Творчество поклонников

ВОИН СВЕТА

Добавлен
2012-05-21 18:39:34
Обращений
9818

© Небогатов Олег "ВОИН СВЕТА"

    Утром я и отряд Ричарда идем в поход, чтобы убить вожака и развеять твое проклятье.
    - Вы, что? – удивленно спросила Мелисса.
    - Что-что, - отмахнулся воин, - Убьем вожака вертов и спасем тебя, вот что. Никакой благодарности в этом доме, - заслышав слова Стренуса, Мелисса как-то странно себя повела. По телу ее пробежала дрожь, она попыталась резко встать из-за стола, задела стоящий на нем бочонок и тот упал на пол, дав трещину. Чудесное вино разлилось по полу.
    - Но, зачем? Что он вам сделал? Что он сделал тебе? – набросилась с вопросами девушка. Уж чего-чего, а такого поворота событий Стренус никак не ожидал. Он смел предположить, что Мелисса бросится к нему на шею со слезным «Спасибо», но не с целью придушить «спасителя». А может и не спаситель он вовсе?
    Мелисса металась по комнате, причитая, что за глупый человек ее отец и, зачем же он разбалтывает всем вокруг о ее проклятье? Будто Стренус и сам бы не догадался, завидев ее связанной на втором этаже? Затем девушка подбежала к воину и стала уговаривать его отменить поход.
    - Зачем тебе рисковать жизнью ради меня? Я справлялась с этим восемнадцать лет, справлюсь и впредь! Вожак наверняка очень силен, он разорвет вас на куски!
    - А вот у меня к тебе тоже найдется пара вопросов, - наконец, не выдержал Стренус, - Для начала, ответь мне, почему ты пытаешься защищать вожака вертов? Кто он тебе? Почему отец отпускает тебя гулять за ворота города, зная, что верты охотятся на тебя?
    Мелисса открыла было рот, чтобы что-то сказать. Но, звон в дверь отвлек ее, и она поспешила к ней так, будто от этого зависела жизнь, ни больше, ни меньше.
    - Ох, милая, еле успел, - пытался отдышаться Херес, проходя в дом, - Еле успел.
    - Где ты был, Херес? – без лишних приветствий, решил сразу перейти к делу Стренус. Старик опешил немного, затем изобразил удивление и, зачем-то прихрамывая, медленно поплелся к столу, где сидел воин.
    - Я был на базаре, искал для тебя припасы в дорогу. Мне сообщили, что граф отправляет с тобой отряд, дабы уничтожить проклятье моей доченьки. Ты, кстати, случайно не рассказал Ричарду о ее беде?
    - Не рассказал, - выдохнул Стренус, качая головой. Совсем заврался старик. Что-то здесь не так, - И где же снедь? – Херес посмотрел в сторону двери, заметил сложенные пожитки воина и чуть улыбнулся.
    - Так, сказали мне, что ты уж все купил. Вот и поспешил обратно, Мелиссу ж надо на ночь привязать! – девочка вздрогнула при упоминании каждодневного ритуала. Стренус подумал, что, наверное, каждая ночь этой девушки подобна пытке. Становиться монстром, пожираемым чувством вечного голода, и не иметь возможности сбежать, жить жизнью оборотня, нести смерть всему живому, быть демоном, не скрываясь под личиной простого человека. Ужасно, конечно. Но, нельзя рыбу заставить летать. Она рождена плавать. Кто знает, поможет ли ей уничтожение вожака вертов? Да и, похоже, не очень-то она хочет его смерти. Интересно, почему? Быть может, здесь играют роль звериные гормоны? Может, не только верты тянутся к ней, но и она к вертам? Плененный городской стражей оборотень говорил, что девушка избрана вожаку в жены. Все это слишком запутанная история. Быть может, не стоит ворошить ее, пока старик так усердно старается скрыть от воина правду? Можно, конечно, устроить бедолаге пытку. Да вот не из таких людей был Стренус. Чувствовал, что не сможет без повода причинить обычному человеку вред. У Хереса были мотивы скрывать от него правду, но, тем не менее, он не старался отвернуть Стренуса от похода. Даже наоборот, сам же его и подтолкнул к этому решению. Значит, смерть вожака вертов старику выгодна. А, поскольку оборотни терроризируют город, его смерть становится для Стренуса делом чести. Он и сам не знал толком, почему для него это так важно? Но, решил не идти супротив собственных ощущений. Да, он потерял память, но, что-то глубоко в нем зарытое, требовало отправиться в этот крестовый поход.
    - Хорошо, - ответил, наконец, Стренус, - Мы выходим с рассветом, приготовь для меня постель. Перед отправлением не мешало бы как следует выспаться.
    - Конечно-конечно! – поспешил раскланяться Херес, явно обрадованный тем, что беседа с воином не имела продолжения, - Пойдем, моя милая! – позвал дочку старик, - Покажем гостя его спальню, а потом …
    - А потом привяжем урода к его кандалам! – неожиданно огрызнулась Мелисса и поспешила наверх, никого не дожидаясь.
    - Ты должен простить ее, воин, - почти шепотом говорил старик, пока они поднимались по ступеням, - Чем взрослее она становится, тем сильнее становится ее тяга к стае. Я всегда знал, что этим может закончиться. Да простит меня Создатель! – запричитал старик, и слезы потекли из его глаз, - Я даже стал отпускать ее в лес за грибами и в поле, чтобы набрать цветов. Надеялся, что она убежит к нему, понимаешь? Мне все тяжелее сдерживать зверя внутри нее.
    Херес замолчал, проходя мимо спальни дочери. Они прошли дальше по коридору, где за потрепанной деревянной дверью находилось подобие гостевой спальни. Почему подобие? Потому что использовалась эта комната в основном под складирование мешков со старым тряпьем, какими-то лечебными инструментами и прочим. К стоящей возле окна кровати пришлось пробираться, опасаясь запнуться и расквасить физиономию.
    - У меня не часто бывают гости, - извиняющимся тоном произнес Херес.
    - А почему она не сбежала? – не удержался от вопроса Стренус.
    - Я не знаю, - тяжело выдохнул старик, присаживаясь на краешек кровати, - Быть может, потому что в обличие человека теряет связь со стаей? Мелисса ни разу не рассказывала мне, что видела хоть одного верта. Может и врала, конечно? – подернул он худыми плечами.
    - Когда я рассказал ей о цели нашего похода, она …
    - Пыталась тебя остановить? – закончил за него старик.
    - Да, - кивнул воин.
    Херес поднялся с кровати и расстегнул рубашку. Он оголил перед Стренусом торс, явив его взору глубокий и длинный шрам поперек спины.
    - Когтями? – предположил Стренус.
    - Ножом, - ответил старик.
   
    ***
   
    Ночью у Стренуса совсем не получалось уснуть. То его отвлекало скуление Мелиссы за стеной, то хождение взад и вперед Хереса. За окном светили две огромных луны. Одна была красного цвета. Даже багряная, словно кровь. Вторая же, чуть желтоватая. Обе будто сливались друг с другом. Багряная луна на треть выглядывала из-за спины желтоватой. Стренус смотрел на этот парад и понимал, что как-то все это не правильно. Не должны две луны светить на небе. Луна должна быть одна. Пусть воин и потерял память, но в этом он почему-то был абсолютно уверен.
    Старик еще раз заходил к Стренусу после того, как привязал Мелиссу на своем нехитром изобретении. От предложения воина помочь, Херес наотрез отказался. Он сказал, что более десяти лет справляется с этим и наблюдает за тем, как его красавица-дочка превращается в богомерзкую тварь. И, что воину не следует смотреть на эту мерзость. Так и сказал. Бедняга. Когда же Херес вернулся, он подробнее рассказал о возникновении шрама на его спине. О том, как по исполнении шестнадцати лет, демону удалось свести ее с ума. Ненадолго, всего на один день. Но, этого хватило для того, чтобы девочка чуть не прикончила собственного отца. Вожак вертов все сильнее влиял на сознание подрастающей Мелиссы.
    Наконец, Стренусу удалось уснуть. Ему снилось сражение. Он уничтожал отвратительных монстров, находясь в каком-то темном зале. Рядом с ним бились верные друзья, он знал их имена. Астутус, Стирог и Блатт. Блатт походил на разросшегося до слоновьих размеров таракана. Астутус походил на старого седого бабуина, а Стирог, с мордой, как у жабы, был мохнатым гигантом. А еще была Алиса – худенькая черноволосая девочка субтильной внешности. Стренус знал, что она владеет огромной силой, но еще не ведает об этом. Оракул. Алиса была схвачена отвратительным длинноруким существом, пытавшемся высосать из нее жизненные силы. Монстр поднял свою костлявую лапу и указал ей на воина. «Ты все забыл, глупец!», заскрипел омерзительным голосом демон и расхохотался.
    Звон разбитого стекла и крик Хереса заставил воина проснуться. Он вскочил с кровати, запнулся о наваленные на полу мешки и упал лицом в пол. Стренус сильно приложился лбом о какую-то твердую штуку, торчащую из мешка, но этого даже не заметил. Вновь поднявшись, воин поспешил в спальню Мелиссы. Войдя внутрь, он увидел старика, выглядывающего в разбитое окно. Доска, к которой Херес привязывал дочку, была разломана в щепки, ремни, стягивающие лапы зверя, были перегрызены. На кусках дерева, под разорванными ремешками виднелась еще не высохшая кровь.
    - Она сбежала, - простонал старик, не оборачиваясь к воину.
    - Охрана?
    - Охрана спит, ворота открыть не проблема. К стене пришел только вожак, он позвал Мелиссу, и та рассвирепела на столько, что сумела избавиться от пут и прыгнула в окно.
    - Почему ты решил, что пришел только вожак?
    - Ворота открыты, верты сквозь них не показывались. Будь вся стая у ворот, в городе уже началась бы резня. Оборотни бы всех сожрали. Женщин, мужчин, детей, им все равно.
    - Ты так спокоен, - заметил воин.
    - Не просто спокоен, - ответил Херес и обернулся. В темноте Стренус не заметил, что у старика нет руки. Не мог заметить, ведь тот стоял к нему левым боком. Правой руки не было, ее кто-то отгрыз по самое плечо. Воин знал, кто это сделал. Мелисса совсем обезумела и окончательно превратилась в монстра. Старик упал на колени, кровь не переставала хлестать из культи, - Не убивай ее, воин, - взмолился Херес, - Она не ведает, что творит. Убей вожака. Заставь проклятье исчезнуть.
    С этими словами, старик повалился на бок и закрыл глаза. Спустя всего пару секунд, его душа покинула тело и улетела в неизведанные края. Стренусу почему-то довольно четко представилось, куда и зачем попадет душа бедного старика. Он даже знал, к кому она попадет. Воин не помнил его имени, зато четко ощущал то отвращение, что пробегает по телу при одной лишь мысли об этой твари.
    - В Чистилище, - прошептал Стренус, - А потом в рай. Бедняга…
    В голове вновь и вновь повторялись последние слова старика. Даже после того, как дочь отгрызла его руку и сбежала с такими же монстрами, как и сама она. Даже тогда отец не перестал любить свою дочь. Свою маленькую девочку, обрекшую, по сути, еще не совсем старого человека на такие страдания.
    - Я найду вожака, - пообещал Стренус бездыханному телу Хереса, - Я его уничтожу.
   
    Глава 10. Наказание
   
    Солнце еще толком не показалось над горизонтом, а у открытых ворот с разломанной подпоркой уже стояли шестеро крепких воинов, облаченных в легкие доспехи из кожи и металла. Они стояли возле крепких жеребцов, а позади, не спешившись, сидел на гнедой кобыле Грог и оглядывался по сторонам в поисках кого-то. Когда к нему вышел Стренус, начальник охраны заметно повеселел, он помахал ему рукой и крикнул.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: