Творчество поклонников

Естество. 9. Снежная кошка

Добавлен
2011-12-02 18:31:55
Обращений
7053

© Сергей Власов "Естество. 9. Снежная кошка"

    Но всё же растения существовали. Они научились обходиться без почвы, зависнув в подводном пространстве, словно висячие сады Семирамиды. Донный ил собирался узкими грядами в складках рельефного дна, оттого большая часть подводной линзы оставалась незатронутой осадочными отложениями.
    Цвет морской поверхности менялся на глазах. Казалось, словно облака, временами заслоняя полуденное солнце, оставляют на водной глади тенистые разводы своих очертаний. Это происходило от того, что поверхность магмы была нестабильной. Она находилась в непрерывном движении, будто исполинская огненная река. Стихия иногда темнела, покрываясь багровыми угасающими пятнами, но затем, будто спохватившись, снова вспыхивала, словно раскалённый добела металл.
    Высокие своды, нависшие над поверхностью моря, были усеяны кристаллическими образованиями. Они торчали причудливыми призмами, расщепляя направленный свет и заполняя подземный мир всеми цветами спектра, менявшимися в зависимости от поведения огненной реки.
   
    - Вот в таком, на первый взгляд, чудесном мире мне пришлось проработать много лет вплоть до недавних событий.
    И что же произошло? – я неуютно заёрзал на стуле, предчувствуя трагическую развязку этой истории.
    - Случилась катастрофа, которая привела к гибели практически всех людей, находившихся здесь на положении рабов.
    - Ты хочешь сказать, что находишься здесь не по своей воле? – Алёна взглянула на Макса, не скрывая удивления, граничащего с недоверием.
    - Да. Я один из многих пленников, потерявших всякую надежду выбраться из этого каменного мешка и смирившихся с мыслью провести остаток дней в ожидании трагического конца своим мытарствам, который на деле оказался не таким далёким, – Максим тяжело вздохнул и умолк.
    - Но каким образом здесь оказались эти люди? – произнёс Денис. Он представил себе огромную армию рабочих и служащих, которые, судя по рассказу Макса, должна была здесь обитать. – Сам-то ты как здесь очутился?
    - Моя судьба не более трагична, чем участь большинства здешних невольников, – сказал Максим, выдержав небольшую паузу. – Я военный моряк. До того как попасть в эти края, служил на флоте под Северодвинском. Испытание атомных субмарин – вот моя работа. Если точнее, я руководил процессами отладки навигационного оборудования и других бортовых систем. Случилось так, что во время одного из походов по вине безалаберного матроса на испытуемой лодке возник сильный пожар. Выгорела немалая часть служебных отсеков, и погибло несколько человек личного состава. В ходе расследования причин возникновения пожара виновником, а точнее «козлом отпущения», в этой аварии представили меня. Формулировка обвинения звучала угрожающе: «В связи с халатным отношением к служебным обязанностям, приведшим к гибели людей и уничтожению дорогостоящего оборудования». В итоге – трибунал и пять лет заключения.
    По стечению обстоятельств меня как высококлассного специалиста поместили в этот секретный рай. Жилось здесь прекрасно по сравнению с наземными острогами. С годами я занял приличную должность. Но, несмотря на всевозможные блага, которыми меня окружили, в глубине души я всё же надеялся на амнистию. Время шло. Я не раз обращался к руководству по поводу моего освобождения. Наконец меня доставили на первый уровень, в один из кабинетов главного офиса, где произошла нелицеприятная беседа с неким полковником. Разговор был длинным и фатальным для моего будущего. В конечном итоге мне дали понять, что данное предприятие относится к разряду секретнейших и во избежание утечки информации люди, задействованные внутри него, считаются «невыездными». Проще говоря, меня приговорили – пожизненно!
    - Получается, что все здешние специалисты на самом деле являются опасными уголовниками? – спросил Вася и тут же осёкся, постеснявшись своей неучтивости.
    - Всё правильно! – с досадой произнёс Максим. – Вещи нужно называть своими именами. Но скажу вам откровенно: невиновных и людей с богатой духовной культурой среди нас находилось гораздо больше, чем неисправимых отморозков.
    - А как же твои родственники? – пытаясь добраться до истины, поинтересовался Саша. – Им разве безразлична твоя судьба?
    - Всё оказалось чудовищно просто, – произнёс Макс. – Так получилось, что на воле я не успел жениться, а из близких людей у меня остались только престарелые родители. Во время нашей беседы всё тот же полковник показал мне ксерокопию документа, оригинал которого отправили моим родным. В нём уведомлялось, что я трагически погиб на зоне во время пожара, а от моего тела осталась кучка пепла.
    - Ну и дела! – Вася в недоумении почесал затылок. – Никогда бы не подумал, что в наше время так могут поступить с человеком.
    - Нечто похожее произошло и с другими узниками, – Максим закончил рассказ, и наступила пауза, которая продлилась несколько секунд.
    - Теперь начинает проясняться ситуация с пропавшими учёными, – задумчиво произнёс Саша, прокручивая в голове последовательность событий и вспоминая нюансы нераскрытого дела. – Судя по всему, эти нерядовые сотрудники института были элементарно похищены для работ в гигантском подземелье! – он посмотрел на Алену, которая в ответ неуверенно пожала плечами.
    - Я думаю, об этом мне кое-что известно, – снова вступил в разговор Максим. – В лабораториях обособленно существовала группа сотрудников, которая занимала привилегированное положение. Эти люди редко покидали своё место работы. Но иногда их удавалось увидеть. Не раз я сталкивался с некоторыми из них в лифте. Они имели особый статус и уровень допуска к секретным помещениям. Им даже разрешалось посещать места, куда, например мне, несанкционированный вход был «заказан».
    - Трудно поверить, что такая масса невольников безропотно сносила своё заточение и изоляцию от всего общества, зная, что обречены на пожизненное рабство! – сказал я. – Доведись мне раньше узнать об этой гигантской тюрьме, я написал бы такую разгромную статью!
    - Только кто бы тебе позволил?! – вставил Денис. – Будь реалистом! Ты же знаешь, как у нас умеют затыкать рты. И твои добрые отношения с главным редактором вряд ли бы здесь пригодились.
    - Что касается недовольных… – сказал Максим, посмотрев на меня. – У нас случались своего рода заговоры и бунты. Но они немедленно подавлялись особыми отрядами, которые, кстати говоря, состояли из таких же невольников, что и мы.
    - А как же машинисты и группы сопровождения железнодорожных составов? Они, вероятно, должны быть в курсе, куда доставляются охраняемые ими грузы? – поинтересовался Василий.
    - Вовсе необязательно! Они сопровождали вагоны до очередного секретного склада, которых под землёй великое множество. А вникать в подробности их не приучали, да и не давали возможности, – ответил Макс. – Доставили груз, местные рабочие разгрузили – и в обратный путь.
    - И что же нарушило существование этой хорошо отлаженной тюремной машины? Где произошёл сбой в её безупречной структуре? – спросил я в надежде, наконец, услышать ответ на главный вопрос: – В чём причина кризиса?
    - А здесь, как это нередко бывает, всему виной человеческий фактор! – произнёс Максим. – Инициаторы – те самые ученые, а точнее один из них. Этот ублюдок совершил побег, последствия которого и привели к этой непоправимой трагедии. Его действия были тщательно спланированы. Проделать такую работу в одиночку невозможно. Бесспорно, у него имелись сообщники, которые в итоге и поплатились за необдуманно предоставленные услуги коварному беглецу. Используя налаженные связи, он смог обзавестись дрезиной, что стало главным звеном в цепочке необходимых приготовлений, без которых данное мероприятие считалось неосуществимым. Как выяснилось позже, в одном из вверенных мне отделов, который занимался глубинными работами, пропал комплект водолазного снаряжения.
    И вот, когда к побегу всё было готово, в часы отдыха сотрудников беглец решил осуществить задуманное, при этом не поставив в известность своих же подельников. Обозлившись на весь мир, он раскрыл все двери вольеров, где за прочными решётками находилось множество подопытных животных и другой экспериментальной нечисти, после чего забрался в лифт и направился к железнодорожной станции. Его дальнейшая судьба, исходя из ваших рассказов, нам теперь известна. Но в тот момент трагедия только разворачивалась. Выбравшиеся на свободу кровожадные твари моментально разбрелись по всем помещениям. Они принялись убивать беззащитных людей, превращая спящий город и все доступные уровни в смердящий саркофаг.
    - Но откуда появились эти ужасные создания? – с дрожью в голосе произнёс Вася. – Неужели всё это – плоды биологических экспериментов, проводимых в подземных лабораториях? И почему их так много?
    - Бесспорно, некоторая часть этих машин для убийств была выведена искусственным путём в рамках разработок новейших технологий по созданию биологического оружия на основе достижений генной инженерии. Но истоки данных разработок берут начало из далёкой послевоенной поры двадцатого столетия. Тогда-то и начиналось освоение многочисленных островов Стеклянного моря.
   
    Девонский период оставил людям не только скрытое, до поры обширное водное образование, но и бесчисленное количество образцов неведомой нам флоры и фауны, которые сохранились в заповедных краях нетронутыми цивилизацией и другими внешними потрясениями. Этот скрытый мир существовал по своим законам, эволюционируя и процветая. Исследуя поросшие экзотической растительностью острова, первопроходцы столкнулись с большим количеством агрессивных животных и гигантских насекомых. Эти существа сумели выжить и закрепиться в конкурентной среде. Они оказались умны и коварны.
    Много храбрецов нашли последнее пристанище, осваивая неведомые территории. Насекомые, животные и рептилии упорно нападали на пришельцев, не желая делить с ними свои исконные владения. Некоторые острова выжигали напалмом, травили смертоносными газами, но всё оказалось тщетно. «Аборигены» ловко укрывались в бесчисленных пещерах, а спустя некоторое время выбирались обратно. Эта бессмысленная война с непокорными тварями людям вскоре надоела. Острова как таковые не имели стратегического значения и не стоили принесённых во имя них человеческих жертв. В итоге их объявили заповедными территориями, о существовании которых впоследствии вспоминали лишь по мере необходимости. А необходимость посещения островов всё же возникала. Для проведения опытов учёным требовались особи определённых видов существ, чтобы использовать их в качестве генетического материала. Разрабатывался безумный проект по созданию подконтрольных убийц. В случае удачи их предполагалось использовать в спецоперациях и военных конфликтах.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: