Творчество поклонников

Книга Абры

Добавлен
2012-12-16 20:10:32
Обращений
4773

© Иннокентий Соколов "Книга Абры"

    Присутствие парующей девки действует на него почище снотворного, Зов Узла маячит где-то вдали, то и дело грозя утащить в блеклый мир, в котором можно набраться вдоволь пара, пребывая в полном беспамятстве (если, конечно, будет у кого забрать).
    Его вытаскивают наружу, ухватив за предплечья; короткий рывок, и застрявшая нога освобождается из узкого промежутка между днищем пикапа и сиденьем водителя. Риччи никогда еще не попадал в подобный переплет, хоть и бывал множество раз на грани - точно сказать он не в состоянии, поскольку память старика подобна череде угасающих мгновений, держать в голове все прожитые минуты просто невозможно для него. Да и зачем помнить прошлое, если впереди бесконечность - Старый Риччи прожил не одну чертовую жизнь, и сейчас пытается отогнать назойливый Зов, которые становится сильнее с каждой минутой, грозя прорвать тонкую грань между реальностью и зыбкими очертаниями полуночного кошмара безумной девки.
    - Картинки, картинки... - бессвязно бормочет Риччи, стараясь принять сидячее положение. Он упирается ладонями в грязь, подставляя морщинистую шею дождю, что хлещет с утроенной силой, спеша смыть всю грязь и кровь с очерствевшей души старика. Проклятый Зов врывается в мокрую осень, стирая границы, обесцвечивая и без того унылый полдень. Мир расползается, как грязь под ладонями Риччи, становясь таким же вязким и бесформенным. Пора вкушать пар, но все это обман - девка осталась в пикапе, и одним своим существованием пытается сбить с толку, напуская тумана, не давая сообразить что происходит.
    Риччи вновь слышит голоса и ощущает прикосновения, он отталкивается от грязи, и начинает ползти. Голоса становятся сильнее, но Риччи не слушает их, словно червь уползая за грань бесцветных очертаний, пытаясь скрыться, вернуться в мир осенних снов, где так же хлещет ливень, но все, что в его силах - чертить причудливые линии на потускневших и грязных стеклах старого дома.
    Он уползает в темноту, и мир дождя и грязи неохотно отпускает его.
   
    4. Время тьмы
   
    Рикардо смотрит в холст, не в силах понять, какие чувства испытывал он сам, когда оставлял безумные мазки, втискивая в узкое пространство, ограниченное рамой, серо-желтое безумие размашистых линий. Он отходит от картины, и поворачивает голову так и сяк, находя ту точку, из которой нарисованный мир преобразится и станет осмысленным - как те волшебные картинки, в которых прячутся объемные фигуры, и если как следует расслабить взгляд, то можно заглянуть за плоскую поверхность, ощутить возникновение нового мира. Рикардо в студии на третьем этаже дома, он забрался туда, чтобы побыть наедине с мыслями и чувствами, среди безумных холстов, грязи и мусора.
    Дом стонет и шепчет, шорохи все сильнее, и Рикардо ощущает тревогу. Что-то не так, в этом сумрачном вечернем полумраке - шорохи все так же сильны, вот только Рикардо чувствует непонятное влечение. Это не Зов Узла - мир не думает менять краски, тем более в серых тонах дома это не имеет смысла; старика тянет неведомая сила, и он, словно завороженный выходит из комнаты, чтобы спуститься вниз.
    Рикардо уже в гостиной; он садится у камина и некоторое время прислушивается к шорохам из камина. Здесь, на первом этаже, шорохи гораздо сильнее, и Рикардо понимает, что источник звуков находится внизу, где-то в подвале. Чтобы попасть туда, он проходит через кабинет, мимоходом отмечая надорванные корешки книг на полках во всю стену, проводит пальцем по огромному глобусу в углу, оставляя дорожку на покрытой пылью поверхности, выходит в коридор и толкает дверь в кухню.
    В кухне сыро и затхло, на полках пылится разная кухонная утварь, на столе забытая ручная мельница, в которой кухарка размалывает приправы. Из кухни, через небольшую дверь можно попасть в подвал. Рикардо спускается по ступеням; здесь темно, и шорохи становятся все отчетливее - к ним примешиваются детские голоса. Они читают вслух, и старик цепенея, слышит знакомые фразы из Книги.
    Книга несет погибель, несет мрак и ужас - ему, исчадию ночи, становится страшно. Это новое чувство для Рикардо - раньше он жил чужой болью, впитывал пар умирающих детей. Теперь он сам умирает, с каждым шагом спускаясь все ниже по лестнице в темный и грязный подвал. Голоса становятся громче, они читают на распев, зовут подойти к распахнутому жерлу огромной чугунной печи. Ржавые, покрытые сажей заслонки отворены, и из печи тянет гарью - в ней Рикардо сжигает скрючившиеся детские тельца, а прах рассеивает на участке вокруг дома.
    В темноте туннеля топки видны их глаза, они сверкают, словно кто-то забросил в печь пригоршню золотых блесток, их зовущие голоса поют, обращаясь к той, которая написала проклятую Книгу. Рикардо уже возле печи, он наклонился над топкой, жадно всматривается в темноту, его ноздри раздуваются, когда гарь въедается в цепкими пальцами в душу, пронзая обоняние - голоса поют о том, как темно и страшно в жерле старинной чугунной печи, и зовут старика к себе.
    Не думая ни о чем, повинуясь чужим желаниям, Рикардо забирается в печь - ему тесно, он ползет вперед, отталкиваясь ногами от внутренней стороны чугунных петель топки. На лбу выступают бисеринки пота, сажа забивается под ногти, а тонкая рубашка трещит по шву. Он прополз уже достаточно далеко, но туннель и не думает заканчиваться, вскоре становится очень жарко; если бы Рикардо мог оглянуться, то увидел бы как из горелок поднимаются синие язычки пламени, впрочем ему достаточно того, что он слышит - усиливающееся шипение газа в соплах. Голоса стихают, давая осознать это как следует, и Рикардо кричит, объятый беспощадным пламенем.
    - Это все ненастоящее - плачет и кричит старик. - Это картинки, картинки - как заведенный повторяет он, стараясь не слышать настойчивое гудение пламени. Жар становится невыносимым, и Рикардо усилием воли открывает глаза.
   
    5. Время умирать
   
    Деревянный ножи и костяные стилеты, слова из Книги - вот их оружие. Старый Риччи по-прежнему находится в пикапе на заправке. И девка из серебристого "Шеви" смотрит на него обжигающим взглядом. Ее губы словно нехотя, растягиваются в оскале и Риччи отшатывается видя все те же заостренные иглы зубов. Он моргает, и мир возвращает настоящие чувства - девка смотрит на него улыбаясь веснушчатым лицом, в глазах ее пронзительная муть, а в руках нож из темного дерева. Девка что-то шепчет; от пикапа Риччи до серебристого "Шеви" чертова дюжина шагов, но старик отчетливо слышит каждое слово:
    - Беги, Риччи, беги. Так быстро как сможешь, если думаешь, что это поможет тебе...
    Старик хрипло смеется, капельки слюны попадают на зеркало заднего вида в салоне пикапа. Он заходится в судорогах, не в силах остановить этот безумный смех. Риччи быстро моргает, отчего мир перед глазами становится мерцающим, затем бьет кулаком по рулю, пытаясь отгородиться от мерцания, и разрешает Зову Узла проникнуть в душу.
    Мир мгновенно выцветает, и Риччи оттопырив нижнюю губу окунается в холодное равнодушие. В выцветшем мире бледные тени не имеют желаний и поэтому даже мерцание в глазах оставляет равнодушным. Риччи с трудом поворачивает ключ зажигания, с пятой попытки умудряется тронуть пикап с места. Выворачивая руль, старик больно бьется головой о боковое стекло, но боль не имеет значения, только Зов Узла требует пара - Риччи многое отдал бы за пару мгновений счастья, но сейчас не до этого, нужно убираться подальше. Он мчит, выжимая в пол педаль газа, не обращая внимания на вылетающий из-под колес щебень (пару раз пикап заносит, и старик чудом успевает вернуться с обочины на мокрый асфальт шоссе), и это позволяет увеличить расстояние между машиной и чертовой заправкой, на которой остался серебристый "Шеви" с этой безумной девкой.
    Вот как это было на самом деле - убеждает себя Риччи, находясь в перевернутом мире. Девка осталась далеко-далеко, и пусть его машина слетела с дороги на крутом повороте, все самое страшное позади. Он выберется из пикапа, сможет сделать это самостоятельно. Только почему он снова слышит голоса? Или это опять возвращаются разноцветные картинки?
    Риччи делает глубокий вдох, и открывает глаза. Он видит разбитый пикап, дверь со стороны водителя открыта - старик не помнит как выбрался из салона. Дождь барабанит по днищу автомобиля, стекает в грязь, собираясь в лужи с разноцветной пленкой. Риччи замечает след, который оставил, выбираясь из автомобиля, а еще множество отпечатков маленьких ножек. Это дети, холодея понимает старик, и с трудом поднимается на ноги.
    Его шатает - Зов Узла забрал часть силы, не получив ожидаемого пара, к тому же эти гребаные звуки и картинки сводят с ума; старик закрывает уши руками, но продолжает слышать поющих. Детские голоса пронзают разум серебристыми сверкающими иголками, они одновременно и смеются и поют и читают Книгу Абры Стоун, маленькой двенадцатилетней девочки, которая имела возможность встречаться с такими, как Старый Риччи1. Узел Истины возжелал ее суть, но все получилось совсем не так, как ожидалось. Риччи не многое известно о тех событиях, но как подсказывает опыт, долго ждать не придется - маленькие ножки оставили следы в черной грязи, а значит все закончится именно здесь, на богом забытом шоссе, дождливым ноябрьским деньком.
    Зов слабеет, и мир уже готов вобрать в себя несуществующие в блеклом ненастоящем цвета и оттенки. А еще он наливается красным, - Риччи удивленно моргает, и кровь сбегает из уголков глаз. Старик бредет к растущим вдоль обочины деревьям, оставляя позади перевернутый автомобиль. Сейчас, он немного отдышится, и уберется отсюда восвояси, а маленькие отпечатки ног, пусть останутся в вязкой грязи - дождь смоет все следы, он всегда смывает все плохое и хорошее. Риччи добирается до ближайшего тополя, и тут же слышит тихий звонкий смех ребенка. Прежде чем старик успевает обернуться, острый деревянный нож вонзается ему в шею. Дети окружают Риччи - их несметное число, у каждого в руках острый шип из дерева, при желании можно признать в нем некоторое подобие ножа или стилета, но старику уже все равно. Он хрипит, отталкивается от них руками, но детей слишком много - Риччи видит мелькающие тени, каждый взмах руки сопровождается болью. Острые шипы пронзают дряблую плоть, и Зов Узла наконец отпускает старика.
    Риччи уходит, и видит множество цветных картинок.
   
    6. Время картинок
   
    Он видит осень и себя в ней. Старый Риччи колесит по дорогам страны, не зная покоя. Он живет в разных городах, иногда ночует где придется. Есть и другие, такие же как он. Все они дети Узла Истины, слышат его Зов, который помогает обретать силу. Риччи живет долго, очень долго - так долго, что даже не может сказать точно.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: