еще ближе ко мне и обняла. Сквозь пелену своего страха, я отчетливо услышал ее слова: "Не бойся, я с тобой. Возвращайся скорее...".
    Тут же она распалась на фотоны белого света, оставляя в моих руках крохотную частичку тепла. Я совершенно не знал что делать. Меня словно окунули в прорубь в сорокаградусный мороз. Хотелось закричать, но что толку, все равно никто не услышит. И опять мне предстояло провести вечность наедине с самим собой. По крайней мере, мое имя стало известно, хотя какая разница. Частично я вспоминал фрагменты моей жизни, пытаясь по песчинкам собрать прошлое. Это все равно, что если бы вам в четыре года подарили пазл на 2000+ частей. И, конечно же, пара десятков/сотен частей куда-нибудь закатились.
    Когда я уже было отчаялся, сквозь белый свет где-то далеко пробивалась звуковая волна, несущая знакомые мне слова и музыку.
    "Раннюю осень в этой капсуле времени встречают болезнями, эй!
    Остановись, попробуй на вкус ветер,
    Вдохни, немного опустив веки..."
    Черт возьми, да этот трек я узнаю даже в аду. Он был одним из тех, что принадлежали к категории "можно слушать вечно". Чувство ностальгии неистовой силы накатило на меня. Я так желал вырваться. Голос сорвался в крике. В голове вместе с музыкой вспоминались слова песни. Да, господи, оставь хотя бы ее!
    Очередную порцию белой вечности я наслаждался музыкой из моей прошлой жизни и оберегал частичку тепла, что подарила мне девушка...
    Большинство последующих миров представляли из себя фантазию, нежели воспоминания. Порой встречались ну совсем явные плагиаты на прочитанные мной когда-то книги и отсмотренные фильмы. Но я уже спокойно ко всему относился, не давая себе забывать, что все вокруг рано или поздно сотрется. Возможно, поэтому очередной мир -"боевик/ужастик" ничего кроме скуки не вызывал. Мысли мои на их фоне оставались прежними. Отчаянные попытки вспомнить, что же меня привело сюда, оказывались тщетными.
    Порой все же попадались и воспоминания. Честно, чем больше я попадаю в миры, тем сильней запутываюсь, что создала фантазия, а что имело место быть в реальной жизни.
    Почему я решил вам это все поведать? Вернее себе, то есть... Хм, был бы я в реальном мире, то точно бы угодил в психушку. Кстати, в одном из миров так и было. Так вот, в последние разы пребывания в белой вечности что-то изменилось. Мне кажется, что где-то вдали появляется тьма. И с каждым разом она становится все ближе. Не думаю, что это путь домой, слишком зловеще она выглядит. Скорей всего это конец пути. И что страшно для меня, так это незнание чего я хочу. Моя личность раскололась на два фронта. Один требует пытаться найти выход в свой мир, другой просто хочет покоя, отдыха от вечности событий
    Каждый раз, когда звучит музыка или попадается воспоминание, побеждает первый, но стоит только просочиться белому свету, как он терпит поражение.
    Иногда в памяти всплывают фрагменты какой-то аварии. Думаю это ключ к разгадке. Время на этот пазл еще есть, но оно постепенно уходит с приближением тьмы. Возможно, следующий мир обязательно окажется моим. И паранойя пройдет. Но пока во мне еще живет страх, что и его сотрет белая мгла. Не знаю, сколько еще смогу продержаться. Тьма постепенно манит меня. Иногда возникает жуткое желание пойти ей на встречу. Но пока я еще этого не сделал, есть время на разгадку...
    ***
    Вот уже пятнадцать лет она приходила к нему каждый день. После того, что случилось, жизнь наполнилась печалью. Это произошло через год после свадьбы, практически на годовщину. Она ждала его дома, приготовив праздничный ужин. Муж должен был прийти с минуты на минуту, но... так и не пришел. Через час раздался тревожный звонок. Дежурный сообщил, что Андрей попал в аварию. На пешеходном переходя его сбил автомобиль, проскочивший на красный. Положение тяжелое. Попросили срочно приехать в больницу. Практически в домашней одежде, она вышла из дома, едва абонент повесил трубку. Радость сменилась слезами отчаянья.
    После нескольких операций врачи сделали неутешительный вывод - кома.
    Пятнадцать лет она приходила каждый день навещать его. Садилась рядом, обнимала, иногда включала музыку. Говорят, это помогает. Врачи после десяти лет комы все чаще и чаще спрашивали про эвтаназию, но для нее это было недопустимо. Надежда жила в ее сердце. Жила... Вот только тьма печали в последний год стала поглощать девушку. Вскоре должна была состояться их очередная годовщина. Надежда еще билась, но с каждым днем все становилась печальней. Она начала даже подумывать дать согласие врачам. Все должно было решиться после годовщины. Так себе она пообещала...

Оценка: 0.00 / 0