Творчество поклонников

Естество. 9. Снежная кошка

Добавлен
2011-12-02 18:31:55
Обращений
7058

© Сергей Власов "Естество. 9. Снежная кошка"

   
    Оснащённые ловушками и хитроумными приспособлениями, отряды доставляли требуемую живность в лаборатории. Там для них создавалась благоприятная среда обитания, выстраивались обширные вольеры, где пленники вольготно жили и размножались. Первое время их численность приходилось контролировать, но затем учёные решили провести эксперимент на выживание. Подопытных тварей перестали кормить. Снабжали исключительно водой. В итоге расцвёл каннибализм. Вопреки ожиданиям подопытные существа начали размножаться гораздо быстрее. Включился механизм самосохранения. Они стали производить несметное потомство, часть которого служила им пищевым ресурсом. Численность популяций с годами стабилизировалась и состояла теперь из сильнейших и наиболее свирепых особей.
    Вот такая армада голодных насекомых и зверей неожиданно вырвалась на свободу.
    - Но как они смогли проникнуть сюда? – этот вопрос меня интересовал особенно. – Неужели они научились пользоваться лифтами?
    Максим, словно не заметив моей иронии, ответил: – Все уровни связаны между собой железной дорогой. Она спускается многокилометровой спиралью вплоть до разгрузочных площадок верфи. Чтобы открыть проход к рельсовым путям, достаточно нажать пару кнопок. Что собственно беглец и сделал. Последствия, с которыми вы и сами столкнулись, не заставили себя ждать.
    - Первый уровень тоже захвачен? – спросил Саша, пытаясь составить в голове полную карту местонахождения неприятеля, чтобы в дальнейшем выработать подходящий план для организации спасения группы.
    - Административный уровень не связан с железной дорогой, и это нашествие его миновало. Кстати, служащие офисов первого уровня не являются невольниками. Эти люди работают по найму, и многие из них даже не догадываются о существовании подземного производства. Они уверены, что трудятся на одном из военных объектов, что-то вроде «почтового ящика», и не более. Все служащие бункера имеют возможность покидать секретный объект и работают здесь вахтенным методом по несколько месяцев.
    - Тогда с какой стати потребовалось похищать бедных учёных? Разлучать их с семьями и содержать, словно провинившихся заключенных, если существовала возможность работать, как и прочие служащие, не теряя связи с внешним миром? Не вижу логики, – с нотками недоумения в голосе произнесла Алёна.
    - Вероятно, на это были причины, – Макс поежился, словно превозмогая приступ лихорадки. По его лицу скользнула тень усталости. Сказывались последствия перенесённой травмы.
    - Для заключённого ты слишком много знаешь, – Денис недоверчиво посмотрел на рассказчика, сопоставляя услышанные факты и пытаясь на их основе выстроить в логический ряд объективные выводы.
    - Вы можете мне не верить, – Максим окинул взглядом собеседников, – но утечка секретной информации существует в любом обществе и при любом строе. Это свойственно человеческой натуре. Взять, к примеру, времена застоя, когда официально объявленная новость оказывалась давно перемолота рядовыми обывателями на какой-нибудь прокуренной кухне.
    - В начале нашей беседы ты упомянул о «снежной кошке». Вероятно, подразумевался ледяной поток? – я взглянул на Макса и обратил внимание, как насторожились лица друзей. Каждого из нас волновал этот вопрос, и любая информация на сей счёт могла оказаться жизненно важной.
    - Ледяная смерть… – Максим облокотился на стол и на секунду прикрыл ладонями глаза. В его сознании возродилась ужасная картина, где белая масса, расползаясь по коридорам и помещениям подземной тюрьмы, беспощадно пожирает всё живое, оставляя за собой сверкающую ледяными кристаллами ползущую гладь.
   
    - Это произошло много лет назад. Нашим учёным удалось создать некую материю, которая по физическим свойствам напоминала замёрзшую воду. По сути это был лед – но не совсем! Синтезированное на молекулярном уровне вещество совершенно не реагировало на повышение температуры внешней среды. Проще говоря, кристаллическая масса не таяла. Она оставалась в первозданном виде, словно ископаемый лед, пролежавший миллионы лет под толщей земли, не утративший изначальных свойств.
    При проведении опытов по нетермическому опреснению морской воды учёные добились структурных изменений в расположении атомов кристаллической решётки льда. Но состояние новоявленного вещества оставалось нестабильным. Материя спустя несколько дней вновь превращалась в обычный лед, а затем и в воду. В конечном итоге опыты завершились успехом, и человечество получило новое химическое соединение под названием «Plerumque pardus», что в переводе с латыни означает «Снежный барс».
    Несмотря на уникальность открытия, явной стратегической пользы для военной промышленности оно не имело. Всё же область применения этому веществу определилась без труда. На одном из предприятий Москвы выпустили пробную партию холодильников, где вместо фреоновой системы охлаждения с надоедливо жужжащим компрессором установили заправленные новым веществом морозильные блоки. Аппарат работал бесшумно, а температура в холодильных камерах регулировалась простейшими термостойкими заслонками.
    Вскоре произошло событие, в результате которого вся пробная партия была немедленно изъята из продажи, равно как и реализованные машины.
    В хранилище лаборатории, где находились экспериментальные образцы «Снежного барса», возникла нештатная ситуация. Вещество вновь проявило нестабильность. Только теперь оно не таяло, а неконтролируемо разрасталось в окружающем пространстве, словно прогрессирующая раковая опухоль. Вместе с тем «Снежный барс» неожиданно приобрёл свойства сверхпроводника. Помимо всего прочего, материал проявил неведомые современной науке особенности. В его поведении обнаружилась диффузионная агрессия, выражавшаяся в молекулярных атаках вещества.
    Проще говоря, если вы прикоснётесь к нему незащищённой поверхностью тела, то мгновенно станете частью этого ледяного монстра и застынете навечно в виде сверкающего монумента.
    - Но я все же дотронулся до этого льда! – мне пришлось перебить рассказчика, так как оставались вопросы, на которые самостоятельно я ответить не мог. – Правда, это была длинная металлическая трубка.
    - И что ты почувствовал? – Максим посмотрел на меня с любопытством, немного приподняв чёрные дуги бровей.
    - Мои руки едва не примёрзли! И потом какое-то время я ощущал неприятное покалывание во всём теле.
    - А теперь представь, что ты дотронулся до этого голой рукой... Уверяю, наш сегодняшний разговор мог и не состояться, – Макс натянуто улыбнулся. Он в очередной раз ощупал свою перебинтованную ногу, затем продолжил рассказ.
    - Разрастание материи происходило за счёт быстрой кристаллизации соприкасающейся с ней влаги, в том числе находящейся в окружающем воздухе. По сути, возникла угроза апокалипсиса. За короткий срок «белая смерть» могла охватить нашу прекрасную планету и уничтожить на ней всё живое. Остро встала необходимость поиска нейтрализатора, некого противоядия от этого ледяного вируса. И вскоре антидот был найден.
    «Создавая яд, не забудь о противоядии», – такого принципа придерживались ученые, работая над «Снежным барсом». Некоторые из них предполагали подобное поведение вещества и приняли упреждающие меры, чтобы подстраховаться. Спасительное средство на тот период находилось в заключительной стадии разработки, и требовалось лишь некоторое время для завершения начатых опытов. Но чёрные стрелки лабораторных часов продолжали отчаянно бежать по кругу, пока «снежная кошка» леденящим дыханием не остановила их ретивый ход.
    Часть оборудования, необходимого для завершения работ, пришлось срочно эвакуировать в недосягаемое для ледяной стихии место. «Снежный барс» свирепствовал. Он успел захватить большую часть лабораторий и, вырвавшись за её пределы по вентиляционным коробам, принялся осваивать просторные территории подземелья.
    Когда спасительное средство наконец изобрели, оказалось достаточно всего одной капли вещества, чтобы обезвредить ледяного хищника. При его соприкосновении с ледяной массой возникала цепная реакция замещения, при которой атомы антидота немедленно вытесняли опасные частицы в кристаллической решётке «Снежного барса», преобразуя их в безвредный газ, после чего «белая смерть» немедленно превращалась в обычный тающий лёд. Цепная реакция протекала настолько быстро, что, стоило воздействовать на агрессивную массу в одном месте, молекулы антидота стремительно овладевали всем веществом без остатка, словно капля лакмуса, добавленная в пробирку с серной кислотой.
    Затем всё вернулось на круги своя. Подземный гигант снова ожил, и вновь запущенные лабораторные часы принялись отсчитывать секунды в привычном для себя ритме.
    - Неужели «Снежный барс» оказался невостребованным? – спросил Саша, – ведь это мощнейшее оружие! Я думаю, вряд ли военные просто так скинули его со счетов.
    - Почему же скинули! Все формулы и необходимая информация надёжно хранятся в бездонных мозгах главного компьютера. При необходимости это вещество можно легко произвести в течение часа.
    - А что случилось с антидотом? Его уничтожили? – Вася задал самый важный вопрос.
    - Яд, как и противоядие, существует теперь только в электронном виде, во всяком случае, так считалось до недавнего времени, – ответил Макс, – но по логике вещей некоторое количество антидота всё же произвели! Вряд ли его уничтожили. А если так, то он находится в одном из здешних хранилищ. Чтобы определить, где именно, необходимо добраться до пульта управления главным компьютером и покопаться в его базе данных. А это непросто!
    - Наконец всё прояснилось! – оживился я. – По-видимому, мой холодильник был одним из тех агрегатов, которые выпустили в качестве экспериментальной партии. Вероятно, когда изымали проданные машины, он каким-то образом затерялся.
    - А как он оказался у тебя? – спросила Алена, устремив на меня любопытный взгляд.
    - Ничего особенного, – произнёс я, – но, чтобы стало понятно, придётся сделать небольшое отступление. Родом я из Владивостока. Окончив школу, подался в столицу. Меня влекла журналистика. После окончания института подвернулась работа, и я решил остаться в Москве. В этом немалую роль сыграла помощь родителей. Если бы не квартира – «однокомнатные хоромы», – которую они приобрели мне на скопленные деньги, возможно, я и не рискнул бы остаться в этом многоликом мегаполисе.
    Жильё подобрали довольно быстро. Одна из риелторских компаний честно отработала свои деньги, и через месяц после обращения к ним я имел свой угол в уютном спальном районе.
    Прежде здесь жили какие-то старики. После их смерти квартиру вместе с её содержимым выставили на продажу.
    Старую мебель и другую утварь я выбросил, сразу оставив себе на первое время кухонный стол, диван и холодильник.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: