Творчество поклонников

Естество. 6. Парадиз

Добавлен
2011-10-15 20:37:10
Обращений
6075

© Сергей Власов "Естество. 6. Парадиз"

    – До обрыва расстояние достаточное, чтобы успеть подплыть к тому месту, где исчез толстяк. Эта точка очень важна. Она испытана, и камней внизу быть не должно. Жора и его пёс доказали это, оставшись невредимыми. Прыгать будем по очереди с интервалом в минуту, чтобы не травмировать один другого.
    - План хорош, но у меня есть некоторые поправки, – произнёс Ник, посмотрев в сторону тропы, по которой он с приятелем недавно пробирался. – Я пойду на уступ, к ласточкиным гнёздам, и стану координировать ваши действия. Затем прыгну и сам.
   
    На этот раз вода не стала чинить препятствий людям, и они благополучно выбрались на песчаный берег.
    Радости не было предела – группа оказалась снова в полном составе. Друзья ликовали, как дети, похлопывая друг друга по плечу. Особенно досталось толстяку.
    Суетливый пёс радовался не меньше остальных. Он вилял хвостом, прыгал на задних лапах и звонко лаял. Через минуту Лео покинул старых знакомых и вновь вернулся к своим заботам. Они сводилось к тому, чтобы помешать очередной черепахе, коих на пляже было видимо-невидимо, добраться до воды. Эти существа оказались довольно проворными. Пёс стремительно бегал от одной рептилии к другой и возмущённо тявкал. Но те, не обращая особого внимания на вздорного пса, продолжали заниматься своими делами, следуя природным инстинктам.
    Черепахи были альбиносами и напоминали искусно выточенные из слоновой кости фигурки. Судя по всему, наступило время кладки яиц. На тот момент процесс достиг своего апогея, и черепахи озабоченно, словно подгоняемые сжатыми сроками, курсировали по пляжу разрозненными белыми холмиками.
    Удалившись от водопада, путешественники остановились посреди пляжа.
    - Пожалуй, здесь мы и отдохнём, – сказал Стас, стягивая с себя мокрую одежду и обувь. – Место открытое и просматривается хорошо.
    - А ты чего-то опасаешься? – Лиза, зевнув, взглянула на Станислава и продолжила укладываться прямо на песке, не в силах бороться с тяжелеющими веками.
    - Ещё бы поесть чего! – произнёс Ник. Он расположился рядом с девушкой, прикрыл глаза и явственно увидел перед собой парящую в воздухе обжаренную тушку курицы, томившуюся на серебряном подносе, в окружении овощей и фруктов. Он даже ощутил запах слегка подгоревшего мяса. Безнадёжно сглотнув слюну, парень уснул.
    - Ладно… отсыпайтесь! – Стас улёгся недалеко от разложенной на песке одежды, глубоко вздохнул и мгновенно провалился в бездонную воронку сна.
   
    Сколько ребята проспали – неизвестно: часы, имевшиеся почти у каждого, от таких экстремальных перегрузок и обильных «водных процедур» давно вышли из строя. Когда Ник открыл глаза, он увидел неизменное грибное небо. В ушах гудел отдалённый шум водопада, а нос по-прежнему улавливал аппетитный запах жареного мяса. Сначала парень подумал, что ещё спит. Но вскоре понял, что запахи реальны, только напоминают они не жареное мясо, а скорее – рыбу.
    Он вскочил на колени и обнаружил недалеко от себя догорающий костёр, возле которого кухарил Жора. Толстяк со знанием дела поочерёдно поворачивал над углями три деревянных вертела с нанизанными на них крупными рыбами. Внешне блюдо выглядело уже готовым. Обильный жир стекал с подгоревших плавников на тлеющие головёшки, мелодично шкварча и наполняя округу аппетитным ароматом.
    Чуть в стороне, на зелёной скатерти из пальмовых листьев, лежали фрукты. Недалеко от стола изобилия валялись изодранные рюкзаки, а точнее то, что от них осталось. В одном из рваных мешков Ник узнал свой. Содержимое рюкзаков, среди которого сохранилось много полезных вещей: консервы, плотно завёрнутый в целлофан путевой дневник и многое другое, – было аккуратно разложено на песке.
    - Откуда все это? – изумлённо произнёс Ник, подбираясь на четвереньках к полевой кухне.
    - Я же говорил вам, что пригожусь! – самодовольно заявил толстяк и небрежно бросил две щепотки соли в парящий на огне котелок с нехитрой ухой.
    -Я серьёзно! Где ты отыскал наши вещи? – Николай, нарушив прелестный натюрморт, взял ярко-жёлтый плод величиной с грейпфрут и понюхал. Запах оказался приятным и отдалённо напоминал аромат дыни.
    - Спать нужно меньше! Я давно на ногах и уже успел обследовать местность. А вы всё дрыхните!
    - И всё же ты не ответил!
    - Ник! Ты чего тупишь? Где ещё можно взять фрукты, как не с дерева? А деревья, естественно, в лесу! – толстяк устремил взгляд в сторону далёких зарослей, которые, словно лезвием, отсекали золотой пляж, возвышаясь зелёной стеной непроходимых джунглей.
    - А если эти плоды ядовиты? – Ник недоверчиво посмотрел на друга.
    - Не бойся! Почти все фрукты я попробовал. Как видишь, жив. В лесу этого добра полно. Это я только с краю нарвал. Заходить глубже один побоялся. Звуки там разные!
    - Звуки? – Ник откусил кусочек от плода, приятно удивился и стал с жадностью пережёвывать.
    - Может, птицы кричат… Или зверь какой. Только кажется, что порой плачет кто-то: «А-у-у, а-у-а». Я собрал что успел, и скорее дёру оттуда.
    - А рыба? Ты же никогда не рыбачил! Даже, с какой стороны подходить к ней, не знаешь.
    - С такой работой в этих краях и ребёнок справится, – Жора показал рукой в сторону озера, где на отмели, в небольшой заводи, не спеша фланировали несколько бело-красных рыб, похожих на карпов кои.
    Японцы в своё время вывели нечто подобное путём селекции, а здесь эти красавцы существовали в естественных условиях, будучи созданными самой природой без вмешательства извне.
    - Что с рюкзаками? Неужели тебе удалось найти плот? – Ник отбросил в сторону несъедобные остатки плода, взял в руки свой многострадальный вещевой мешок (который он узнал по небольшому синему вензелю, вышитому возле основания ремешков) и стал обследовать содержимое боковых кармашков. Покопавшись, он извлёк раскладной нож, дорожный комплект портного, а также небольшую аптечку, упрятанную в целлофан.
    - Это всё, что мне удалось найти в окрестностях озера: два раскуроченных рюкзака, несколько банок с консервами, котелок, сапёрную лопатку и куртку Геры, – толстяк посмотрел на спящую девушку, бережно укрытую просохшей штормовкой. – Хорошо, что мы уложили почти все вещи в непромокаемые пакеты. Теперь у нас хоть соль и спички есть.
    - Да… Река растерзала рюкзаки до неузнаваемости, – Коля посмотрел на остатки провианта и снаряжения, разложенные возле костра. – Хотя эти мешки можно починить. Благо нитка и иголка у нас есть.
    - Река здесь ни при чем.
    - В каком смысле?
    - Послушай мой рассказ, и тебе сразу станет всё понятно, – толстяк оставил в покое вертела и, скрестив ноги, уселся на песке.
    Затем он поведал другу о событиях, произошедших с ним, пока друзья беззаботно спали.
   
    - Проснулся я от ощущения, что всё моё тело зудит, как от крапивы. Эти мерзкие москиты... – Жора звонко ударил себя по лбу, расправившись с очередным рыжим комаром (которые мигрировали по округе мобильными стайками). – Дай, думаю, пока все спят, пройдусь. Разведаю окрестности.
    Сначала я развлекался с черепахами. Бросал их в озеро, пытаясь поставить личный рекорд по дальности метания живого снаряда. Неоднократно перекрыв свои достижения, я понял, что эта затея мне начинает надоедать. Оставив бестолковое занятие с приятным чувством, что стал чемпионом подземного мира по метанию тупых черепах, я отправился дальше – покорять неведомые места.
    В протоке, между ближним и дальним озерцами, я заметил несколько грубо обработанных стволов деревьев. Ими оказались остатки нашего плота, которые течением прибило к берегу недалеко от густых зарослей камыша. Привязанные к ним рюкзаки вынесло на прибрежный ил. Когда я подошел ближе, увидел необычную сцену. Возле рюкзаков, не обращая на меня особого внимания, суетилась стайка удивительных существ, похожих на крупных коричневых ящерок. Они выглядели очень странно – юркие твари легко передвигались на задних лапах и могли высоко прыгать, словно тушканчики. Но больше всего меня поразило строение их зубов.
    - И что же необычного с их зубами? – Ник так внимательно слушал рассказ, что позабыл о голоде.
    - Не знаю. Может, я в этом профан, но, насколько мне известно, у ящериц не бывает клыков. Вернее, у некоторых видов встречаются лжеклыки, но у этих созданий они выражались отчётливо, выступая поверх ороговелых губ выгнутыми лезвиями – сверху и снизу. Я сразу понял: эти твари – хищники. Благо они маленькие и не смогли причинить мне большого вреда. Правда, одна из них все же ухватила меня за штанину, – толстяк продемонстрировал другу небольшой рваный след на брючине. Я попытался отогнать их ногой, но три «тушканчика» мгновенно набросились на меня. Спасибо черепахе, которая оказалась под рукой. Живой снаряд попал в самую гущу наглой популяции. После этого стайка мгновенно сорвалась с места и, оставив выпотрошенные трофеи, с противным верещанием бросилась наутёк. Вскоре существа скрылись в камышах, оставив сотни трёхпалых отпечатков на поверхности ила.
    Берег оказался усеян пищевыми припасами: крупами, размокшим хлебом и бульонными кубиками. К одному из рюкзаков были прикреплены котелок и сапёрная лопатка. Кстати, она мне пригодилась при охоте на рыбу. Рядом валялось несколько консервных банок с тушёнкой. Собрав всё это, я вернулся к вам. Все ещё спали.
    Имея теперь спички, грех не развести костёр. Мне не составило труда пройтись к водопаду и набрать сухих веток, выброшенных на берег рекой. На обратном пути я обнаружил этих великолепных карпов. Доставив дрова к месту стоянки, я развёл костёр и, захватив сапёрную лопату, отправился за рыбой. Во мне проснулся инстинкт охотника (не умирать же с голоду). Назад я вернулся с добычей.
    На деревянных вертелах сырая рыба выглядела непривлекательно. Когда же с неё начал капать сок и образовалась золотистая корочка, брезгливость отступила. Мне даже стало уютно в чреве этого чуждого мира, среди спящих поблизости друзей. Рыбьи головы я отделил сразу и сварганил из них уху. Затем проснулся ты, – толстяк освободил от рыбы вертела, и теперь на тарелках из экзотических листьев, источая немыслимые запахи, дымился долгожданный обед.
    Ник поцеловал Лизу, растормошил друзей, и через несколько минут путешественники наслаждались прекрасной горячей пищей.
    Наелись все, включая сонного пса, который до этого крепко спал, уткнувшись в тёплый живот хозяина.
    Затем друзья расселись вокруг дымящего костра, и каждый задумался о своём.
   
    - Невероятно! – внезапно раздался изумлённый возглас Стаса.– Это же золото! – друзья недоверчиво покосились на приятеля, пытаясь по выражению его лица определить, не сошёл ли он с ума. – Я серьёзно! – Станислав водил пальцем по ладони, наполненной пляжным песком, где всё отчётливее разгорался золотой пожар. Наконец «отделив зёрна от плевел», он с уверенностью добавил: – Поверьте профессиональному геологу – этот песок как минимум на тридцать процентов состоит из природного золота.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: