Творчество поклонников

Естество. 8. Терминал

Добавлен
2011-11-03 15:16:09
Обращений
6880

© Сергей Власов "Естество. 8. Терминал"

   
    Открыв дверь, я оказался перед входом в небольшую столовую.
    - Наконец-то ты очнулся! – сказал Вася, увидев меня на пороге. Он перекрестился и, заметив, что я с трудом держусь на ногах, нырнул под мою здоровую руку. Ощутив плечо товарища, я почувствовал себя гораздо легче. Он усадил меня на пружинистый стул из жёлтого пластика, а сам уселся на деревянный табурет возле небольшого стола в кругу трёх незнакомцев, среди которых была молодая женщина. Я находился в стороне от других и чувствовал себя словно обвиняемый под перекрёстными взглядами присяжных заседателей.
    - Это и есть мои друзья, о которых я вам рассказывал, – произнёс Василий и, неподдельно радуясь, что я снова в строю, облегчённо вздохнул. – Костя, Алекс и Алёна, – он в порядке расположения представил своих товарищей и добавил: – А этой девушке ты обязан жизнью.
    - Ничего особенного я не сделала, – произнесла Алена, немного смутившись, – просто обработала рану и перевязала плечевой сустав. Ранение неопасное. Пуля прошла навылет, но задела артерию. Ты потерял много крови.
    - Спасибо! – поблагодарил я девушку и назвал своё имя. Слова мне давались с трудом, и я предпочёл больше слушать, чем говорить. Всё необходимое за меня сказал Вася.
    В ходе беседы выяснилось, что обстреляли нас Васины друзья, приняв за неизвестных людей в спецназовском снаряжении, которые немногим раньше атаковали их.
    - Ты уж извини нас за эту чудовищную ошибку, – произнёс Алекс, сконфуженно поглядывая на меня.
    - На вашем месте мы поступили бы точно так же, – я натянуто улыбнулся, стараясь устранить чувство вины, которое тяготило и без того настрадавшихся людей. – Главное, что все живы, а рана… затянется, – я осторожно прикоснулся к своему многострадальному плечу. – Вы говорили о спецназовцах. Что с ними?
    - Это случилось после того, как мы покинули местное кафе, служившее некоторое время нам убежищем, – Алёна налила крепкого чая в синюю керамическую чашку и, развернув плитку молочного шоколада, пригласила меня к столу. Вася помог мне перебраться поближе к компании, и девушка продолжила свой рассказ.
    - В помещении кафе мы проторчали больше суток. За это время стая пауков успела очистить площадь от трупов, а нам удалось хорошенько выспаться и восстановить силы. Поразмыслив, мы решили пробираться в сторону завывающей время от времени сирены, решив, что Василий по логике поступит точно таким же образом. Конечно же, при условии, что он не болтается спелёнатой куколкой где-нибудь под потолком среди прочих паучьих трофеев.
    Мы пробирались осторожно, обследуя попутные здания, но на удивление нам не встретилось ни одной живой души. Даже многоногие твари словно сквозь землю провалились. Город опустел, и складывалось впечатление, что во всей округе из живых существ остались только мы одни. Но это оказалось не так.
    На подступах к зданию терминала, где мы сейчас спокойно сидим и пьём чай, нас обстреляла неизвестная группа людей. Они подпустили нас слишком близко и, вероятно, поэтому не рискнули применить гранаты. Я успела разглядеть их экипировку и с полной уверенностью могу сказать, что так снаряжают лишь специализированные отряды для особо важных операций. Но это ещё не всё! – Алёна положила в рот кусочек шоколада, сделала глоток из чашки и продолжила: – Когда мы открыли ответный огонь, незнакомцы, отстреливаясь, скрылись в тени большой арки здания терминала и какое-то время вели беспорядочную пальбу, словно провоцируя ответный огонь и преследование. Это походило на игру в кошки-мышки, когда сильный противник развлекается со слабым, чтобы потом прихлопнуть его каким-нибудь изощрённым способом. Зная не понаслышке, какую подготовку проходят бойцы подобных отрядов, я могу с уверенностью сказать, что эти люди не ставили перед собой задачу прикончить нас. Сделать это они могли легко. Скорее всего, основная их цель – направить нашу группу по определённому пути.
    - Определённому – кем? – полюбопытствовал Вася, надоедливо теребя шуршащую фольгу от обёртки шоколада.
    - Это пока загадка! – девушка обвела взглядом присутствующих. – В одном я уверенна: с первой минуты появления в этих краях мы подвергнуты непрерывной слежке. Об этом говорит наличие камер наблюдения, которыми здесь напичкана вся округа.
    - И всё же вы пострадали… Как это произошло? – спросил я, упомянув о стонущем в соседней комнате человеке. – Это, наверно, Саша? Василий рассказывал, что вас было четверо. Ему, вероятно, очень плохо. Он не перестаёт бредить, но я не знал, чем ему помочь.
    - К счастью, с Александром всё в порядке, – произнёс Константин, который, казалось, дремал, навалившись спиной на потёртую стену. – Он и твой друг несут вахту снаружи здания.
    - Денис! – воскликнул я. – Он жив?
    - О нём не беспокойся, – произнёс Алекс, – крепкий парень, а главное – смышлёный.
    - Когда стрельба прекратилась, – продолжила Алёна, – мы пробрались к арке. Спецназовцы словно сквозь землю провалились! Нам пришлось долго обследовать территорию терминала, прочесать все этажи здания, но всё оказалось напрасным. В конечном итоге мы очутились у дверей главного лифта. Этот подъёмник оставался единственным средством, с помощью которого группа могла уйти от погони. Следовать за ними было безрассудно. Мы не имели чёткого плана, а рисковать понапрасну не хотелось.
    Со стороны служебных помещений вдруг послышался слабый стон. Вскоре всё утихло. Обойдя окрестности, мы обнаружили в одном из закутков раненого мужчину. Человек лежал на полу в позе эмбриона, корчась от боли и временами постанывая. Чуть в стороне находилось тело паука с куском рифлёной арматуры в голове. На незнакомце был надет распространённый среди местных жителей оранжевый комбинезон, превратившийся в ходе стычки в грязные лохмотья. На правой лодыжке зияло небольшое отверстие, из которого сочилась кровь. Вероятно, в смертельной схватке с пауком человек был ужален в ногу. При обследовании терминала мы обнаружили карантинный блок, куда и доставили раненого.
    Выпущенный пауком яд оказался не настолько сильным. Его хватило, чтобы парализовать незнакомца, но не убить. Мы проверили все шкафчики в карантинном блоке – искали подходящие лекарств. В холодильнике нашлось несколько флаконов с глюкозой. Я, как могла, обработала рану и поставила капельницу. Благо, что я умею это делать.
   
    Дослушав рассказ, я задумался. Меня терзали слабость, холод и любопытство.
    - А что произошло после того, как вы меня подстрелили? – поинтересовался я.
    Мой голос подрагивал, ноги окоченели, и на коже выступили мурашки.
    Вася хотел что-то ответить, но, заметив моё состояние, поднялся с табурета, подошел к соседнему шкафчику, где находились стопки выглаженного белья, предназначенного для медперсонала, и достал оттуда зелёные штаны и куртку. Среди обуви, аккуратно расставленной возле дальней стены, он выбрал пару бежевых тапочек и протянул мне.
    - Прости, что я сразу не сообразил. Ты весь продрог! – он уселся на прежнее место, а я, облачившись в просторные одежды, с лёгкой руки сердобольного товарища превратился в стильного медбрата.
    - Тебе идёт этот прикид, – сказала Алена, осмотрев меня с ног до головы, а затем добавила: – И в размерчик практически попали.
    Я поблагодарил Васю за проявленное внимание и вернулся на свой стул. Мне не терпелось услышать историю своего спасения.
    - Всё произошло довольно быстро, – произнёс Василий, – тут и рассказывать-то особенно не о чем. Когда тебя подстрелили, мы с Денисом поспешили на помощь. Обнаружив твоё тело и почувствовав на руках кровь, я пришёл в ужас. Со мной случилась истерика. Я принялся кричать, чтобы прекратили огонь, и стал молить о помощи. Неожиданно стрельба утихла – ребята узнали мой голос, и вскоре твоё обмякшее тело уже находилось внутри здания терминала. Здесь Алёна обработала твою рану, сделала пару уколов и оставила в палате рядом с парализованным незнакомцем. Вот, собственно, и всё!
    - Здесь, конечно, хорошо, – поднимаясь с табурета, произнёс Алекс, – но пришла пора сменить ребят, – посмотрев на Константина, он кивнул головой в сторону выхода. Прихватив оружие, они вышли из комнаты.
    Скоро в дверях появилась отдежурившая группа. Саша, поздоровавшись со мной, представился и, отложив в сторону автомат, устроился за столом.
    - Наконец-то нам удалось отключить эту ужасную сирену, – произнёс он.
    Денис, увидев меня, несказанно обрадовался. Взлохматив рукой мою шевелюру, он уселся рядом и с нескрываемой радостью пересказал своими словами историю моего спасения.
    Алёна выключила закипающий чайник и, разлив кипяток по кружкам, бросила в них пакетики с чаем.
    Внезапно откуда-то из коридора послышался грохот. Раздался хруст битого стекла. Алёна немедленно поспешила в больничный блок. Все последовали за ней.
    Войдя в полутёмное помещение, мы обнаружили ещё недавно бредившего в беспамятстве незнакомца стоящим на ногах. Худощавый брюнет с зарождающейся проседью на висках молча смотрел на нас, держась за спинку кровати. Синие трусы и широкий бинт на лодыжке составляли весь его гардероб.
    В стороне валялась опрокинутая стойка от капельницы, а пол поблёскивал крупинками стекла.
    - Кто вы такие? – наконец произнёс он, разглядывая нас и пытаясь осознать, что происходит.
    - Скорее этот вопрос должны задать мы, – Саша смотрел на незнакомца, пытаясь определить его физическое и психическое состояние.
    Человек потупил голову, словно хотел что-то вспомнить. Это ему явно не удавалось.
    - Мне необходимо в туалет, – немного помедлив, произнёс он.
    - Я вас провожу, – Денис попытался взять пострадавшего под локоть.
    - Не беспокойтесь, – мужчина отстранил предложенную руку, – я в состоянии передвигаться самостоятельно.
    Мы расступились, и человек прихрамывая двинулся в направлении уборной. Несомненно, он хорошо знал расположение помещений карантинного блока, а возможно, и всего терминала. Немного постояв, мы отправились обратно в столовую.
    Вскоре незнакомец присоединился к нашей компании. Он бесцеремонно уселся на свободное место и попросил чая. Обжигаясь, человек сделал несколько глотков и, поставив кружку, недоверчиво произнёс: – Вы ничего от меня не узнаете, пока я не пойму, что вам можно доверять. Для меня очевидно, что вы люди пришлые и попали в трудное положение. Словом, или я услышу исчерпывающее объяснение относительно вашего появления в этом месте, или… – он взглянул на Сашу воспалёнными глазами, – вы останетесь в неведении. Разговорить меня вам не удастся, даже под угрозой смерти.
    - Судя по всему, вы мудрый человек и умеете направить заведомо проигрышную ситуацию в нужное вам русло, – уважительно произнёс Александр, восхищаясь хладнокровием и решительностью человека, оказавшегося в кругу незнакомых людей, но тем не менее сохранившего самообладание.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: