Творчество поклонников

Разными дорогами

Добавлен
2011-02-22 22:05:54
Обращений
6147

© Янина Логвин "Разными дорогами"

   
    - Ублюдок! Если бы не ты… - медленно произнесла она, пытаясь побороть овладевающую её телом дрожь, - я бы могла надеяться. Я бы могла верить, что стану другой. Зачем ты пришёл сюда, Райкрофт? Зачем, если полный дерьма мир и так принадлежит таким как ты? Или ты веришь, что блаженный Эдем ждёт тебя? Чтобы позволить подобной тебе свинье испражниться в его райских кущах?
    Нет, ей никогда не стать лучше, пока рядом будут типы подобные Райкрофту. Если бы она могла, она ушла бы прямо сейчас. Выстрелила, размозжила бы этому чёртовому вояке голову и убралась в ночь. Не каясь и не сожалея. Но так же как и крепышу, похотливо улыбающемуся ей в лицо, одной ей не найти дороги.
    - Только протяни ко мне свои сальные пальцы, и я убью тебя, - пообещала она. – Клянусь – убью! Отрежу твою вздувшуюся мошонку, подкину в воздух, и разнесу в клочья к чертям собачьим!
    Женщина стояла над костром. Волосы её растрепались из косы и длинными светлыми прядями падали на пылающее в гневе лицо и вздымающуюся грудь, а глаза горели неистовым огнём. В такую минуту как эта, Сэмюелю Райкрофту было труднее всего сдержать себя.
    К чёрту! К чёрту Эдем! Он же не железный!
    Джейкоб Блейк пошевелился и пнул ботинок тяжело дышащего крепыша. Сняв с огня дымящиеся ароматные тушки, он разорвал их на части и положил перед каждым на жестяную тарелку.
    - Леди права, Райкрофт, - спокойно сказал Блейк, утирая ладони и свинчивая крышку с фляги с водой. - Или мы не хозяева своим желаниям? Если у тебя зудит, почеши. Помоги себе сам, Райкрофт! - Он медленно отпил из фляги и уже пустую, бросил её к ногам крепыша. – У тебя же есть руки, а, Сэм?!
    - Что?! – блуждающий взгляд уставился на Блейка.
    Сэмюель мог поклясться, что уловил улыбку на губах мерзавца, понимающую и презрительную улыбку. Говорящую саму за себя. Говорящую ему, Сэмюелю Райкрофту, что не всё в этой жизни можно иметь, парень, каким бы крутым ты ни казался. И какой бы крутой ствол не висел у тебя за плечом. Не всё.
    Сэмюель вспомнил, что именно Блейк стал свидетелем того, как эта светловолосая сучка чуть не прострелила ему яйца, когда его руки таки достали её задницу. Это была его первая ночь в качестве новоприбившегося к группе, и она оказалась самой беспокойной. Но он был голоден. Чёрт! И он хотел женщину! Разве можно его винить за это?
    Сейчас, когда все разошлись, и угли костра дотлевали в безветрии ночи... Когда тело остывало от дороги, а желудок молчал…Когда спальный мешок был расстелен на пожелтевшей осенней траве, а рука Сэма блудила под яркими звездами с его телом, он наконец понял, что должен сделать.
    Ему не дойти до Эдема. Нет. К чему врать себе самому. Он попытался и проиграл. Их были тысячи, таких как он, требовательных и жадных. Где они все теперь? Где?! Выгрызли друг другу глотки и сгинули в собственном дерьме? Да. Сдохли, как кровожадные крысы манимые призрачной целью: обладать райским садом на выжженной бойней земле.
    Питер Свон не хотел больше быть крысой, нет. И поплатился за это. Грешный мудила желал стать лучше? Да! Ха-ха, Питер! Пулю тебе в спину, собака! Вшивый ты, грёбанный койот! Так тебя раз так!
    Как только штурмовая винтовка Свона серии MCR исчезла в кювете дороги, Сэмюель увидел на горизонте четырёх путников и потрусил за ними следом, стараясь слиться с однообразным пейзажем. Их остались крупицы, тех, кого призывал Эдем, и он знал, да, Сэмюель Райкрофт отлично понимал: если они идут на восток, так просто к ним не примкнешь. Слишком много им всем от таких как он досталось.
    Этот призрачный город что-то вытворял с миром. Что-то такое, отчего заря занималась ярче яркого, блаженные заново познавали себя, а оружие переставало стрелять. Он был близок. Теперь Эдем был так близок к Сэмюелю, как никогда, и от ощущения этой близости ему хотелось плакать. От сводившего ноги безволия, что с каждой милей затрудняло ему путь.
    «Почему ты не любишь меня, Эдем? Почему не призываешь меня к себе так, как призываешь других? Многообещающе нашептывая на ушко ласковые слова. Почему?
    Эти четверо могли бы привести меня к тебе, если бы захотели. Свобода выбора отдана в их руки. Но они противятся. Все. Они тоже не любят меня. Не любят вольного стрелка и преданную крысу его величества короля Анархия. Или Хаоса. Да какая разница?
    А последней каплей стала женщина. Она открыто отвергла меня. Почему? Ты ведь знаешь, Эдем, как силён был мой голод. Почему же не сделал её более сговорчивой ...»
    Сэмюель повернул голову и посмотрел туда, где одиноко лежал в своём спальном мешке длинноволосый Блейк. Мальчишка и старик расположились по обе стороны от женщины. Дураки. Сэмюель улыбнулся.
    Джейкоб Блейк был высок, темноволос, и двадцати двух лет отроду. В этой жизни он так и не успел стать кем-нибудь: последние десять лет он только и делал, что выживал. Но он пришел с севера, где битва была особенно отчаянной, и Сэм Райкрофт прекрасно понимал, что за этим стояло. Но попробовать стоило. Стоило, чёрт возьми!
    Ему двадцать восемь, он мародерствовал много лет и давно привык брать то, что хотел. Он справится, надо только обождать. Чутьё подсказывало ему, что Джейкоб Блейк не так прост, уж слишком холодно смотрели на него глаза цвета северного неба. Но он справиться с ним, с безоружным, как справлялся в своей жизни не раз. И в конце долгого пути получит причитающийся ему приз. Ведь Сэмюель Райкрофт крутой, чёрт возьми! ДА! Недаром он еще жив.
    И тогда… возможно после.… возможно увидев его силу, Эдем призовет к себе Сэма. Ведь он очень, очень этого хочет. Хочет!
    С тем Сэмюель и уснул, убаюканный колышущейся сенью ив. Дав, наконец, отдых своим рукам. Дуло его автомата выглянуло из мешка, как чёрный грозящий палец, и уставилось в сторону не спящих гор. Вынужденным молчанием испытывая на прочность их терпение.
    Крепыш уже крепко спал, когда тёмная и густая, мерцающая в лунном свете серебром, вода реки, извиваясь подобно сказочной змее, наползла на берег, подобралась к нему, и тихо унесла его тело прочь. На долгие годы отдав во власть каменных горных гряд заполучивших своего узника.
   
    Над рекой стоял предрассветный туман. Его мутные белые пряди поднимались от воды вверх и тянулись вслед за едва ощутимым осенним ветерком в сторону молчаливых гор. Джейкоб Блейк с трудом выплыл из сна и широко зевнул. Чья-то рука настойчиво трясла его за плечо:
    - Он ушёл, Джей. Слышишь? Райкрофт ушёл.
    Над Блейком нависло испуганное и бледное лицо Тома.
    - Что? Ты о чём, малыш?
    Голова была гулкой и пустой как барабан.
    - Я говорю: Райкрофт ушёл, - повторил Том и вновь встряхнул его: - Да проснись же, Джей!
    Джей повернул голову и посмотрел на расстеленный на берегу спальный мешок крепыша.
    - Нет, Томми, это вряд ли, - пробормотал он, закрывая глаза. - Наверное, просто отошёл отлить.
    - Чёрт, Джей! – громко зашептал Том. – Да проснись же! Что-то не так. Я чувствую!
    По траве прошелестели тихие шаги. Таня Ричардсон подошла к Тому и опустилась рядом на корточки. Её светлые волосы были вновь спрятаны под капюшоном, а чёрная беретта как и прежде покоилась на бедре.
    - Райкрофта нет, Джей, - сказала она. – Но в отличие от Тома, я сомневаюсь, что он ушёл.
    Блейк удивлённо посмотрел на неё.
    - Я хочу сказать: по доброй воле. Во всяком случае, убедись сам. Вся его одежда осталась лежать там, - она указала в сторону деревьев, под сенью которых отдыхал крепыш. – Даже любимая игрушка.
    Джейкоб Блейк неохотно выбрался из мешка и подошел к старику Крузу, стоящему под ивами над самой водой. Тот внимательным взглядом изучал место ночлега Райкрофта. Проследив за его взглядом, Блейк удивлённо присвистнул, увидев брюки, рубашку и куртку цвета хаки, брошенные на берегу. Впрочем, на берегу лежали все вещи крепыша, даже неразлучный с ним прежде автомат.
    - Если он ушёл, то ушёл голышом, не иначе, - сказал Блейк. – Всё осталось здесь.
    Билли Круз поднял голову и поприветствовал Блейка, затем задумчиво покачал головой:
    - Нет, Джей, не всё. Посмотри внимательно.
    Блейк пожал плечами.
    - Нет его ботинок. Все вещи есть – а ботинок нет.
    К ним подошли Таня и Том.
    - В моём возрасте сон становится, точно старый тюфяк, - посетовал старик, глядя на бурлящую реку, - рваный и мятый. Я ни за что не пропустил бы Райкрофта. Нет. А я не слышал его. Я ничего не слышал, хоть и не спал пол ночи. Как это может быть, Джей?
    - Здешняя река весьма говорлива, - ответил Блейк. - А вы, Билл, очень устали. Сэм легко ушёл. И так же легко может вернуться. Кто знает, что у этого вояки на уме?
    - Нет, Джей, - возразил старик Круз. Он с силой втянул в себя воздух и закрыл глаза. – Не всё так просто. Но мы все, похоже, знаем ответ.
    - Не понимаю.
    - Разве ты не чувствуешь: его нет, опасности нет. Посмотри вокруг, парень! Тот, кто стрелял из автомата теперь далеко.
    Блейк молчал.
    - Вот оно, - сказал старик. - То время, когда больше не в нашей власти решать своё будущее. - Он неожиданно обернулся к девушке. - Скажи ему, Таня, - попросил он. – Скажи, девочка, разве ты не почувствовала облегчение, когда поборола свой страх? Тот страх, что сковывал тебе ноги, мешая идти вперёд? Ты ведь знаешь, о чём я говорю, верно? Разве плечам твоим не легче стало нести ношу, когда хладнокровный убийца лишился своих зубов? Ответь нам…
    Джейкоб Блейк повернулся к Тане и взял её за локоть.
    - О чём он говорит, Ричардсон?
    - Давай, девочка, смелее, - глаза старика Круза просили её. - Скажи ему, или мы никогда не поймём, что стало с Сэмюелем. Скажи, как ты не могла идти и ноги не слушали тебя, пока ты не выбросила все патроны из своей никчемной стрелялки…
    Блейк удивлённо посмотрел в побелевшее лицо молодой женщины.
    - Это правда, Таня? – недоверчиво спросил он. - Правда, что сказал Билл? Ты всё-таки разрядила оружие?
    - Да, Джей, - нехотя призналась Ричардсон и отвела взгляд. – Три дня тому назад. После того, как чуть не выстрелила в Райкрофта. Я тогда еле справилась с собой. Если бы я оставила патроны, то в следующий раз он был бы мёртв, а я... – она сглотнула подкативший к горлу комок, - я осталась бы прежней.
    Таня подняла подбородок и посмотрела прямо в голубые глаза Джейкоба Блейка.
    - Я убивала раньше, Джей, - сказала она. - Убивала не раз. Однажды я убила человека только за то, что он посмел пожелать мою лежащую в могиле мать. Мне надо было остановиться. Или умереть. Другого выхода не было.
    - Ты опасно блефовала с Райкрофтом.
    - Возможно. Но Билли прав, Джей, - сказала женщина. - У Эдема есть сила. Я не знаю, душа ли это, разум, любовь, или ещё что-нибудь, но это что-то влечёт меня, жестко ломая изнутри. И знаешь, мне плевать, во что это мне обойдется. Я выдержу столько боли, сколько потребуется, если, в конце концов, стану тем человеком, которого примет Эдем.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: