Творчество поклонников

Естество. 7. Вертеп

Добавлен
2011-10-28 17:32:47
Обращений
6014

© Сергей Власов "Естество. 7. Вертеп"

   
    Саша разложил найденные патроны поверх сейфа, отсортировал их и некоторые убрал в свой кейс. Боеприпасов оказалось немного – около двух сотен. Причём разного типа и калибра. Около трёх десятков он оставил на сейфе, отложив их, чтобы позже пострелять самому и потренировать неопытных друзей.
   
    Подойдя к двери душевого блока, Вася прислушался. С обратной стороны сквозь шуршание и всплески воды доносился мотивчик знакомой детской песенки, которую девушка мурлыкала, стоя под освежающими струями.
   
    Снова завыла сирена. И опять этот хрипящий звук, похожий на человеческий голос. Хотя теперь Вася с полной уверенностью мог сказать – это и был голос. Парню даже удалось различить обрывки слов: опас… сроч… оставшимся… непредсказуемо.
    «Колдун» направился к рольставням. Чем ближе он к ним подходил, тем громче становились эти пугающие завывания. Через минуту снова всё утихло.
    «Без сомнения, звуки исходят из-за этих ворот, – подумал Василий, подойдя к ним вплотную. – Если я немного приоткрою дверь и посмотрю, что за ней находится, думаю, страшного ничего не случится».
    Рядом, на стене, находился щиток с выключателями. Это был пульт управления освещением коридора и дверным подъёмником. Три кнопки: красная, белая и синяя – располагались обособленно. Над синей находилась надпись – «Автомат». Подумав, Василий нажал на красную кнопку. С тихим поскрипыванием, дверь послушно подалась вверх. Когда она отошла от пола настолько, чтобы под неё можно было подлезть, парень нажал на белую кнопку. Ворота застыли. Опустившись на четвереньки, Вася осторожно высунул голову в образовавшуюся щель. В таком положении рассмотреть что-либо оказалось проблематично. В поле зрения попадало лишь заасфальтированное шоссе с жёлтой разметкой и небольшая часть обочины, ограниченной чёрно-белым дорожным отбойником. Этого «колдуну» оказалось недостаточно – он встал и снова нажал на кнопку, чтобы поднять ворота выше. И вот здесь Василий позволил себе небрежность: вместо красной кнопки он тронул синюю. Сначала рольставни продолжили движение вверх, но когда парнишка вышел из помещения и отошёл на десяток шагов, створка произвольно пошла вниз и, быстро опустившись, тихо щёлкнула фиксатором.
    «Вот тебе и автомат!» – мысленно произнёс Вася, увидев закрывающиеся ворота и осознав свою ошибку. Бежать назад было поздно. Сначала им овладела паника. Но убедившись, что опасности нет, он подумал: «А что, собственно, произошло? Ну закрылись ворота. Стоит постучаться, и ребята вмиг откроют. Пока всё спокойно, вполне можно немного пройтись и осмотреться».
   
    Парень стоял посреди пустынного шоссе, с удивлением разглядывая открывшийся ему вид. Местность выглядела экзотически. Вася увидел подземный город, раскинувший свои кварталы под сводами исполинской пещеры. Размеченная дорога, на которой находился Василий, чёрной лентой огибала часть города и исчезала в темноте. Слева от ворот начиналась промышленная зона. Об этом говорили вывески названий производств, размещенные на фасадах кирпичных зданий. Идти в ту сторону Вася не рискнул, так как плохая освещённость и готическая аура мрачного района отпугивали его и вызывали неприятные чувства.
    Вообразите ночную улочку в небольшом криминальном городишке, где власти борются за тотальную экономию электричества и подолгу не меняют перегоревшие лампочки на уличных фонарях, и вы почувствуете именно ту гнетущую атмосферу, в которой оказался «колдун».
    Вася пересёк дорогу и, взявшись за металлический отбойник, перемахнул через него.
    Чуть дальше начинался жилой квартал.
    Невысокие дома (если так можно назвать конструкции, состоявшие из одного или нескольких блоков) возвышались впереди невзрачными, почерневшими коробками.
    Немного осмелев, Василий решил пройти чуть дальше.
    Метров через двадцать «колдун» остановился в начале небольшой улицы. Пересекая с десяток переулков, она в итоге упиралась в большую площадь. Хорошее освещение, кардинально отличавшееся от скудной подсветки в промышленной зоне, позволяло легко рассмотреть все особенности городского пейзажа. Парню даже показалось, что он видит, как вдалеке, на отдельных домах, мигают неоновые вывески наружной рекламы. Таинственная площадь притягивала «колдуна», но идти туда в одиночку он не рискнул. Решив передохнуть, парень присел на дорожный бордюр.
   
    В памяти всплыли минувшие дни. Те счастливые времена, когда ещё были живы отец и шестилетняя сестрёнка. Папа нередко вывозил семью заграницу, в основном в Европу. Он держал антикварный магазинчик, и доходы позволяли им иногда совершать эти сказочные поездки. Всей семьёй они побывали в удивительных городах мира, и эта подземная картинка, стоявшая сейчас перед глазами парня, почему-то напомнила ему ночной Париж. Узкую улочку рю дю Ша-Ки-Пеш, чуть мрачноватую и грязноватую, упирающуюся чёрным рукавом в спокойную Сену. Квартал Маре – с чередой средневековых переулков и из ниоткуда возникающих площадей. Всё это казалось теперь таким далёким и безвозвратно утерянным.
    Вскоре после возвращения из Франции трагически погибли отец и сестра. У машины, на которой они возвращались из загородной поездки, отказали тормоза, и она, на большой скорости разворотив боковое ограждение, сорвалась в реку. Мама с трудом пережила это несчастье. Она стала часто бывать в церкви. Подолгу молилась. Вскоре и вовсе устроилась на работу в храм, отгородившись от мира религиозной стеной. Да и сам Василий после всего случившегося, как говорили люди, знавшие его с пелёнок, стал немного «с чудинкой». Он замкнулся в себе. Также стал посещать церковные службы. Отказался от друзей и всё чаще заглядывал в библию и молитвенники. Мать уговаривала его поступить в семинарию и обещала церковную поддержку в этом деле, но он только отнекивался, ссылаясь на то, что ещё не готов к такому серьёзному шагу.
   
    Вася почти задремал. Трое суток он практически не спал. Людей в округе не было. Мёртвая тишина, словно одеялом, наглухо укрыла этот район, не подававший признаков жизни.
    Становилось жутковато. Безмолвие угнетало, а подземная прохлада всё настойчивее овладевала засыпающим организмом.
    Неожиданно парень почувствовал беспокойство. Что-то его встревожило. Вася ощутил на себе чей-то пристальный взгляд. Он словно буравил его спину и затылок. Тишину нарушил слабый прерывистый звук. Казалось, голубь, ухаживая за самкой, воркует и бьёт крылом по асфальту.
    «Колдун» повернул голову и обомлел. В десяти шагах от него сидела большая чёрная собака. Она уставилась на Васю красными светящимися глазами. Временами животное отворачивалось, всматриваясь в темноту, словно ожидало кого-то. Лоснящаяся шкура плотно облегала мускулистое тело, а короткий, как будто птичий, хвост временами вздрагивал и раскрывался маленьким веером. Стоило Василию внимательнее присмотреться к этому псу, и ужас охватил его ещё больше: морда собаки оказалась широким изогнутым клювом, а вместо шерсти различались мелкие чёрные перья, отливающие при свете редких фонарей мрачной синевой. Четырёхпалые когтистые лапы окончательно убедили парня, что перед ним пернатое существо.
    Путь к воротам оказался закрыт. Оставалось одно – бежать вдоль улицы в надежде укрыться в одном из жилых блоков. «Колдун» осторожно поднялся с бордюра, поправил на плечах ремешки от кейса и стал медленно пятиться в сторону ближайшего переулка. Существо насторожилось. Оно приподняло голову, словно завывающий волк, и принялось издавать высокочастотные посвистывающие звуки, от которых у парня начало закладывать уши.
    Продолжая отступать, Вася заметил четыре силуэта, быстро приближающиеся со стороны промышленной зоны. В них он угадал сородичей этой свистящей твари. Медлить было нельзя. Он повернулся и бросился вдоль домов в сторону освещённых территорий. Ужасная стая последовала вдогонку. Добежав до переулка, Вася взял правее и, нырнув в открытую дверь одного из домов, заперся на щеколду. Преследователи, наткнувшись на преграду, принялись ломиться в закрытое помещение, захлёбываясь слюной и издавая отвратительные клокочущие звуки, словно в их глотках кипела вода.
   
    Василий нащупал на стене выключатель. Вспыхнул свет. Появилась возможность рассмотреть дом изнутри.
    Жильё не блистало роскошью, но здесь имелось всё необходимое для комфортного проживания: две небольшие обставленные комнаты, кухня и совмещённый с душем туалет. Кованая винтовая лестница вела на второй этаж и упиралась в открытый люк. Массивная крышка люка стояла вертикально вдоль стены и была закреплена латунным фиксатором.
    Осмотрев комнаты первого этажа, Вася вернулся в прихожую и присел на стоявший в углу табурет. Сильный скрежет снаружи усиливался. Преследователи настойчиво пытались проникнуть в помещение, где притаился перепуганный беглец. Раздались оглушающие удары. Наконец металл не выдержал, и в пробоине появился кончик мощного клюва. Затем стальная дверь стала расползаться на части, словно под воздействием гигантского консервного ножа. Вскоре в образовавшемся отверстии появились остервенелые глаза. Вася бросился по лестнице наверх, но, зацепившись кейсом за косяк, скатился по ступеням обратно. Существо уже карабкалось сквозь раскуроченную дверь. От ужаса у парня защемило сердце. Вскочив на ноги, он молнией влетел на второй этаж и, отбросив крышку люка, сдвинул фиксатор. Свирепые твари ещё долго гремели, пытаясь справиться с неподатливой преградой, но орудовать клювами, с высоко задранными головами, им было неудобно. Признав стратегическую победу противника, ужасная стая ещё немного покрутилась возле дома, затем отправилась восвояси. Перед уходом существа, вскинув головы, свистнули так, что в рамах зазвенели стёкла.
    Василий стоял на коленях посреди комнаты и усердно молился, собираясь в ближайшее время предстать перед лицом создателя. Когда шум утих, он прокрался к окну и долго стоял, уткнувшись лбом в холодное стекло и разглядывая мрачный пейзаж мёртвого города. Вконец обессилев, парень стянул с себя кейс и опустился на пол. Завалившись набок и подложив под голову руку, он стал засыпать.
    Прямо над ним, ритмично постукивая, куда-то спешили часы. Из-под двери соседней комнаты тянуло неприятным сладковатым запахом. Там, под потолком, окутанные белёсой паутиной, висели обескровленные тела мужчины и женщины.
   
    Тем временем обеспокоенные пропажей товарища исследователи метались по безлюдным помещениям. Ребята облазили все углы и закоулки, проверили стеллажи и потаённые места. «Колдун» словно сквозь землю провалился. Выйти через дверь, ведущую в цеха, он не мог – она была заперта с внутренней стороны.
    - Остаётся два варианта, – сказала Алена, поглядывая на парней.
    - Почему два? Один! – поправил девушку Костя, подразумевая рольставни в конце коридора.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: