Творчество поклонников

ВОИН СВЕТА

Добавлен
2012-05-21 18:39:34
Обращений
9832

© Небогатов Олег "ВОИН СВЕТА"

    Из этого сплава было выковано пять мечей. Мастера назвали их Хронусами. Хронусы подарили королям новообразовавшихся пяти королевств. Когда между двумя королевствами развернулась война, приведшая в конце к их распаду на четыре обособленных королевства, мечи свергнутых королей были утеряны. К отцу Инам они попали чудом. В одном из многочисленных странствий, в молодости, их продал ему какой-то подозрительный торговец. Торговец тот сказал, что мечи сами выбрали его и запросил такую цену, что дальше отец отправился пешком и с пустыми карманами. Почему он согласился на столь огромную плату? Рональдо умел разбираться в оружие лучше любого другого и знал, что, возникни такая необходимость, сможет получить за эти мечи втрое больше. После смерти отца, Инам не решилась продать их. Она сохранила Хронусы, как память и сейчас решила вооружиться одним из них сама, а второй отдать брату. Лезвие зеленоватого меча способно рубить скалы, так, будто они сотканы из облаков. Не всякие ножные способны хоть ненадолго сдержать силу острия. Инам лично разработала ножные, которые максимально обездвиживали мечи, избегая попадания дерева, кожи и стали на их лезвия.
    - В какую сторону будем выдвигаться? – спросил Грога воин.
    - После очередного набега, зверье всегда убегает в одну и ту же сторону. Туда, на восток! – начальник стражи указал в направлении видневшегося вдалеке широкого леса.
    - В лес?
    - Возможно. Думаю, да. Больше и негде.
    - Тогда идем туда! – Стренус скомандовал, и конница двинулась на восток.
    Воины графа ехали молча. Толи им не о чем было поговорить друг с другом, толи настраивались на грядущую битву. Действительно, преданность Ричарду не позволила доблестным воинам отказаться от столь рискового приключения. А что у них самих творилось в голове? Ведь, по чести, они идут на верную смерть. Верты гораздо сильнее, быстрее и проворнее любого человека. Любого! Будь ты хоть трижды лучшим воином на планете, противопоставить себя нечеловеческой силе оборотня тебе будет очень трудно. Допустим, одного ты сможешь победить. А если их будет двое, трое, семеро? Ведь у каждого воина наверняка была семья. Жена, дети. Ну, хорошо, допустим, нет у него жены. Значит, есть возлюбленная. Мужики они все рослые, плечистые, не дурны собой. Самому старшему, с виду, около тридцати пяти, не больше. Тем тяжелее им было согласиться на этот поход. А могли ли они не согласиться? Скорее всего, нет. Ричард бы расценил это, как предательство. А от бывшего военачальника можно ожидать сурового наказания. Ссылка, каторга, возможно, смерть.
    - Грог, - окликнул товарища Стренус, - Ты знаешь этих бойцов?
    - Знаю, личная охрана графа, - кивнул начальник стражи, - Граф их лично натаскивал. Лютые бойцы.
    - А семьи у них есть?
    - Ну, есть наверно, - чуть растерялся Грог, - Такой информацией я не располагаю. Но, думаю, что есть. Ричард почитает семейных. Говорит, что главное оружие воина – его потомство. Долг перед Создателем – наплодить как можно больше крепких и сильных ребятишек. Не важно, сын то будет, или дочь. Вроде так он говорил, не помню точно.
    - А имена ты их помнишь?
    - Честно говоря, нет, - расстроился Грог, - Никогда не интересовался. Знаю лишь, что старшего над ними зовут, Тор. Вон он самый первый позади нас скачет! - Грог кивнул на рослого бородатого воина в красивых дорогих доспехах и тяжелым боевым топором за спиной.
    - Тор, говоришь? Бог грома и молнии.
    - Что? Кто? – переспросил начальник стражи, не понимая, о чем толкует воин.
    - В скандинавской мифологии такое божество имелось, - начал оживленно рассказывать Стренус, не понимая, что в мире, где он оказался, скорее всего и скандинавов-то отродясь не бывало, - Бог грома и молнии. Он воевал на стороне людей и богов, сражаясь с титанами. Его трижды убивали, и трижды он возрождался вновь.
    - Это по чьим сказаниям? – заинтересовалась Инам.
    - Германо-скандинавским! – как ни в чем не бывало, ответил воин.
    - Интересно…- только и произнесла девушка, чуть приспуская коня и ровняясь с Тором. Она принялась того о чем-то выспрашивать, тот ответил, кивнул и как-то странно посмотрел на скачущего впереди Стренуса. Заметь его взгляд воин, он бы хорошенько задумался, как его расценить. Угроза, любопытство, безразличие? Грог, в отличие от Стренуса перехватил взгляд Тора, и прошептал, «Инам о чем-то рассказала Тору, он смотрит на тебя как-то … странно». Стренус обернулся к Тору и помахал, тот ответил тем же дружелюбным жестом.
    - Странно, говоришь? Посмотрим…
   
    ***
   
    Дальнейший путь Стренус провел в молчании. Позади него о чем-то спорили брат и сестра, еще дальше, воины тихонько переговаривались. Каждый о своем. А Стренус пребывал в размышлениях. По реакции товарищей он понял, что скандинавские легенды им не известны. А откуда они известны ему? И вообще, принадлежит ли он к тому миру, по земле которого сейчас резво скачет его конь? И еще одна мысль терзала его голову. До леса день пути, стемнеет. А что если оборотни решат напасть, не дожидаясь, когда к ним подъедут доблестные воины? Ведь обязательно решат, иначе и быть не может! Значит, необходимо найти укрытие, достаточно прочное и вместительное, чтобы в него вместилось девять всадников, желательно с конями, и смогли переждать ночь в относительной безопасности. По правую руку от Стренуса простиралось на много лиг вдаль поле пшеницы. В самом центре этого поля стояла большая ветряная мельница. Она бы могла послужить более-менее надежным укрытием. А возле мельницы стоял амбар, в котором можно было разместить на ночлег лошадей. Стренус поднял вверх руку, призывая воинов остановиться. К нему сразу подъехал Грог.
    - Что случилось? – спросил начальник стражи.
    - Да, вот я думаю. Не стоит наверно лезть в пасть голодных тварей на их земле, да еще и ночью?
    - Верно, я тоже хотел с тобой об этом поговорить, - услышал Стренус басовитый голос Тора за спиной, - Что ты предлагаешь?
    - Предлагаю укрыться и переждать ночь на той мельнице! – Стренус указал рукой в даль колыхающихся на ветру ростков пшеницы, - А в амбар мы сможем загнать наших лошадей. До обиталища вертов сколько осталось? – спросил он у Грога.
    - Где-то треть пути.
    - Значит, отправившись дальше на рассвете, мы доберемся до оборотней, пока те еще будут в обличии людей?
    - Верно.
    - Тогда вопрос решен. Тор, скажи своим.
    Тор чуть пришпорил коня и поскакал к своим. Спустя всего пару минут, всадники уже топтали молодую пшеницу, устремляясь в сторону мельницы с медленно вращающимися лопастями.
    - На мельнице кто-нибудь работает?
    - Нет. Урожай пропадает, - пожаловался Грог, - Люди боятся работать там после того, как последнего мельника обратили верты.
    - Обратили?
    - Именно. Они пытались с его помощью проникнуть за ворота … и проникли, - добавил Грог, чуть покраснев, - Стража пропустила его. Тот прошел, как ни в чем не бывало, и ночью обернулся этой тварью.
    - Убили?
    - Конечно, но сперва он загрыз троих. Меня тогда граф очень жестоко наказал. Не на людях … у себя в поместье.
    - Выпорол?
    - Мягко сказано, - взгрустнул начальник стражи, - Но, я не жалуюсь … заслужил. В ту ночь погибли хорошие люди.
    - А ты со стражами что сделал?
    - С какими?
    - Которые пропустили кузнеца.
    - Ничего я с ними не сделал, - подернул плечами Грог, - Мы совсем недавно научились отличать вертов от простых людей. Это очень трудно. Нужно вглядываться в глаза не моргая. Тогда зверь, что сидит внутри человеческого тела, начинает бунтовать и верт показывает свое истинное обличие.
    - Превращается средь бела дня в волка?
    - Нет, конечно. Меняется совсем чуть-чуть. У кого клыки вырастают, у кого лицо становится сморщенным, как старое яблоко. Некоторые местами покрываются шерстью, или отпускают когти. В общем, не заметить этого может только слепой.
    - Они нападают после превращения?
    - Конечно! Почему думаешь стража не хочет проверять всех, кто входит в город? Эти трусы боятся разделить участь тех немногих, что преданно относились к своему долгу и … полегли возле городских ворот.
    - Понятно, - протянул Стренус, - Системы, в общем, у вас нет. Никто не подстраховывает, народ не обученный, приспособлений никаких нет, - рассудил он. Грог заметно погрустнел, - Ладно, не переживай, - хлопнул товарища по плечу воин, - Если живы останемся, вернемся в город и вместе придумаем, что с этой проблемой делать. Договорились?
    Всадники подъехали к воротам амбара, спешились и завели в него коней. Тор лично проверил крепость ворот. Ему она не то чтобы понравилась, но вроде на «троечку» потянула. Он распорядился одному из стражей остаться с конями. Выбор пал на молодого и рослого юношу, вооруженного коротким мечом, на манер тех, которыми Стренус бился с Ричардом, и увесистой булавой. И как он только с ней управлялся? Из шестерых стражей, этот казался самым слабым. Быть может, о нем можно было сказать, что внешность обманчива? В противном случае, юнец просто выбрал оружие не по себе. Чего, в принципе, не могло быть среди личной охраны графа. Значит, юноша силен.
    - Ларт останется с лошадьми, - обратился к Стренусу, подбежавший Тор, - Остальные укроются в мельнице.
    - Верно рассудил, молодец! - похвалил воина Стренус. Тору, казалось, его похвала доставила неудобство. Не признавал он в нем лидера. Пока, по крайней мере, не признавал. Оно и понятно. Приходит в отряд к бывалому начальнику невесть кто, и начинает его хвалить, сам себя ни в чем не проявляя. Стоило ожидать подобной реакции?
   
    ***
   
    Внутри мельницы было достаточно просторно. Слева в стальных каркасах крутились жернова. Нечего было перемалывать, однако запах свежей пшеницы еще не выветрился из помещения. Он витал в воздухе, наполняя душу уставшего Стренуса радостью. Ему вспомнилось детство. Действительно вспомнилось! Он в деревне у дедушки, они ходят с ним в лес по грибы и на рыбалку. Вспомнилось поле пшеницы и, точь-в-точь, такая же мельница, как и эта. В детстве Стренус частенько прибегал туда и дышал этим чудесным запахом. А потом ему стало немного грустно. Грустно за то, что он смог вспомнить свое детство, но до сих пор не понимает, кто он? Как здесь очутился? Он же чувствовал, что это не его мир! Что он здесь лишний! Что ж, воин постарался успокоить себя, рассудив, что если ему удалось вспомнить ранние годы, память все же возвращается к нему. А это значит, что вскоре он должен будет все вспомнить. А пока оставалось довольствоваться малым. На пол расстелили плащи, уселись на них и принялись доставать съестные припасы. Разнообразием в еде воины друг друга не потешили. Все то же вяленое мясо, немного фруктов и хлеб. У Тора нашлось немного вина и он щедро предложил его каждому в отряде. Все отказались.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: