Творчество поклонников

Естество. 8. Терминал

Добавлен
2011-11-03 15:16:09
Обращений
6877

© Сергей Власов "Естество. 8. Терминал"

    Затем оно сильно фыркнуло, подняв облачко серой пыли, и, оставив на полу вагона несколько желеобразных сгустков, исчезло так же быстро, как и появилось.
    Животное что-то отвлекло. Когда мы подобрались ближе к выходу, нам удалось рассмотреть чудище в полный рост. Со спины оно было похоже на гигантского броненосца или покрытого костяными пластинами муравьеда величиной с лошадь. Учитывая солидную массу тела, передвигался зверь на удивление легко. Он держал путь к разгрузочной площадке, где под жёлтыми лучами фонарей продолжалось кровавое сражение. Поле брани было усеяно трупами людей, животных и членистоногих. Возле них происходило смертельное побоище двух биологических видов за право обладания добычей. Какие-то полосатые приматы яростно сражалась со стаей гигантских пауков. Последних насчитывалось гораздо больше, и в этой схватке они явно выигрывали.
    Одина из обезьян, уединившись в стороне, усердно зализывала нешуточную рану, из которой струилась кровь. В округе не умолкал отчаянный визг и дикие крики воинствующих особей.
    Завидев одинокое животное, броненосец замедлил ход и, пригнувшись, стал к нему подкрадываться. Когда до жертвы оставалось порядка пяти метров, хищник остановился и, словно хамелеон, изрыгнул свой длинный язык в направлении малоподвижной цели. Костяной наконечник, словно гарпун, пронзил подраненную жертву и вернулся обратно к своему обладателю. Примат свалился замертво. Удачливый стрелок немедля набросился на добычу. Он, будто огромная пиявка, прильнул к несопротивляющемуся телу и принялся высасывать алое лакомство.
    Покончив с приматами, членистоногие принялись пеленать в паутину свои трофеи, но, заметив сгорбившийся силуэт кровопийцы, бросили эту работу и устремились к незваному гостю. Снести присутствие конкурента они не могли и скопом набросились на бронированную глыбу. Та лишь недовольно фыркнула и, словно потревоженная улитка, втянув голову в неприступную цитадель, прикрыла уязвимое место прочной костяной пластиной.
   
    Пока пауки пытались пробиться сквозь серьёзную защиту чудовища, мы размышляли, как нам быть дальше. Самое простое – это задвинуть дверь и дождаться, когда пауки, завершив свои грязные дела, уберутся восвояси. Более рискованное – постараться незаметно выбраться из вагона и укрыться в одном из пристанционных строений. Первый вариант мог показаться менее опасным, но он таил в себе неопределённость. Услышав скрежет задвигающейся двери, пауки обязательно последуют на звук. Проникнуть внутрь закрытого вагона они, конечно, не смогут, но сколько эти твари будут нас осаждать – это вопрос! С одной стороны, еды и питья здесь завались и продержаться можно достаточно долго, но, если учесть, что ледяной поток не за горами, а вскоре доберётся и до этих мест, данный вариант казался авантюрой. В итоге мы решили пробраться к синему двухэтажному строению, находившемуся к нам ближе других, и там отсидеться.
    - Теперь я понял, почему ты так перепугался при виде того паучка, – тихо произнёс Денис, укорачивая ремень сумки. – Действительно – «аномалия», – он пристроил поклажу за спиной, и мы осторожно выбрались из вагона.
    Пригнувшись, я следовал за другом в заранее оговорённом направлении. Недалеко от входа в здание лежало растерзанное тело человека в пятнистой униформе. Рядом валялся автомат, а чуть дальше – зелёная папка, из которой белым веером торчали распечатанные листы бумаги.
    - Как ни прискорбно, но этот труп кстати! – приятель наклонился над мёртвым телом и обследовал амуницию. – Две осколочных гранаты и пять полных магазинов к «калашу» – неплохое оснащение для охранника! – он расстегнул кожаную кобуру на поясе убитого и извлёк массивный «ТТ». – Как близнецы! – в руках приятеля находилось два пистолета – свой и покойного.
    - Смотри! Пауки нас, кажется, заметили, – поторопил я товарища, заметив, как многоногие убийцы внезапно насторожились, поглядывая в нашу сторону. Пауки пришли в замешательство. Перед ними возникла дилемма: неподвижный защищённый гигант и менее объёмные, но более уязвимые люди.
    - Бежим! – воскликнул Денис. Стало очевидно – второй вариант оказался для них предпочтительнее.
    Приятель подобрал автомат, и мы рванули в сторону спасительного здания. К несчастью, входная дверь оказалось заперта.
    - Придётся отстреливаться, – Денис положил к ногам сумку, отбросил в сторону находившийся в автомате пустой магазин и вставил полный рожок. – Ты когда-нибудь стрелял из пистолета? – он протянул мне конфискованное у трупа оружие, а сам приготовился к отражению атаки.
    - Только в тире! – произнёс я, сжимая в ладони холодную ручку «ТТ». – И то там была пневматика.
    - Это почти то же самое, – подбодрил меня друг, – только отдача сильнее и хлопок громче.
    Мы упёрлись спинами в двустворчатую дверь и затихли. Бежать было некуда. Пауки обступили нас плотным полукольцом, но нападать почему-то не решались.
    - Смакуют сволочи! Хотят насладиться своим превосходством, – едва слышно произнёс Денис, рассматривая удивительных врагов.
    - Ты полагаешь, они способны думать и чувствовать? Вряд ли! Эти тупоголовые выродки подвластны только своим инстинктам.
    - И какой же из инстинктов мешает им напасть на нас сию же секунду?
    - Вероятно, чувство перенасыщения. Возможно, они не голодны, – предположил я.
    - Опять же – ЧУВСТВО! Ты сам себе противоречишь. А по-моему, это умные и коварные создания, – сделал умозаключение Денис.
    Граница блокады надвигалась, а я в полной растерянности пытался совладать с вверенным мне оружием.
    - Взведи затвор! – произнёс приятель, обнаружив моё замешательство.
    - А как?
    - Ты что – боевиков не смотрел? – он с укором посмотрел на меня и добавил: – Отведи верхнюю часть пистолета на себя, до упора, и отпусти.
    Неожиданно за спиной что-то щелкнуло. Дверь с силой распахнулась, и меня отбросило вперёд. Я едва не угодил в лапы пауков.
    - Быстрее сюда! – раздался незнакомый голос из глубины тёмного помещения.
    Я ринулся на звук речи и чуть не сбил с ног нашего спасителя. Денис последовал за мной. Едва он успел совладать с сумкой, створка с грохотом захлопнулась, и снова лязгнул засов. Раздосадованные полным фиаско многоногие твари ещё долго скреблись в запертые двери, стараясь добраться до беглецов. Но здание, к счастью, оказалось для них непреступным.
   
    - Вам крупно повезло! – произнёс незнакомец в зелёной линялой робе. – Меня могло здесь и не оказаться, – он отвёл в сторону слепящий фонарь и безнадёжно добавил: – Меня вообще могло не быть – в принципе. Просуществовать в этом аду даже час – это нонсенс!
    Мы прошли в один из освещённых наружными прожекторами кабинетов. Только там я облегчённо вздохнул и без сил рухнул в рыжее офисное кресло.
    - Вы здесь работаете? – спросил Денис у незнакомца, пытаясь определить его статус.
    - К чему эти условности! Можете говорить мне «ты»!
    - Как скажешь, приятель, – мой друг сел на скрипучий стул, а незнакомец, притулившись на краю стола, продолжал изучать нас оценивающим взглядом.
    Наконец он робко произнёс: – У вас найдётся что-нибудь поесть? – его зрачки источали голодный блеск. Было ясно – человек не видел пищи продолжительное время.
    - О чём речь! – Денис раскрыл сумку и выложил на стол консервы и бутылку с водой. Затем он раскрыл одну из банок и предложил незнакомцу.
    Тот с жадностью опустошил банку тушёнки, ловко орудуя складным ножом, и завершил недолгую трапезу несколькими глотками шипучего «Нарзана».
    На вид ему было около тридцати лет. Парень обладал неброской внешностью, в которой угадывались доброта и простодушие. Мы не решались приставать к нему с расспросами, надеясь, что придёт время, и он разговорится сам.
    Насытившись, человек заметно преобразился. Лицо стало спокойным и вдумчивым.
    - Василий меня зовут! – неожиданно произнёс он, посматривая в окно, где вдалеке, на освещённой площадке, суетились пауки, колдуя над остывающими трупами. – Я невольная жертва обстоятельств, – Вася притащил из соседнего кабинета дополнительный стул и уселся возле нас.
    В тишине он поведал историю, которая по своей сути граничила со здравым смыслом. Пересказ событий, произошедших с ним и его друзьями за время путешествия в глубинах подземного лабиринта, мог показаться бредом сумасшедшего, если бы не одно обстоятельство – мы сами стали свидетелями подобного кошмара, а потому не доверять его словам у нас не было оснований.
    - Что с ними? Где они теперь? – произнёс в завершении Василий, вспоминая своих друзей. – Может им удалось выбраться из этого ада, а может… – он отвёл взгляд в сторону и насупился.
    Услышав нашу историю, парень удивился не меньше. Больше всего Васю поразило известие о ледяном потоке. Он сильно забеспокоился о судьбе своей матери. Им овладела душевная тоска. Нам долго пришлось убеждать его в том, что жителей города, попавших в опасную зону, наверняка, эвакуировали, и с его мамой будет всё в порядке. Вскоре Василий успокоился.
    - Ты здесь всё осмотрел? – спросил я у нового знакомого, выдвигая ящик письменного стола.
    - Я искал только еду, – он поднялся со стула. – Бумаги меня мало интересовали, – добавил парень, наблюдая, как я роюсь в документах.
    - Вот и напрасно, – произнёс Денис. – Из этих распечаток можно почерпнуть много полезного. Вы посмотрите здесь, а я проверю соседние кабинеты, – он вышел в коридор и на некоторое время пропал.
   
    Безжизненный пейзаж за окном угнетал. Яркие фонари желтыми брызгами окропили молчаливую округу. От мёртвых тел остались только кровяные лужи, которые алыми кляксами заполонили серый пустырь. Покинутый поезд застыл мёртвой гусеницей возле чёрной глазницы тоннеля. Там, в глубинах подземного лабиринта, неторопливо пробиралась ледяная смерть. Всё живое затаилось. Разбежалось по щелям. И только синее око семафора полыхало холодным сиянием среди ржавых колонн станционной платформы.
    Иллюзию апокалипсиса нарушило унылое завывание проснувшейся сирены. Всё тот же голос из подсевших динамиков скрипел заезженной пластинкой, приглашая сгинувших горожан к неведомому терминалу.
    - Как мерзко воет, – сказал Денис, появившийся в дверном проёме с рулоном ватмана под мышкой. – Эти звуки напоминают мне отчаянный набат среди опустошённого пандемией города, – он подошёл к столу, смахнул на пол пустые консервные банки и расправил на столешнице шуршащий свиток.
    - Это карта? – спросил я, разглядывая замысловатый чертёж и стараясь прочитать затенённые надписи.
    - Перед нами подробный план города и примыкающих к нему объектов! – Денис довольно ухмыльнулся и включил фонарь. Расчерченная бумага вспыхнула молочным катафотом.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: