Творчество поклонников

Кванты, электроны и все такое

Добавлен
2011-02-13 15:36:43
Обращений
4699

© Иннокентий Соколов "Кванты, электроны и все такое"

   - Квантовая механика? – переспросил Лысенко, внимательно рассматривая стакан. – Э, братцы кролики, не такая это и простая штука, доложу я вам. Очень не простая.
    Он не спеша, с видимым удовольствием выпил. Вытащил из мятой пачки сигарету, покрутил между пальцев.
    - Ведь если разобраться, что такое окружающая нас реальность? – спросил он у слушателей.
    Стрелочник пожал плечами. Он как никто другой был озадачен поиском смысла, но даже в самых смелых своих предположениях не шел дальше обыденной сути вещей. Лысенко же, в его глазах выглядел этаким ниспровергателем устоев, мятежным облаком не то Тютчева, не то Рылеева, не то обоих вместе взятых. Впрочем, слушал он академика с интересом – иногда тот отвлекался от дел насущных и вещал, время от времени закусывая дармовой спирт дареной закусью, заботливо приготовленной умелыми руками Толяна.
    - Реальность дана нам в ощущениях – весьма кстати ввернул стрелочник, выбирая кусок сала. – И никакие законы не будут абсолютны, пока мы не определим, где кончаются эти самые ощущения, и начинается собственно реальность, в этих ощущениях нам данная.
    - Эк ты загнул – поморщился академик. – Вроде и слов много, а все бестолковые какие-то. Ты слушай лучше, и не мешай…
    - Ну, ты же сам спросил про реальность – вмешался стрелочник, превыше всего в людях ценивший справедливость.
    Лысенко отмахнулся.
    - Это был риторический вопрос. Стало быть так – современная наука не дает точного ответа, тем более что до сих пор нет единой теории, которая могла бы увязать в одно целое все существующие, а значит…
    - Стоп! – Толян ударил рукой по столу. – То, что ты, Лысый, академик, еще не означает, что мы со стрелочником тоже из ученой братии. Мы люди простые, не гордые – так что сердцем прошу – не доводи до греха. Объясняй, но так, чтоб понятно было.
    Стрелочник согласно кивнул и вытянул пробку из пузырька со спиртом. В будке запахло пустырником. Лысенко втянул воздух, отчего его ноздри расширились, и сам он на мгновение стал похож на большую ученую обезьяну.
    - Ладно, обормоты – пробормотал он, собираясь с мыслями. – Говоря простым языком, квантовая механика, это такая наука, что не каждый хрен огородный сумеет допетрить что, куда и для чего.
    - Ну вот! – довольно кивнул Толик – можешь ведь, когда захочешь. Давай тару.
    Лысенко протянул стакан с надбитым краем. Весело забулькала настойка.
    - Вздрогнем – стрелочник вытянул длинную стрелку зеленого лука и с аппетитом захрустел.
    - Хороша – согласился Толян, и выжидательно уставился на Лысенко. Под его пристальным взглядом тот чуть не поперхнулся, но все-таки выпил.
    - Электроны, и вообще разные там мелкие частицы, из которых и состоит все сущее, на самом деле такая хрень, что сразу даже и не сообразишь, что они такое – с одной стороны вроде бы и частица, а с другой волна. Дуализм, понимаешь…
    - Ну и откуда такое распиздяйство в природе? – Толик сосредоточенно жевал, одновременно почесывая в паху.
    - Ты погоди – Лысенко закурил. – Тут другое важно – до сих пор не могут разобраться, как одновременно узнать, где эти частицы находятся и с какой скоростью, понимаешь, летят. Ежели знаем скорость, хрен его знает, где этот засранец, электрон околачивается, ну и наоборот соответственно.
    - Хуйня какая-то – вынес вердикт стрелочник. Толян согласно кивнул головой.
    - Эта хуйня и есть квантовая механика. Слушайте дальше, сейчас будет интересно. Спирт еще есть?
    - Спирт-то есть – осклабился стрелочник. – Интереса к твоей науке нету, вот в чем беда брат.
    - Ну, погоди – успокоил его Толян. – Ты главное лей, а там посмотрим.
    Лысенко благодарно посмотрел на него и продолжил:
    - И вот решили как то, этот электрон, ну или не электрон, а может другую какую-то там частицу прищучить. Если пиздануть как следует, да посильнее, эта падла и рассыплется на части, и эти части будут лететь, грубо говоря, с одинаковой скоростью. Ну а дальше дело техники – у одной части меряем скорость, у другой расстояние и все, как говорится, сушите весла.
    - А ну дай, угадаю – нихера не вышло, да? – сумрачно поинтересовался Толян.
    - Угу – виновато развел руками Лысенко. – Они сучары, частицы эти, словно сговорились – как только меряем одну, так другая сразу оп-па, и в отказ. И главное, хер его знает, как они узнают друг о дружке. Казалось бы хуева туча километров, а им похеру.
    - В натуре хуйня – Толян сладостно зевнул, показывая черные пломбы. В будке стало так тихо, что можно было услышать тиканье наручных часов стрелочника.
    - Ну, так и я говорю хуйня, а вы пристали как банный лист до задницы – расскажи да расскажи. Наука она ведь не для всех – назидательно поднял палец Лысенко. – А вы тут возомнили…
    - Возомнили – сонно пробормотал Толян. – Заканчивай, давай… академик хуев.
    На улице взвизгнула электричка.
    - Спать охота – снова зевнул Толян. – Ты это… я покемарю тут у тебя часок?
    Стрелочник равнодушно кивнул и выглянул в окно.
    Лысенко взял с тарелки кусок сала и зачем-то понюхал его.
    - Ладно, обормоты. Пошел я. Не поминайте лихом.
    - Пиздуй уже, академик – махнул рукой Толян и повернулся к стенке.
    Лысенко выбрался на улицу и долго смотрел в закат. Вечерняя вселенная распахнулась перед ним, словно предлагая узнать все тайны.
    - А вот хуй! – злобно пробормотал Лысенко и, запахнув плотнее пальто, побрел домой.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: