Творчество поклонников

Естество. 8. Терминал

Добавлен
2011-11-03 15:16:09
Обращений
6541

© Сергей Власов "Естество. 8. Терминал"

   В товарном вагоне было тесно и неуютно. Тишина угнетала слух, обостряя чувство тревоги. Наконец обеденный перерыв закончился, и грузчики снова взялись за работу.
    Чудом избежав ледяного плена и едва не погибнув в аварии, мы с приятелем, затаившись, ожидали отправления подземного состава. Вскоре дверь вагона со скрежетом задвинулась. Электровоз, издав протяжный гудок, неохотно принялся разгонять поскрипывающие вагоны. Мы сидели, словно загнанные в угол крысы, забившись под громоздкий покачивающийся ящик. Холод и волнение вызывали дрожь, но по мере продвижения поезда вглубь подземных территорий становилось заметно теплее, и нам удалось задремать.
    Первым очнулся я. Мой желудок, разразившись безудержными трелями, настойчиво требовал пищи. Растолкав Дениса, я напомнил ему о свертке с бутербродами в его сумке. Еда пришлась кстати. Но для изголодавшихся молодых организмов такой скудной трапезы оказалось недостаточно. Тогда приятель решил похозяйничать в соседних коробках.
    - Хорошо, что мы догадались захватить фонари, – сказал Денис, надрывая картон.
    - А стоит ли это трогать? – засомневался я. – Ведь за воровство могут и наказать!
    - Нас и так по голове не погладят, если обнаружат среди этого изобилия, – произнёс обнаглевший мародёр, выставляя в ряд разноцветные консервные банки с крабовым мясом, икрой и тушёной свининой. Он достал из внешнего кармана сумки небольшой складной нож и вскрыл несколько банок.
    Подкрепившись деликатесами, я понял, что наелся до отвала.
    - Теперь бы попить, – икая, проквакал я и вырвал из полиэтиленовой упаковки бутылку с «Нарзаном». – Вот теперь – порядок!
    Денис бросил несколько банок и пару бутылок в раскрытую сумку и застегнул молнию. Затем он отправился в другой конец вагона, где стояли высокие деревянные ящики и черные коробки с серебристыми фосфоресцирующими надписями. Немного погодя приятель вернулся обратно.
    - Там какое-то оборудование и оргтехника, – заявил он, присаживаясь рядом. – Ничего полезного, во всяком случае, на данный момент, – он достал из кармашка сумки распечатанную пачку сигарет и жадно закурил.
    Мы выключили фонари. Темнота мгновенно овладела пространством. Лишь красный огонёк в руке курильщика порхал кровавым мотыльком, временами подсвечивая его пальцы и лицо.
    Внезапно поезд стал притормаживать. Денис быстро затушил окурок. Вскоре вагоны остановились, а снаружи послышались возгласы и беготня. Через минуту всё утихло, и началось новое испытание для наших нервов. Не подавая признаков жизни, состав простоял в тоннеле достаточно долго. У нас не было часов, и – учитывая специфичность воздействия замкнутого пространства – невозможно было определить точное время стоянки. На мой взгляд, прошло не менее суток. Мы успели несколько раз поесть, неплохо выспались, и лишь когда прозвучал гудок электровоза, жизнь во внешнем мире возобновилась. Послышались неторопливые шаги и голоса. Вероятно, охранники решили проверить состояние эшелона и выполнить другие формальности, входившие в их обязанности. Проскочив мимо нашего укрытия, они удалились в сторону хвоста поезда. Через некоторое время шаги возобновились. Выполнив свою работу, охранники возвращались обратно и остановились недалеко от нашего вагона. Судя по голосам, их было двое. Один у другого попросил закурить. Во время их непродолжительной беседы выяснились некоторые нюансы, касавшиеся дальнейшего пути следования состава.
    Оказалось, что о существовании ледяной стихии они уже знают. Также стало известно, что смертельный поток совсем рядом. Логика и здравый смысл должны были спровоцировать решение о немедленной отправке состава!.. Но на деле все было иначе. По отдельным фразам мы могли судить о том, что истинной причины задержки не знал никто – просто поступила команда от диспетчера: «Оставаться на месте и ждать дальнейших указаний».
   
    - Впереди по курсу следования состава что-то случилось. Это очевидно, – предположил Денис. – Может, сильный пожар или, наоборот, наводнение.
    - Ты думаешь? – прошептал я, поглядывая в сторону друга и пытаясь в темноте рассмотреть его лицо.
    - Получается, что, чудом избежав гибели от одной напасти, мы неумолимо движемся к другой, – Денис на мгновение замолчал, а затем добавил: – Такая, видно, наша доля! Хорошо, что жена и сын сейчас в Петрозаводске, у тётки. Хоть за них я спокоен!
    - Мои старики во Владивостоке. До них и вовсе далеко, – я вздохнул, и перед глазами возник образ родителей, устроившихся в садовой беседке перед небольшим дымящим самоваром. – Они, наверное, сейчас копаются на участке. Или к морю подались! Отец – любитель порыбачить. Он и мать приучил! Рыбы дома завались! Я с батей тоже по Амурскому заливу на лодке хаживал.
    Помнится, однажды взяли мы моторку и решили подальше в море уйти. Я в то время ещё на журфаке учился. Запаслись едой, бензином и в путь. Сначала все шло нормально. Рыбы поймали немерено и, почувствовав усиление ветра, уже собрались возвращаться. Но не тут-то было! Погода испортилась на глазах. Поднялись большие волны. Вдруг движок моторки начал захлебываться, а вскоре и вовсе заглох. Нас понесло в открытое море. Шторм ещё не набрал полную силу, но лодку болтало нещадно. Внезапно немного в стороне от нас море словно закипело. Раздался гигантский всплеск – и на поверхность вышла субмарина! Огромная волна захлестнула нас и закрутила в водовороте. Когда я, с трудом выбравшись на поверхность, откашлялся и вдохнул драгоценный воздух, отец, к счастью, находился поблизости. Он уверенно держался на воде и был готов в любой момент прийти на помощь. Мы плыли рядом, понемногу приближаясь к подлодке в надежде, что нас заметят и спасут. Всё так и произошло. Высыпавшие на корму люди быстро выловили нас и взяли на борт. Моряки оказались народом гостеприимным. Меня и отца переодели в служебные робы, дали обсохнуть и напоили горячим чаем. Вскоре прибыл катер береговой охраны и доставил нас на землю. Затем последовал серьёзный разговор в «особом отделе». Нам хорошенько влетело по линии ФСБ, но в итоге всё обошлось, и благодаря доблестным морякам я сегодня здесь и радую тебя своим присутствием.
    - Надолго ли сия радость? – Денис ухмыльнулся, снова закурил и откинулся на ящик.
    Не обращая внимания на его иронию, я продолжил: – Кстати, это не единственная моя встреча с подводной лодкой. Случилась и ещё одна.
    Будучи штатным репортёром одной из армейских газет, я был откомандирован для участия в пробных плаваниях новой атомной субмарины. Нас даже в новостях показывали! На борту находились ещё несколько журналистов, и среди них – одна девушка. Такая дотошная черноволосая бестия. Она везде совала свой нос, не гнушаясь в том числе запретных мест, в которых нам настрого запретили появляться. Её даже собирались изолировать в одном из кубриков до конца мероприятия. В итоге нарушительница угомонилась и больше хлопот не доставляла. Как мне потом стало известно, вскоре после этого плавания она вышла замуж за старпома той самой подлодки и осталась с ним на крайнем севере. Вот такая забавная история. Эти субмарины меня словно притягивают, и я…
    - Тсс! – словно змея, зашипел Денис и, прислушиваясь, замер.
    Снаружи возобновились голоса. Последовал продолжительный гудок электровоза. Через секунду состав тронулся.
    Сколько мы ещё находились в пути – сказать трудно. Когда в полудрёме я почувствовал, как поезд начинает притормаживать, мне показалось, что прошла вечность. Хотя, если отмотать плёнку времени назад, вырезать из неё львиный кусок суточного простоя в глубине тоннеля, непосредственно в движении эшелон находился часа четыре, не больше.
   
    Последовал лёгкий толчок, от чего один из верхних ящиков съехал в сторону и уткнулся в стену. Поезд остановился. Сквозь щели обшивки в тёмный вагон ворвались жёлтые лучи наружного освещения, причудливыми пятнами обосновались они на стенах и коробках.
    Снаружи послышались суетливые шаги и обрывки речи, из которой следовало, что из-за проблем со связью поезд был отправлен, так и не дождавшись разрешения диспетчера.
    - Открывайте вагоны и готовьтесь к разгрузке, – прозвучал командный голос незнакомца, который, судя по всему, был старшим группы сопровождения. – Я пока схожу к начальнику станции и оформлю документы.
    - Странно! – воскликнул второй неизвестный. – Где народ? Обычно грузчики нас встречают на платформе, а сегодня – ни души!
    - Разберёмся! – вновь раздался первый голос и слился со звуком шаркающей удаляющейся поступи.
    Послышался звон железных запоров. Заскрежетали несмазанные ролики раздвижных дверей. Когда подошла очередь нашего вагона, я не на шутку сдрейфил.
    - Что теперь? – прошептал я на ухо другу. Через секунду дверь отошла в сторону, и в глаза ударил слепящий свет прожектора.
    - Будем сдаваться, – тихо ответил он, – другого выхода нет!
    - Что происходит? – закричал один из охранников. – Откуда они появились?
    Прозвучало несколько одиночных выстрелов. Затем загрохотали автоматные очереди. Снаружи завязался бой. Я привстал из засады, надеясь хоть краем глаза увидеть, что происходит. Но, когда в проёме открытой двери промелькнул огромный паук, который на толстой паутине скользнул с крыши вагона и, приземлившись, засеменил в сторону разыгравшегося сражения, мои ноги подкосились, и я едва не свалился приятелю на голову.
    - Ты это видел? – пролепетал я.
    - Что – «ЭТО»? – произнёс Денис, стараясь поскорее достать из сумки и привести в боевое состояние свой «ТТ».
    - Ну… этого… паука, который спустился сверху!
    - Серёга! Ты как маленький. Какие к чёрту пауки, когда вокруг палят из боевого оружия, а наши жизни висят на волоске! – воскликнул он, передёргивая затвор.
    - Так это не простой паук. Это что-то аномальное! – я снова попытался привстать, но приятель меня одёрнул.
    - Сиди и не рыпайся, а то пристрелят ненароком, – он достал ещё одну коробку с патронами, разорвал её и распихал боеприпасы по карманам брюк. – Сейчас у нас всё аномальное. Даже наше присутствие здесь я бы не назвал рядовой прогулкой за город.
    - Ты не понял! Я хотел сказать... – грохот выстрелов внезапно прекратился, и я тут же потерял ход мыслей.
    Протискиваясь по узкому проходу, мы решили немного приблизиться к раскрытой двери, чтобы оценить ситуацию и понять суть происходящего. Но едва показался просвет, сулящий путь к освобождению, послышался лошадиный сап, и в дверном проёме появилась безобразная голова неведомой твари. Беззубая пасть с обвисшими губами, по которым стекала вязкая слюна, настороженно фильтровала воздух вздымающимися раковинами продолговатых ноздрей. Розовый язык, снабжённый острым костяным наконечником, то выступал, словно юркая змея, то прятался под слизистыми складками приплюснутой морды. Существо вынюхивало добычу, изучая незнакомые запахи, которыми изобиловал окружающий воздух.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: