Творчество поклонников

ВОИН СВЕТА

Добавлен
2012-05-21 18:39:34
Обращений
9829

© Небогатов Олег "ВОИН СВЕТА"

    Некоторые из них были заставлены какими-то шкафами и, разного рода, приборами. В том числе, дыбами и лежаками с привязью для ног и рук, что сильно насторожило Стренуса. Он не мог быть уверен на все сто процентов, но ему казалось, что кабинет лекаря должен был выглядеть несколько иначе. Тут же, скорее, была комната пыток, а не, скажем, операционная. Мелисса, тем не менее, совершенно спокойно прохаживалась там, а затем повернулась к отцу, в упор разглядывавшему нового гостя, и улыбнулась.
    - Вот, теперь гораздо лучше! – радостно заявила она, - Хоть воздух свежеть начал. Стухнешь тут без меня совсем!
    - Не стухну! – крикнул дочке старик, не отводя взгляда от Стренуса, - Я наверху сплю! Или в башне! А там воздух всегда свежий!
    Стренус смотрел на старика и не мог поверить, что у него могла родиться такая красивая дочка. Во сколько интересно он ее зачал? Девочке лет семнадцать, может быть восемнадцать. А ему? Сто?
    - Ну, проходи, чужеземец, - протянул старик, задумчиво, при этом погладив морщинистой рукой длинную седую бороду. Стренусу, честно говоря, заходить не очень-то хотелось. Снаружи как-то спокойнее было. Но, он все же зашел. Лишь дверь захлопнулась за его спиной, что-то тяжелое опустилось на голову, в глазах заиграли звездочки, и он потерял сознание. Погружаясь в пустоту, Стренус расслышал крик Мелиссы.
    - Папа, что ты делаешь? Он же и так с шишкой на голове!
    - Надо проверить, дочка! Не спорь!
    - Папа!
    - Он может быть одним из них! Не спорь …
   
    Глава 3. Херес
   
    - Пап! Он ни верт, точно! Ты смотрел ему в глаза? Нет! А я смотрела! У вертов не бывает таких глаз! – Стренус попытался пошевелить руками и ногами, но не смог. Он открыл глаза и нашел себя лежащим на каком-то широком столе с привязанными кожаными ремнями руками и ногами. Он чуть напряг правую руку и почувствовал, что ремешок начинает подрываться. Но, Стренус решил не спешить. Что-то говорило ему о том, что не стоит пугать этих чрезмерно подозрительных людей. Сперва нужно разобраться в том, что именно заставило старика двинуть незнакомцу по голове и накрепко привязать его? Чего он боится?
    - Милая моя! Я изучаю вертов с тех пор, как ты еще не умела ходить! Они все время меняются! Становятся умнее, быстрее, сильнее! Наконец, коварнее!
    - Ну, па-ап! – совсем по-детски протянула Мелисса.
    - Нет! Мы должны убедиться!
    В комнате раздались шаги, и они приближались все ближе, пока, наконец, Стренус не увидел злосчастного старика, склонившегося над его привязанным телом.
    - Что происходит? – постаравшись предать голосу максимальное спокойствие, спросил Стренус.
    - Ну, - протянул старик, - Пока ничего … а, впрочем, это уже от тебя зависит.
    Старик порылся в шкафчике, который находился под столом. Он долго шевелил там какие-то железки, пока, наконец, не выудил из-под стола один предмет, вид которого сильно удивил Стренуса. Он ожидал, что старик достанет какой-нибудь скальпель или пилу, однако, он вытащил увесистый крест! Судя по потемневшему составу сплава – серебряный. Он посмотрел на крест, потом перевел взгляд на лежащего на столе юношу и тихонько, чуть гнусаво, спросил.
    - Не боишься?
    - Креста? – с искренним удивлением спросил Стренус, - Боюсь, что холодным окажется, а так … вроде нет.
    - Холодным, - серьезным тоном произнес старик. Интересно, он действительно не понял шутки, или притворялся? – Так, посмотрим …
    Старик медленно приложил крест к груди Стренуса. Когда, судя по реакции старика, ожидаемого, эффекта не последовало, тот поднял крест и снова приложил его, но уже ко лбу привязанного.
    - Странно, - вновь протянул старик, задумчиво.
    - Что странно? – с совершенно серьезным выражением на лице, спросил Стренус, - Что я не … верт? Так вы вроде меня называли?
    И тут старик достал из-под стола маленькую коробочку. Открыв ее, он показал гостю содержимое. Шприц, игла, бутылочка с прозрачной жидкостью и белая тряпочка.
    - Если ты не возражаешь, я бы взял немного твоей крови для исследования? – спросил старик, в прочем, не особо заботящийся об ответе Стренуса.
    - Ведь все равно возьмете, к чему спрашивать?
    - Это верно, - ответил старик, а затем заглянул Стренусу прямо в глаза, - Действительно, глаза не верта, - заключил он, затем смазал его руку какой-то жидкостью с похожим на спирт запахом, но каким-то травяным, и вонзил иглу в вену. Взяв немного крови, старик вынул иглу и не стал зажимать образовавшуюся ранку, а решил понаблюдать, - А как ты объяснишь то, что отверстие от иглы на твоей руке ужа залечилось?
    - Не знаю, - честно ответил Стренус, - Но, шишка на голове до сих пор болит. И, я подозреваю, что их там теперь целых две.
    - Пап! – продолжала канючить Мелисса.
    - Подожди, дочка! – старик потрогал рукой затылок гостя, заставив его при этом чуть вскрикнуть от боли, - Действительно, синяк. Странно. Ну, хорошо! Допустим, ты не верт!
    - Слава Создателю! – всплеснула руками Мелисса.
    - Но! Осталось еще одно испытание! Нам нужно дождаться заката!
    Старик убежал куда-то на второй этаж с образцом крови Стренуса, а Мелисса подставила к столу стул и тихонечко на него присела.
    - Прости отца, - обратилась она к гостю, - Это, от части, его работа. Он старается уберечь этот город. С тех пор, как они забрали маму …
    - Кто? Верты? – спросил Стренус, заметив, как по щекам девушки потекли слезы.
    - Да. Херес, мой отец, очень любил ее. Я тоже ее очень любила, - слезы потекли сильнее, красивое личико покраснело.
    - Ну-ну, тише-тише, - постарался успокоить Мелиссу Стренус, - Все будет хорошо.
    - Я знаю, - часто закивала девушка, вытирая ладонями со щек слезы, - Теперь уже, да. Но тогда … тогда все было иначе. Верты разоряли города, съедали или обращали их жителей. Я была еще маленькой, а набеги вертов случались довольно далеко от Веллрока. Но, настала та ночь, когда они дошли и до нас. Мама была беременна моей так и не родившейся сестренкой и вышла на ночную прохладу подышать воздухом. Тогда верты и забрали ее. Они утащили маму в лес. Отец нашел ее утром. Нашел то, что от нее осталось, - девушка пыталась сдержаться, чтобы вновь не расплакаться. Но, у нее это не получалось.
    - Кто же они, эти верты? – наконец, решился спросить Стренус, когда девочка стала, немного, спокойнее.
    - Они на половину люди, на половину звери. При свете дня верта почти не отличить от простых людей. Но, ночью, сидящий в груди его, монстр выходит на охоту.
    - В груди?
    - Это не описать словами. Признаться честно, я видела лишь раз.
    - А я видел гораздо больше, - с горечью протянул Херес. За разговором, Стренус не услышал его шагов. Или, быть может, старик подкрался, завидев, как плачет Мелисса? – Тогда, я был гораздо сильнее, чем сейчас. Я собрал друзей и отправился на поиски верта. Я жаждал отмщения за мою любимую Беатрис. И я получил, чего желал. Но, какой ценой?
    - На следующее утро, отец вернулся в город, - продолжила за дрожащего отца Мелисса, - В том походе он потерял всех своих друзей. Их растерзали верты, но отцу удалось спастись. И не просто спастись, он принес в город голову того зверя, что посмел забрать мою маму. Его голова и по сей день хранится в нашем доме. Хранится, как напоминание о том, насколько опасны создания Тьмы.
    - Потому, мальчик мой, я не могу отпустить тебя без проверки. Если ты не верт, я отпущу тебя.
    - А если верт, - с горечью в глазах, продолжила Мелисса, - Мы обезглавим тебя, а тело вынесем в лес, дабы отпугнуть от нашего города твоих сородичей.
   
    Глава 4. Мелисса
   
    Близилась ночь. В животе урчало от голода, но Стренус не просил его покормить. Ему было немного обидно, что умная, на первый взгляд, Мелисса не догадалась его покормить. Он ведь не был пленником. А даже если и был, пленников же тоже кормят! Чем он-то хуже? Старик Херес тоже не догадался покормить гостя. Вот тебе и Мерлин, блин … добрый волшебник.
    Когда совсем стемнело, и Стренус отметил, что его тело не претерпело никаких изменений, он позвал хозяев, но на зов никто не откликнулся. Тогда он позвал еще раз, и снова не был удостоен ответа. Ему надоело лежать на столе, левая нога затекла, нос страшно чесался, и он решил-таки освободиться, не дожидаясь Мелиссы или ее слегка чокнутого папаши. Сперва он напряг правую руку и, почти играючи, разорвал толстую кожу перевязи. За правой последовала левая, а за тем и ноги. Спустя пару секунд, Стренус уже стоял на каменном полу и оглядывался в поисках своих ботинок. Обувшись, он еще раз окликнул хозяев, а потом решил медленно подняться на второй этаж и посмотреть, что там происходит. Двигаться бесшумно было не сложно, лестница тоже была исполнена из кирпича. Название «кирпич» Стренусу было как-то ближе, чем «габриель». Он и сам не знал, почему? Просто, кирпич и есть кирпич. К чему его называть как-то по-другому? На втором этаже Стренус попал в небольшую прихожую, которая вела к трем дверям. За одной из них слышались, если не пугающие, то, как минимум настораживающие звуки … словно собачьи бои проходили там, на небольшой нелегальной арене. Приоткрыв старенькую деревянную дверь, чуть скрипнувшую петлями, но, не так громко, чтобы обнаружить незваного гостя, Стренус скользнул вовнутрь. Он был готов увидеть что-нибудь странное или необъяснимое, но представшая перед его глазами картина не поддавалась никаким описаниям. Спальня, задернутые шторы, большая постель, а возле нее подобие того же стола, на котором весь день пролежал Стренус, но, стоящего вертикально. И на этой конструкции, здоровенный волк пытается разорвать стянувшие лапы ремни. На пасти его, что по размерам была со Стренусову голову, был натянут тугой намордник. Потому и звуки от верта исходили слабые и приглушенные. А, сними намордник, весь город бы переполошил, точно. К не меньшему удивлению своему, Стренус почувствовал в руке какую-то тяжесть. Он опустил глаза и увидел, что держит большой арбалет с мощной костяной рукоятью и какими-то символами, выгравированными на ней. Символы сияли во мраке комнаты, переливаясь неземным синеватым светом. Откуда он взялся?
    - Стой, где стоишь! – послышался за спиной голос Хереса, - Даже не думай стрелять!
    - Опять двинешь по голове? – с горестной ноткой иронии спросил Стренус.
    - Не в этот раз, - вздохнул старик, - Просто, не подходи ближе к этому верту и, прошу, не причиняй ему вреда.
    - Почему? – Стренус медленно повернулся в сторону, откуда, по его мнению, доносился голос старика. Херес стоял в углу комнаты, вооруженный крестом в одной руке и небольшим топором со стальной рукоятью в другой, - Где Мелисса?
    - Она здесь, - с неизмеримой тоской произнес старик, - Вон она, - он кивнул в сторону бьющегося с пеной у рта зверя, - Моя доченька.
    - Мелисса, верт? – удивился Стренус.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: