Творчество поклонников

Ночь в пионерском лагере

Добавлен
2012-03-25 13:41:02
Обращений
5964

© Френсис Трэшвульф "Ночь в пионерском лагере"

   Ночь в пионерском лагере
   
    Летняя темнота была исполнена стрекотом сверчков и кваканьем лягушек. Его звали Евгений. Среди других ребят, видевших сны и мирно посапывающих, он один в палатке не спал. С подложенными под голову руками он вспоминал сегодняшнюю встречу с Мариной. Они договорились встретиться попозже ночью, когда пионерский лагерь, который назывался «Красный восход» полностью уснет. И даже будут видеть сны те, кто сейчас сидит на улице у костра. Тем, кто сидит у костра, повезло: сегодня они могут не ложиться спать до самой глубокой ночи, потому что отличились перед директором лагеря. И вот теперь вожатые разрешили посидеть им у ночного костра, да потравить байки. Кроме того, пионервожатые за хорошую работу разрешили своим подопечным даже выпить пива вместе с ними. И теперь, когда почти вся порция алкогольных напитков была распита (это, конечно же, самым жестким образом нарушало лагерные правила, но когда директор отлучался из лагеря, такое случалось), вожатый по имени Вадим сказал:
    - Хотите послушать историю, случившуюся около пятнадцати лет назад, в середине семидесятых в одном пионерском лагере Подмосковья?
    Вадим, худое, загорелое лицо которого освещал костер настолько, что на его щеках и подбородке виднелись крупные прыщи, сидел на маленьком пеньке и ковырял веточкой землю. Затем он отбросил ветку, выпрямился, потер ладони и, уставившись хмельным взглядом в костер, начал рассказывать:
   
    «Лагерь казался обыкновенным: это было воспитательно – оздоровительное учреждение под профсоюзной организацией, как тысячи других по всему СССР. Но то, что произошло внутри, на его территории, и по сей день фактически остается загадкой в современной советской истории. Много людей, в том числе представители компетентных следственных учреждений, выдвигали разные версии тех событий. Однако все эти версии были рознь одна другой. Маньяки, психи и прочая халтура, удобная для закрытия дела – все это мелькало в разговорах. И не раз. И обыватели проглатывали эту наживку. Хоть и безо всякого удовольствия, но проглатывали, потому что народу всегда удобней принять то, во что он хочет верить. Он не будет заморачиваться и напрягать мозги размышлениями.
    Я не помню, как назывался лагерь, да это и неважно. Он уже давно не функционирует. Школьники не приезжают туда на летние каникулы, а власти обнесли это место высоким забором и превратили в большой могильник промышленных отходов.
    Началось все тогда, когда в один прекрасный день парень по имени Артем заметил, что в лагере происходит что-то неладное. В начале лета на женской территории произошла драка, после которой девушку пятнадцати лет задушили ночью в кровати. Потом сцепились между собой мальчишки и один пионер зарезал другого, вскрыв позже этим же самым ножом себе вены. А главное – когда приехала милиция, и родители забирали трупы своих детей, все отдыхающие, сотрудники лагеря, начальство вели себя так, будто подобные события не были в том учреждении редкостью. «Зачем же закрывать лагерь и распускать молодежь?» - говорил директор лагеря следователю подмосковной милиции. – «Нам всем очень жаль несчастных детей. Мы разделяем скорбь родителей, но несчастные случаи происходят сплошь и рядом. Вы думаете в других лагерях их меньше?».
    И милиция, как эти ни странно, соглашалась. Все соглашались… Вообще кто бы ни посетил тот лагерь и ни побыл на его территории хотя бы немного, становился другим. Это упоминалось в отчетах, составленных журналистами после проведенных расследований и по придаче их широкой огласке. Артем очень удивился, когда его родители лишь навестили его после того, что произошло и не забрали домой. Они позволили сыну остаться в лагере до конца каникул. Он подумал, что раз папа и мама говорят: «ничего… бывает», значит действительно ничего особенно страшного не произошло. Потом, через пару дней, его мнение изменится, но об этом чуть позже.
    Артему было двенадцать. Пионерский лагерь он посещал раньше всего пару раз. Родился он в Иркутске, но в первый класс пошел в Москве, куда переехала со временем его семья.
    - Как тебя зовут? – спрашивал Артема высокий пожилой директор лагеря.
    Мальчик ответил.
    - Если не хочешь прослыть лодырем и бездельником, не оставайся в стороне. Присоединяйся к другим ребятам, которые сейчас играют в Зарницу.
    Артем кивнул, глядя на мужчину. Затем поднялся с корточек и направился к парку, где то и дело мелькали фигуры других ребят. Директор смотрел вслед Артему, важно скрестив руки на груди, и парню почему-то стало не по себе от этого взгляда. Ощущение складывалось такое, что это был взор супостата – хитрый и безжалостный, а также всепроникающий. И этот взгляд был похож на когти хищной птицы, вцепившейся в свою жертву.
    Ночью Артем проснулся от шума и возни снаружи. Сначала он не хотел подниматься с постели, но там, за окном кто-то разговаривал. Точнее шептался, стараясь как можно тише афишировать свои проблемы. Два женских голоса о чем-то разгорячено спорили. В попытке не разбудить других мальчиков Артем аккуратно встал, одел комнатные тапочки и бесшумным шагом пробрался к окну с открытой форточкой. При свете висящего у крыши фонаря он увидел двух женщин. Одна из них была в белом халате (работница санэпидемслужбы) и объясняла второй (старшей пионервожатой), что пионеры распоясались до такой степени, что это уже не лезет ни в какие рамки.
    - Поговорите с директором! – требовала медсестра. – Вы посмотрите, что творится вокруг. Взять хоть палаты младших отрядов. У каждого второго мальчика вся простынь в сперме, а под кроватью пустые бутылки из-под пива. А потом еще мы удивляемся этим отвратительным запахам в помещении… Лично мне противно все это! Мы спрашиваем себя, кто учит детей всякому разврату? Знали бы вы, чем сейчас занимаются вожатые в радиорубке. Пойдите, поглядите! – она показывала на кабинку в отдалении, свет окошка которой выделялся из темноты.
    Но старшая вожатая реагировала на истерику ее собеседницы чересчур спокойно и уравновешенно. В конце концов, медсестра ушла. Больше ее никто никогда не видел – ни на следующий день, ни потом. Артем, конечно, не до конца понимал, о чем говорили женщины, и ему до ужаса захотелось узнать, что же той ночью происходило в рубке. Он вернулся и лег в постель, закрывшись с головой одеялом и пытаясь прогнать навязчивую идею. Но в конечном итоге любопытство одержало верх. Прень оделся и вышел на улицу. Он прижался к стене палаты и огляделся по сторонам. Обычно ночью по лагерю бродят сторожа и взад-вперед снуют вожатые. Но в ту ночь было тихо – может быть, даже необычно тихо для ночи в пионерском лагере.
    Артем неуверенно и медленно, боясь, что кто-нибудь из старших может увидеть его и неожиданно поймать за руку, приближался к столовой, возле которой и находилась радиорубка. Он миновал парк, в деревьях и кустарниках которого шелестел ветерок, разносящий по округе запах лета. По-прежнему тщательно озираясь по сторонам, мальчик старался не греметь, взбираясь на крышу низкой столовой. Он состряпал лестницу из валявшихся рядом пеньков и деревянных ящиков. Когда он полз по пыльному шиферу крыши, его затея окончательно закрепила за собой статус бессмысленной, опасной и глупой. Артем, сердце которого остервенело стучало в груди от волнения, даже развернулся и хотел слезть с крыши, чтобы поскорее вернуться в палату. Однако когда в кабинке раздались голоса, а затем что-то упало и разбилось, он все же решил довести до конца свою полуночную исследовательскую игру. Он дополз до маленького окошечка под потолком, вздрагивая и затаивая дыхание при каждом предательском скрипе лежащих под ним листов шифера.
    В рубке на полу образуя круг, сидело шесть человек – три девушки и три парня. Пионервожатые. Двоих парней Артем узнал: это были вожатые его отряда. Все сидели полуобнаженные и крутили пустую бутылку из-под шампанского. Игра называлась «бутылочка». Когда вертевшаяся на полу бутылка остановилась, парень и девушка, на которых она указала противоположными концами, пододвинулись друг к другу. Черноволосая красавица лет двадцати двух расправила свои прелестные космы и обняла своего кавалера. Тот разорвал на ней рубашку, обнажив ее хорошенькую грудь. Девушка поцеловала парня. Спустя несколько минут, обычная человеческая голова парня превратилась в собачью. Это было похоже на фильм ужасов. Затем и девчонка стала покрываться шерстью и превращаться во что-то непонятное …
    Если бы здание столовой было чуть выше, то поскользнувшийся от страха и шлепнувшийся с крыши Артем наверняка бы сломал себе руку или ногу. Однако ему повезло. Получив лишь ушиб, он без оглядки рванул назад, к палатке. Ему чудилось, что за ним гонятся страшные существа, обросшие шерстью, и в какой-то момент он вроде бы даже услышал звериный рев за спиной. Но все обошлось. Никто его не преследовал. А очутившись в палате, он проковылял к окну. Возле рубки виднелось несколько силуэтов с фонариками. Артем лег в постель. Его глаза по-прежнему были выпучены; он просто не мог поверить в то, что видел.
    ***
    Говорили, что после того, как в пионерском лагере Подмосковья было найдено около пятнадцати растерзанных тел пионеров, пионерок, медсестер, сторожей, вожатых, директор лагеря Пацюк Анатолий Евгеньевич пропал без вести, будто в Лету канул. На самом деле он никуда не пропадал. А убиты и растерзаны были те, чей организм был устойчив к обращению. Те, кого не удалось поработить и превратить в себеподобных, были просто устранены как нежелательные свидетели. Артем тоже погиб. Перед смертью он, как и другие проходил проверку. В ту ночь, когда он ходил к рубке, а потом вернулся назад, ему снились кошмары. Ему грезилось, будто на дальней стене комнаты образовывается огромное бурое пятно. Из этого пятна вылезает Пацюк – высокий пожилой директор лагеря. Одежда на нем прежняя – костюм, галстук, белая рубашка. Вот только все это немного испачкано кровью, а у директора вместо обычной человеческой огромная собачья голова, покрытая длинной коричневой шерстью. Вместо рук и ног – лапы. Он подходит к койке Артема, злобно сверкая черными глазами. Из полураскрытой пасти слышится рычание. Затем он берет Артема за шкирку пижамы и тащит по полу через всю палату к стене, где находится огромное пятно. Артем кричит, но когда видит, как по обе стороны с кроватей на него таращатся не привычные мальчишеские лица пионеров его отряда, а отвратительные собачьи морды, мальчик просто закрывает глаза в ожидании того, что будет дальше.
    На самом деле это был вовсе не сон, потому что пятно на стене больше не исчезло, даже после того, как выцвело. Оно и сейчас там».
    ***
    Его звали Евгений. Он вспоминал сегодняшнюю встречу с Мариной и хотел, чтобы весь лагерь, называющийся «Красный восход» поскорее уснул, чтобы можно было уйти из палаты и встретиться с любимой. Им обоим было по пятнадцать лет, и им казалось, что они просто не могут друг без друга жить.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: