Творчество поклонников

Естество. 8. Терминал

Добавлен
2011-11-03 15:16:09
Обращений
6876

© Сергей Власов "Естество. 8. Терминал"

   
    Мы склонились над драгоценной картой, словно офицеры генштаба в преддверии генерального сражения.
    - Вот железнодорожная станция, – я указал на скопление серых квадратиков возле чёрной двойной линии. – Мы находимся здесь, – мой палец остановился на надписи «Здание администрации».
    - А в этом месте я вышел из оружейного склада, – Вася неожиданно для себя проявил топографическую осведомлённость. – Так и есть! Вот шоссе. Здесь, – он отвел руку чуть левее, – обозначена промышленная зона. А по этой улочке мне пришлось удирать от ужасных собак.
    - Наша первоочередная задача – добраться до терминала, о котором упоминал голос из динамиков, – произнёс Денис. – А он, судя по карте, находится на противоположной стороне города, – приятель указал на удлинённый прямоугольник, внутри которого чернела надпись – «Межуровневый терминал».
    - Ты уверен, что это именно тот терминал? – сомневался я.
    - Во всяком случае, другие на карте не указаны, – ответил приятель и добавил: – К тому же рядом с ним обозначен главный лифт, о котором также упоминалось из репродуктора.
    - Мне кажется, я знаю, как добраться до этого места, – неуверенно сказал Василий. – Размеченное шоссе, про которое я вам рассказывал, одним концом уходит вглубь промышленной зоны, а другим, – он ещё раз взглянул на карту, – обогнув часть города, устремляется в сторону терминала. Как добраться до ворот оружейного склада, я приблизительно помню. Если мы решим идти этим путём, можете на меня рассчитывать.
    - А что? Неплохая идея! – Денис сложил карту и убрал её в сумку. – Заодно заглянем в оружейный слад. Может, твои друзья ещё там!
    - Вряд ли. Но… чем чёрт не шутит! – произнёс Василий и перекрестился.
    - Ты верующий? – спросил я, с некоторым удивлением взглянув на парня.
    - Скажем так – я на пути к богу, – ответил он и без смущения снова осенил себя крестным знамением.
    Перед уходом Денис научил меня, как правильно обращаться с пистолетом. Выйдя в коридор, я немного попрактиковался в стрельбе по консервным банкам.
    Вася наотрез отказался брать в руки оружие, и, когда мы стали настаивать, он даже обиделся.
   
    Тишина пугала и в тоже время обнадёживала. Я приоткрыл входную дверь и осторожно выглянул наружу. Местность выглядела мирной и спокойной. В округе не было ни души. Только несколько надоедливых москитов звенели над ухом, разрушая идиллию безмолвия. Чуть помедлив, я всё же вышел из помещения администрации. Друзья последовали за мной. Перегруппировавшись, мы свернули за угол здания и двинулись в направлении пустынного переулка. Василий был ведущим. Продвигаться пришлось от строения к строению, временами останавливаясь и прислушиваясь. Но безмолвие, лишь изредка нарушаемое взмахами крыльев летучих мышей, по-прежнему властвовало над подземным миром.
    - Даже как-то жутковато, – произнёс я, разглядывая пустынный город. – Слишком уж спокойно. Интересно, куда подевались все эти монстры?
    - Должен радоваться, а ты всё недоумеваешь! – Денис прибавил шаг, стараясь не отставать от нового знакомого.
    На одном из перекрёстков мы остановились.
    - Вы слышите эти звуки? – Вася насторожился. – Этот как раз та самая улочка, ведущая к шоссе, – он указал рукой в сторону городской окраины. – Так что до оружейного склада рукой подать. Но там что-то происходит! – он стал пристально всматриваться в полумрак, пытаясь разглядеть едва различимое движение. Был слышен глухой топот. Он нарастал лавинообразно. Нам пришлось сойти с дороги и залечь возле приступка одного из домов.
    - Такое впечатление, что вся местная живность собралась в одно большое стадо и ринулась прочь от какой-то опасности, – прошептал Денис, наблюдая, как вдалеке проносятся силуэты местных тварей.
    - Действительно! Как массовый побег зверей из горящего леса, – я привстал, чтобы лучше рассмотреть любопытное явление, но тут же присел. Чуть в стороне, не обращая на нас никакого внимания, пробежали пять гигантских пауков бок о бок с парочкой «свистунов». Они не враждовали, не грызлись, а просто спасались бегством от общего и, вероятно, ужасного врага. Вся живность, словно сговорившись, двигалась в сторону промышленной зоны. Возможно, где-то там существовало спасительное убежище.
    - Такое неадекватное поведение живых существ может быть вызвано только смертельной опасностью или грандиозным стихийным бедствием, – произнёс я и сам испугался своих слов.
    - Это сигнал! – произнёс Денис, посмотрев на меня.
    - Ты думаешь… ледяной поток?
    - Разумеется! И, вероятно, он подобрался так близко, что это вызвало панику среди животных. Зверьё не обманешь! Другого объяснения этой суматохе я не нахожу, – приятель поднялся во весь рост, наблюдая, как иссякающая вереница беглецов растворяется в черноте переулка.
    Снова стало тихо. Мы продолжили намеченный путь. Дышалось легко, несмотря на то что в воздухе витал едва уловимый запах жжёной резины. Всё вокруг оставалось прежним, и в то же время что-то изменилось. Только в очередной раз вдохнув прохладный воздух подземелья, Вася понял – пропал тошнотворный трупный смрад, точно как и его источники. Мёртвые тела исчезли!
    - Эти ненасытные твари всё подчистили, – произнёс Василий, пнув ногой окровавленный ботинок, принадлежавший некогда одному из местных жителей. – Если бы вы видели, сколько здесь валялось трупов!!!
    Дойдя до шоссе, мы осмотрелись по сторонам и двинулись в направлении оружейного склада. Вход оказался открытым, и нам без труда удалось проникнуть в здание. Мы обошли все помещения и остановились у решетчатых дверей, возле которых не так давно была истреблена кровожадная стая тигровых обезьян.
    - Здесь творилось что-то ужасное? – произнёс я, брезгливо разглядывая сквозь решётку расплывчатые узоры из кровяных запёкшихся подтеков, размазанных по стенам и полу.
    - Это трудно представить, но ещё труднее забыть, – сказал Василий, и в его сознании на миг вспыхнули ужасные эпизоды жестокой бойни.
    - Дверь заперта с внутренней стороны, – Денис несколько раз повернул ключ и оставил в прежнем положении. – По всей видимости, твои друзья где-то в городе.
    - Давайте придерживаться намеченного плана, – я отошёл немного в сторону и остановился на стояночной площадке возле жёлтого погрузчика. – А что если нам на этой технике прокатиться? – я посмотрел на спутников и заметил, как Вася ухмыльнулся.
    - Тут один уже покатался, – саркастически произнёс парень, устремив взгляд в сторону разбитой машины, покоившейся у складской стены.
    - А что! Это мысль! – Денис подошёл к погрузчику и, забравшись на водительское сиденье, принялся изучать назначение переключателей на приборной доске.
    - Ты недавно уже побывал в роли машиниста. Только добром это не закончилось, – я не преминул напомнить приятелю о нашей роковой поездке на «подземном экспрессе».
    - Это совсем другое дело, – недовольно огрызнулся он. – На погрузчиках я ездил. У нас на стоянке один ярус сдали в аренду под склады. Там-то меня мужики и научили управляться с этой техникой. Только бы с рычагами управления разобраться. Они здесь немного по-другому расположены, – он повернул синюю ручку. Стрелки приборов встрепенулись и застыли, словно настороженные заячьи уши.
   
    Кое-как устроившись на погрузчике, словно пехота на броне танка, мы двинулись по шоссе к терминалу. Денис уверенно вёл транспорт, придерживаясь центра дороги. Небольшой фароискатель вполне справлялся со своим предназначением, и вся проезжая часть была как на ладони. Лишь оглядываясь назад, мне становилось не по себе. Мерещилось, будто свора чёрных собак, ведомая свирепым вожаком, безотвязно гонится за нами.
    Наконец вдалеке показались редкие огоньки светящихся окон. В темноте всё отчётливее стали проявляться очертания серого трёхэтажного строения. Оно возвышалось угрюмым бастионом, обрывая шоссе и пожирая его беззубым ртом огромной арки, расположенной по центру здания.
    Внезапно в одном из окон второго этажа погас свет, и тут же последовала череда слабых вспышек, сопровождаемых приглушёнными хлопками. Огненные пунктиры устремились в нашу сторону и застучали по корпусу погрузчика трассирующим свинцовым градом. По нам был открыт огонь на поражение. Стреляли из нескольких стволов. Мы ринулись к земле и спрятались за колёсами погрузчика. Одна из пуль попала в фароискатель, и дорога погрузилась во мрак. Мы оказались в темноте, что дало нам определённые преимущества. Теперь неприятель бил наугад, потеряв из виду освещённые мишени. Резиновые колёса погрузчика не могли служить надёжной защитой от шквального огня, и мы по-пластунски двинулись к обочине, чтобы укрыться за бордюрным камнем. Денис первым добрался до края дороги и, перевалившись через железобетонный выступ, пропал из виду. Василий применил такую же тактику. Стараясь не отстать, я поспешил за друзьями. Внезапно моё плечо пронзила острая боль, которая быстро овладела всем телом. Я повалился на спину не в силах шевельнуться. Моё сознание стало затуманиваться, лоб покрыла испарина. За секунды в голове промелькнула вся моя недолгая жизнь. Последнее, что осталось в памяти, – это тёплая кровь, которая расползалась подо мной липкой лужей; оклики друзей, спешащих на помощь, и чёрная глубокая яма, в которую я провалился, казалось, безвозвратно.
   
    Когда сознание ко мне вернулось, первое, что я сделал, – это попытался пошевелить руками и ногами. Тело подчинилось. Убедившись, что цел, я открыл глаза, стараясь определить своё местонахождение. Я лежал на койке в больничной палате. Пластиковые окна были прикрыты белыми жалюзи, а над входной дверью подрагивал фиолетовый огонёк дежурного освещения. Слева от меня кто-то постанывал. Повернув голову, я обнаружил, что рядом под капельницей мучается в бреду человек.
    «Денис!» – промелькнула мысль.
    Из-за двери доносились приглушённые голоса. Я приподнял голову и попытался встать с кровати. Левое плечо пронзила острая боль, и я рухнул на подушку. С третьей попытки мне всё же удалось подняться. Меня пошатывало. Босиком, с голым торсом и туго перебинтованным плечом, осторожно ступая, я подошёл к стонущему человеку и заглянул ему в лицо.
    «Слава богу, это не Денис», – подумал я и, укрыв незнакомца одеялом, направился к выходу. Помещение напоминало скорее не больницу, а фельдшерский пункт или карантинный блок. Специальное медицинское оборудование здесь отсутствовало. Оказавшись в небольшом коридоре, я остановился. Одна из дверей была приоткрыта. Тонкая полоска света, падая на зеленый, выложенный глянцевой плиткой пол, отражалась на светлом потолке расплывчатыми белыми пятнами. Среди незнакомых голосов отчётливо слышался подростковый тембр Василия.
    «Значит, я среди друзей», – подсказал мне разум и подтолкнул вперёд.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: