Творчество поклонников

Дом Дождя

Добавлен
2013-12-18 08:56:40
Обращений
5145

© Иннокентий Соколов "Дом Дождя"

    Она разговаривает сама с собой в трудные минуты, научившись этому в Доме Дождя. - У тебя пушка в руке, и ты в перевернутой машине. Это "Шевроле" с номерными знаками Ньюарка, того что в штате Нью-Йорк - ты живешь где-то неподалеку, но правда ведь не в том, что кое-кто иногда находит приключения на свою задницу, а в том, что эта машина не принадлежит тебе.
    Ну конечно же нет - она живет в пригороде, в небольшом домике с башенкой и эркерами, с зеленой крышей, и плющом, что обвил полностью фасадную стену. За домом полукруглый бассейн, и сад с цветущими рододендронами и гортензиями, у нее двое очаровательных детишек, и муж Генри, который так потешно морщит лоб, в те нередкие минутки, когда они остаются вдвоем, и иногда забывают выключить ночничок с рубиновым огоньком. Рядом с домом, расположен гараж, в котором синяя "Хонда" Генри, и старенький мотороллер Эрики, на нем она иногда выезжает за город. У них нет черного "Шевроле", и никогда не было.
    Тогда почему она сейчас в этой гребаной машине, которую совсем недавно считала своей? И откуда черт возьми, у нее в руках пушка? Эрике наконец удается распрямить непослушные пальцы, и револьвер выпадает из слабеющей руки. Сейчас она выберется из перевернутого автомобиля, и постарается убраться как можно дальше отсюда.
    Ей больно, даже небольшое движение причиняет невыносимые страдания. Что-то с ногой, Эрика пытается ухватиться за покореженную дверь, чтобы подтянуть непослушное туловище, сломанные ребра стали похожи на раскаленные колосники, они выжигают разум, при каждом вдохе. Чтобы немного помочь себе, девушка чуть слышно бормочет:
    - Хей-хо, подтянись, улыбнись и выпрямись. Раз, два...
    Это не помогает. Может быть в другой ситуации считалка и действовала как следует, сейчас же, ей не хватает воли удержаться от сползания в вязкую тьму, в которой холод и сырость, страх и дождь, что льет из хмурых туч, пытаясь слить всю мерзость, что накопилась в этой осени. Дождь стучит по крыше, и дом слушает ветер, унося с собой в эту запретную пору все, что может помочь Эрике. Она в Доме Дождя, бредет по узким и длинным коридорам с дубовыми панелями, светильниками и роскошными коврами. Если идти достаточно долго, можно упереться в большую дверь, с изящной ручкой. За дверью тишина, холод, и скрежет.
    Эрика выбирается из автомобиля, она уползает прочь, руки увязают в мокрой земле - совсем недавно прошел дождь, может именно поэтому асфальтовое покрытие не смогло удержать "Шевроле", и взбесившаяся машина пролетела поворот, унесясь навстречу темным небесам, высекая искры из покореженных столбиков-надолбов, чтобы рухнуть в грязь. Здесь и сейчас, Эрика пребывает в уверенности, что сможет удержаться от темноты, что живет где-то внутри, но отчего же так больно выбираться наружу из пропахшего кровью салона машины, под мерзкий писк датчика двери?
    Это как совершить маленький подвиг - осторожные, поначалу незаметные даже движения; выбираясь наружу, Эрика стонет, размазывая кровь по лицу. Револьвер остался в машине, девушка даже не думает о том, чтобы забрать его с собой. Машина слетела с дороги, и перевернувшись от удара о камни насыпи, снесла несколько небольших деревьев, прочесав по пути стальной обезумевшей гребенкой густые кусты. Уползая от осточертевшего писка, Эрика начинает слышать звуки дороги, до которой добрых полсотни ярдов, если взбираться по насыпи, с другой стороны доносится шум океана. Она где-то на полпути к заливу Хука, не доезжая до Хайлендса, если двигаться вдоль побережья от Асбери Парк. Если встать на ноги, то увидишь далеко внизу пляж, к которому можно спуститься по наклонной тропинке, петляющей между камней.
    Эрика даже не думает возвращаться на трассу, она оставляет позади разбитый "Шевроле", отползает прочь, двигаясь навстречу воде. Противный писк, сменяется еле слышным чихом, Эрика чувствует запах гари, чуть позже видит отблески пламени на мокрой земле, и только удалившись на безопасное расстояние она оглядывается - объятая огнем машина издалека похожа на большое умирающее животное. Еще чуть позже она слышит выстрелы. Скоро здесь будет людно, а значит самое время поспешить, нужно только стать на ноги, и тогда все будет хорошо, малышка, давай, сделай это - Эрика пытается подняться с земли, но нога подводит ее, и девушка падает в грязь.
    Она вновь отталкивается от земли, и ползет на четвереньках, добираясь до следующего спуска. Немного помедлив, она сползает вниз, больно обдирая руки об острые камни, и наконец чувствует запах океана, еще пара сотен ярдов, и пальцы увязнут в холодном и грязном песке. Эрика не собирается нежиться на пляже, просто холодный и свежий воздух хорошо прочищает мозги, а это нужно ей больше всего, просто хотя бы для того, чтобы понять кто она такая. Впереди дорога к цели, позади горящий автомобиль и звуки полицейских сирен.
   
    3
    - Мама, долго еще? - Лили капризно хмурит лобик, в то время, как Аманда уткнулась лицом в телефон, водит пальцем по экрану, перемещая кубики. - Ну ма...
    - Потерпи немного - Эрика устало смахивает мешающую прядь, и в раздражении давит на руль, "Хонда" возмущенно сигналит, и фургон, наконец, убирается с дороги. Проезжая мимо, Эрика видит как водитель фургона вытаращился на нее из окна. Они выехали рано утром, чтобы ближе к вечеру быть дома. То-то Генри обрадуется. Она специально не сообщила ему, что приедет с девочками на день раньше, пусть это станет небольшим семейным сюрпризом.
    Если признаться самой себе, то дело даже не в желании сделать приятно мужу, просто Эрике невыносимо еще один день оставаться с матерью. Слушать ее бесконечные излияния, доводы почему Эрика не может стать хорошей женой, почему не умеет воспитывать дочерей, не хочет правильно вести себя в хорошем обществе, ну и так далее. С самого детства Эрика привыкла отключаться, каждый раз, когда мать заводила свою старую пластинку, просто представляла себе океан, который накатывает одну волну за одной на песчаный пляж.
    - Мамочка, я хочу пить!
    - Аманда, дай ей немного сока - Эрика смотрит в зеркало заднего вида, пытаясь сосредоточиться на дороге. Острая боль пронзает затылок, и два детских силуэта сзади расплываются, становятся похожими на смазанные пятна.
    - Почему я должна давать ей свой сок?
    Эрика вздыхает.
    - Потому что нужно делиться с младшими.
    Упрямая Аманда отодвигается от сестры, и делает вид, что увидела что-то интересное за окном.
    - Мамочка, пить очень хочется.
    - Аманда...
    - Она выпила свой сок, пусть теперь терпит до дома.
    - Я не хочу терпеть.
    - Если ты поделишься соком, я куплю всем чипсы - Эрика чувствует странную тревогу, которая становится все сильнее по мере приближения к дому.
    - И колу.
    - Хорошо - соглашается Эрика, съезжая с шоссе на дорогу, что приведет их домой.
    - Мама, скажи Лили, пусть не толкается.
    - Лили!
    - Она первая начала - Лили картинно скрещивает руки, и отодвигается от сестры.
    Эрика подъезжает к дому, уже затемно. В окнах темно, и это ничуть не удивляет ее. Возможно Генри за домом, возится в гараже, там у него небольшой верстак, и полка с инструментами, иногда, когда находит вдохновение, ее муж весь день может строгать какую-нибудь несчастную деревяшку. Машину она оставляет у въезда, (нужно будет напомнить Генри, чтобы он потом загнал ее в гараж), и с сумками в руках подходит к двери. Ключ обычно спрятан под большим горшком, с нарисованной геранью, но сейчас он не понадобится. Эрика останавливается у приоткрытой двери, за которой темнота. Она опускает сумки на влажную после вчерашнего дождя плитку, которой вымощена тропинка, ведущая от калитки, и толкает дверь, проваливаясь в холодную темноту...
    - Один - Доктор Туки щелкает пальцами, и Эрика открывает глаза.
    Они вдвоем в кабинете доктора. Эрика расположилась в небольшом кресле, с тканной обивкой, тогда, как мистер Туки восседает за огромным столом, на котором много разной всячины: там и метроном с никелированным маятником, и полная окурков пепельница, и игральные кости, показывающие две единицы, и ворох бумаг, которые уже не вмещает в себя картонная папка. Если присмотреться, то можно увидеть краешек пожелтевшей газетной вырезки - Эрика не очень любопытна, но в прошлый раз успела заметить отвратительного качества снимок женщины в очках и бейсбольной кепке. Портативный магнитофон заряжен бобиной, и продолжает записывать все происходящее в кабинете.
    - Это очень интересно, Эрика - доктор Туки ободряюще смотрит на нее, между пальцами он держит карандаш, кончиком которого чуть слышно постукивает по столешнице. Со своего места девушка может рассмотреть каждый волосок в его бороде, пожелтевшие зубы, и серые глаза, что добродушно уставились на пациентку. - Возможно, мы сможем вдвоем разобраться что к чему, не так ли Эрика? Во всяком случае я вижу прогресс.
    Несомненно. Каждый раз он погружает ее в осень и сны, отправляет прямиком в прошлое, в котором (возможно) есть ответы. Осталось только подобрать правильные вопросы. Отчего-то Эрика пребывает в полной растерянности, подспудно понимая, что идет не туда, куда хочется ей, но ведомая доктором в одному ему известном направлении, она не имеет сил сопротивляться его воле. Знать бы толком, чего ему нужно - каждый раз, Эрика выныривает из воспоминаний, словно из вязкого болота, вся испачканная грязной вонючей жижей. Это грязь прошлых грехов, детка, - так бы могла сказать мать, но Эрике нет нужды пользоваться ее мудростью, куда проще собирать обрывки дел минувших, чтобы получить полную картину.
    - Когда я смогу уйти? - Эрика задает вопрос, пристально вперившись в белый халат доктора. Каждый раз он надевает этот не первой свежести халат, поверх коричневой жилетки, из кармашка которой выглядывает уголок клетчатого носового платка.
    - А разве тебя здесь кто-то держит? - укоризненно качает головой доктор Туки, и складывает руки на животе. - А, Эрика?
    Эрика вынуждена признать правоту слов доктора. Сейчас она немного посидит, соберется с силами, и покинет этот опостылевший кабинет, чтобы никогда больше не вернуться сюда. Во всяком случае до следующей среды точно. Ведь кто знает, что может случиться за неделю, особенно если за окнами конец октября, на улице ветер гоняет желтые листья по тротуарам, а ангелы в небесах только и ждут, чтобы окропить землю слезами, излив тоску мелким противным дождем.
   
    4
    В Доме Дождя не всегда царят тишина и покой, очень часто Эрика осознает, что не одна здесь. Девушка слышит голоса, но они слишком далеко, вязнут в стенах, искажаются в ее сознании. Дом слишком большой, чтобы девушка могла посетить все закоулки, но и того, что она видела хватит с головой. Иногда Дом Дождя - это просто дом, иногда это нечто большее, Эрике кажется что все то, что она видит, лишь некая ширма, за которой скрывается истинная суть этого страшного места.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: