Творчество поклонников

Бартон

Добавлен
2005-02-18
Обращений
5055

© Михаил Игнатенко "Бартон"

   
    К вечеру того дня я уже стоял на ногах и чувствовал себя более менее сносно. Альказельцер вернул меня к жизни, чему я был, несомненно, рад.
    Было около восьми вечера. Я сидел на кухне и листал вчерашний номер газеты, попивая горячий капуччино и наслаждаясь разливающимся по всему телу теплом. По радио шел час классической музыки, изредка прерываясь на рекламу, и я чувствовал себя умиротворенно. Во всей квартире было темно, за исключением кухни, свет из которой освещал часть зала, выхватывая из темноты край дивана и столик с телевизором. Своего нового соседа я не слышал, хотя он однозначно был у себя в комнате. Из-под его двери пробивался слабый свет, и время от времени по нему пробегала тень расхаживающего по комнате человека. В этот вечер я его не увидел.
   
    СЕЙЧАС
   
    Дверь открылась и в помещение вошел следователь №2, держа в руках две чашки кофе. На этот раз никакого свечения не было. Однако и ничего другого тоже не было. Пусто. Тьма. Захлопнув дверь ногой, человек подошел к столу и, поставив кофе на стол, вернулся к двери.
    - Угощайтесь, – сказал первый, беря свою чашку. – Здесь, на неб…кх..кх..ах, - следователь наигранно закашлялся, – варят чертовски вкусный кофе!
   
    Осознавая, что ляпнул лишнего, он с глупой улыбкой оглянулся по сторонам. №2 нервно топтался у двери, а по ту сторону зеркала, как никогда, ощущалось чье-то присутствие. Однако я не подал вида, что что-то услышал. Глотнув кофе, я продолжил.
   
    ТОГДА
   
    В течение первой недели я видел Бартона пару раз. Мы даже как-то вместе ужинали. А потом он с головой ушел в работу и я его почти не видел.
   
    СЕЙЧАС
   
    - Михаил Юрьевич, в вашем голосе я не слышу заинтересованности. Относитесь к делу по серьезней. От этого, можно сказать, зависит ваша судьба. Поподробней, пожалуйста.
    - Где я?
    Следователи переглянулись.
    - Скоро узнаете, – ответил №1.
    - Зачем я здесь?
    - Так уж вышло, – ответил №2. – Пейте кофе, успокаивает. Продолжайте.
    Мое настроение окончательно упало. Непонятного происхождения злость овладевала мной с каждой минутой. Мне хотелось покончить с этим кошмаром как можно скорее.
   
   
    ТОГДА
   
    Бог знает, чем он там целыми днями занимался, этот псих. Через тонкие стены и неплотно прикрытую дверь время от времени были слышны странные звуки. Поначалу я слышал, как он клацает пальцами по клавишам печатной машинки, которую принес с собой. Какая-то старая, дрянная машинка. Но, судя по всему, вдохновение, если оно у него и было, время от времени покидало моего нового соседа. Вслед за громким стуком клавиш наступала тишина, сопровождаемая лишь едва слышимым стоном отчаяния. Шли дни, а он все продолжал писать. И все чаще заводился от отчаяния. Если по началу это был лишь тихий стон, то к середине второй недели он в открытую выл. Толи на себя, толи на луну, толи на свою писанину. Не знаю, я не хотел его тревожить. Я лишь сидел на кухне и слушал.
    К концу второй недели непрерывной работы он окончательно вышел из себя. Дикий смех и последовавший за ним стук чего-то тяжелого об пол поставили точку в его двухнедельной работе. Он разбил свою машинку. Поднял ее над головой и со всей дури опустил на пол. Отчетливо были слышны вопли радости, исходившие из его безумного рта. Затем все стихло. Я бесшумно подошел и осторожно приложил к двери ухо. Внезапно дверь распахнулась и на пороге показался он. По пояс голый, в одних трусах, с клочьями волос в руках.
   
    СЕЙЧАС
   
    - Что было потом? – спросил следователь, отодвигая пустую чашку из-под кофе.
    - Не помню. – Я задумался. И в правду, а что было дальше? Как я не старался в голову ничего не приходило, кроме…
    - А что вы помните?
    - Помню запах.
    - Запах?
    - Да. Когда он открыл дверь в нос мне ударила такая вонь…
    - Какая вонь? – спросил №2.
    - Не знаю… в комнате этого психа стоял сырой, нездоровый запах, запах чего-то затхлого и сырого, словно в подвале. Воняло так, что только он да крысы, жившие в его рваном матраце, ничего не чувствовали. Обои бледно-зеленого цвета, небрежно наклеенные по всей комнате, мрачно бликовали при любом освещении, а местами они просто отсутствовали… - Я поморщился от неприятных воспоминаний. – Больше я ничего не помню.
    - Что ж, этого достаточно, – следователь встал из-за стола. – Нам все ясно.
    - Что ясно? – Я ничего не понимал. – Мне вот ни хрена не ясно! Где я? Что за той дверью?
    Я встал со стула и уже собирался направиться к выходу, как следователь перегородил мне дорогу.
    - Не так быстро. Еще не все…
    - К хренам вас!
    Я рванул, что было сил, сбив с ног существо в твидовом пиджаке. Только сейчас, оказавшись с ним лицом к лицу, я заметил, что он говорил, не открывая рта. Все мои чувства, эмоции, кровь в жилах, мысли – все смешалось в кучу. Паника нахлынула на меня, как морская волна, накрывая с головой. Бежать…бежать…бежать…
    Впечатав №2 в стену, я распахнул дверь и вскочил в проем. Ярчайший свет ударил мне в лицо, просвечивая меня насквозь и обдавая невероятным теплом. Я закричал. Закричал от боли…
   
    ЗДЕСЬ
   
    - Доктор, он приходит в себя!
    - Господи!
    - Скорее, кислородную маску, он не должен проснуться во время операции.
    - Углубляйте наркоз…усиливайте аналгезию!
   
    ТАМ
   
    Два существа в твидовых пиджаках сидели на полу и тяжело дышали. №2 поправлял свалившиеся на лоб волосы.
    - Твою мать.
    - Да уж, облажались. Какого черта ты его не задержал? – недоумевал №1
    - Сам хорош.
    - Нельзя отпускать их раньше времени, ты же знаешь. Каких-то пол часа и тех не продержали!
    - Мда…
    Оба посмотрели на зеркало. По ту сторону работал магнитофон, крутились бобины. Чья-то рука протянулась и нажала кнопку «Stop». Запись прекратилась.
   
    ЗДЕСЬ
   
    - Доктор, мы его теряем! Пульса нет.
    - Дефибриллятор. Быстро! Вводите ледокаин. Разряд в 250.
    - Руки! Разряд!...Ничего.
    - Давай на 300.
    - Руки! Разряд!...Ничего.
    Последовала небольшая пауза.
    - Все. Кто-нибудь скажите его родственникам.
    - У него никого нет.
    - Тогда все. Заканчивайте без меня.
    - Доктор, что делать с этим? – Медсестра держала в руке маленький черный предмет.
    - Что это?
    - Достали из раны в голове.
    - Положите в пакетик, возможно детективам это пригодится.
   
    С этими словами доктор снял окровавленные перчатки и скрылся за дверью. Сестра обмыла предмет горячей водой и завернула в целлофановый пакетик. Еще несколько дней кнопка от печатной машинки пролежит в операционной, прежде чем ее заберет детектив. Кнопка от старой, дрянной, печатной машинки.

Оценка: 10.00 / 1       Ваша оценка: