Творчество поклонников

Импровизация на вечер

Добавлен
2005-04-09
Обращений
4861

© Михаил Игнатенко "Импровизация на вечер"

    В тот вечер я вышел из дома немногим за десять. Над городом сгущались фиолетовые сумерки, легкий летний ветер теребил листья тополей, переливавшиеся слабыми бликами последних солнечных лучей. На улице было тихо. Кое-где был слышен смех подростков. В это время они, как правило, распивали пиво на скамейках во дворах, верандах детского сада или общего балкона местной высотки. Была суббота.
    Неспешным шагом я двигался к остановке. Я просто шел. Без цели, без плана. В голове не было абсолютно никаких мыслей. Пусто. Мне хотелось событий, чего-нибудь, что смогло бы меня взбодрить, растормошить, впечатлить, вдохновить. Мне нужна была импровизация.
    Я сел на первый автобус, что шел в город. Устроился у окна и устремил свой задумчивый взгляд на улицу. Окружавшие меня звуки казались в тот момент приглушенными, события – замедленными. Для меня не существовало ничего, кроме собственного состояния задумчивости. Погружаешься в мысли, словно под воду, а мелькающая за окном картина, только помогает отстраниться от реальности. Через пол часа замечаешь, что на улице уже зажглись первые фонари. В домах все больше зажженных окон. Людей все меньше и меньше, и только ближе к центру города появляется некоторое оживление. Здесь, в отличие от крайних районов, жизнь под ночь только начинается.
   
    Я вышел где-то в центре и пошел вниз по улице. Я не знал куда идти, поэтому шел практически наугад. За всю свою жизнь я был в этих местах один, два раза, и уже не мог вспомнить при каких обстоятельствах. Пройдя пару кварталов, я свернул в переулок, в конце которого начиналась крутая улочка, вдоль которой располагались крохотные магазины, фитнес клуб, несколько фирм и баров. В это время суток окна помещений, в которых располагались фирмы и магазины, были плотно задернуты белыми стальными жалюзями.
    Один из баров оказался закрытым на ремонт, либо закрылся совсем из-за непопулярности квартала, поэтому я вошел во второй. Неоновая вывеска сообщала о том, что я вхожу в некий «Blues». Буква «u» в слове «Blues» не горела, и было видно, что дела в этом местечке идут не то, чтобы здорово. Я вошел.
    Внутри было довольно темно, но редкие лампы, что висели над бильярдными столами, на колонах у столиков, на стенах и те, что освещали зеркальные полки с бутылками за спиной бармена, создавали приятный полумрак, который перетекал в откровенную тьму ближе к отдаленным углам заведения. Бармен куда-то отошел, и меня обслужила задумчивая девушка приятной наружности, которой на вид было наплевать на дела заведения. Я мог ей дать тысячу вместо ста рублей, сказать оставить сдачу себе, и мог поспорить, что выражение ее лица ничуть не изменилось бы. Я взял бутылочку хорошего импортного пивка и отошел в самый темный угол бара.
    Пока кто-нибудь не приставит к твоему горлу нож – ты не задаешься вопросом: «Какого черта я здесь делаю? Сидел бы дома». Но меня никто не трогал, и, похоже, даже не замечал, поэтому тревожные мысли не бороздили мою голову.
    Я просто сидел в углу бара, растворившись в полумраке, и пил свое пиво. Несколько человек играли в русский бильярд, кто-то в пул, остальные сидели за крохотными столиками и что-то горячо обсуждали. Во всем помещении стояла завеса сигаретного дыма, было трудно дышать. Никому это не мешало, кроме меня, поскольку я в жизни ни разу не курил, и терпеть не мог, когда курили другие. Пару раз я заходился в кашле, оглядываясь по сторонам в поисках кондиционера, но тут же оставлял эти попытки. Проще было выйти на воздух. Когда я первый раз вышел на улицу, на небе уже были видны первые звезды. Пара человек толпилась у входа и нервно покуривала. Твари. Отдышавшись, я вернулся внутрь. Бармен склонился над стойкой и что-то читал. Ничего интересного не происходило, и, наверное, так было каждый вечер. Я перевел взгляд на игравших в русский бильярд.
    А что, если взять у них со стола шар и со всей силы кинуть в барную стойку, прямо в бутылки? – подумал я, глядя как один из шаров, медленно катится по зеленому сукну стола в мою сторону. Ударившись о край лузы, шар застыл на месте. Цифра 8. Как бы на это отреагировали окружающие? Я попытался представить себе эту картину и увидел, как шар пролетел над головой бармена и звонко врезался в зеленые пивные бутылки. Разнообразнейшее пиво вперемешку с битым стеклом мелким потоком брызнуло во все стороны. Звон битого стекла на секунду заглушил игравшую музыку, и посетители, все как один, повернули головы на шум. Бармен испуганным и непонимающим взглядом смотрел в мою сторону. Я посмотрел на него, на его мокрую от пива голову, неспешно сел на свой стул и приложился к пиву. Мгновение спустя бармен пришел в себя, и с выпученным от злости взглядом, перемахнул через стойку. Дальнейшее мне представлять не хотелось, но образ не желал исчезать. Облитый пивом парень подбежал ко мне и, схватив за ворот рубашки, дернул на себя. Я тут же пришел в себя, и видение исчезло.
    От слишком сильного рывка вперед пиво выплеснулось на мои шелковые черные брюки, и один из игравших в русский бильярд, обратил на это внимание. Он недоумевающее посмотрел на меня, потом на мои брюки и, заметив, что кроме него на меня больше никто не смотрит, вернулся к своей игре. Зачем смотреть на человека, сидящего в глубине бара и по глупости выплескивающего пиво себе на колени? Я взглянул на бармена. Тот по-прежнему читал какую-то книжку, склонившись над барной стойкой. Может, не стоит так делать? – подумал я. - Что же тогда?
   
    Я перевел взгляд на кучку молодых людей, сидевших за крохотным столиком у опорной колоны, ближе ко мне. Три парня и две девушки. По середине стола стояла маленькая тарелка со скорлупой из-под фисташек, окруженная пивными бутылками. Один из парней увлеченно копался в настройках своего телефона. В полумраке бара девушки казались довольно симпатичными. Среднего роста, обе брюнетки, прилично одетые. Один из парней им что-то рассказывал, обильно при этом жестикулируя. Что, если подойти и поцеловать одну из них? - подумал я, глядя на скрещенные ноги той, что сидела ко мне лицом. Я попытался это представить: подхожу, хватаю за волосы, целую. Девушка тут же вырывается, едва не падая со стула.
    - Какого черта?
    Остальные сидят и непонимающе наблюдают за происходящим. Ее парень тоже сидит какое-то время и наблюдает. В долю секунды в его голове пролетает стая мыслей и вопросов. Он успевает подумать о ее «бывшем», о «любовнике», о котором он ничего не знает, о психе с улицы. Но, глядя на реакцию своей подруги, встает из-за стола и с размаху бьет мне в скулу. Я покорно падаю на пол. В голове все вновь приглушается – мысли, действия. Я лежу на полу и смотрю в потолок, во мрак. Чувствую, как тепло от скулы растекается по всему телу.
    - Ты знаешь его? – слышу я издалека.
    - Первый раз вижу.
    Надо мной появляются лица. Все они смотрят на меня не со злобой или отвращением. На их лицах застыло любопытство, перемешанное с легким испугом. Так смотрит редкий водитель на сбитого им оленя.
   
    Прихожу в себя и вижу, что одна из девушек смотрит на меня. Ловлю ее взгляд, держу пару секунд и неловко потупляю взор. Смотрю на ополовиненную бутылку, разглядываю этикетку. Подняв взгляд вновь, вижу, что она уже не смотрит на меня, а с угасающим интересом слушает болтовню одного из парней.
    Чем бы еще заняться? – думаю я, оглядывая помещение. Что, если забраться на бильярдный стол и в свете яркой лампы поссать прямо на сукно? Понаблюдать, как оно будет темнеть, впитывая в себя переработанное, купленное за родной барной стойкой, пиво. Спрыгнуть, быстрым шагом выйти на улицу, а там уже припустить в переулок, в сторону остановки. И кто меня догонит? Наверняка люди будут смеяться, ведь их это лично не касается, стол не их и заведение не их. Они зрители. Это пусть у бармена болит голова, а завтра они расскажут об этом своим друзьям и будут говорить: «Жаль тебя не было - ты такое пропустил». И через пол часа все посетители разойдутся, потому что скучно будет сидеть в баре, где все интересное на этот вечер уже закончилось и все успели поделиться эмоциями от увиденного, и останется только обоссанный стол, от которого к тому времени начнет источаться неприятный запах. Нет, пожалуй, это плохая идея. Нет искры. Так может сделать любой пьяный придурок. Не я. Мне нужен изящный подход.
    Я возвращаю свой взгляд на девушек. Теперь я смотрю только на ту, что встретилась со мной взглядом. Может, придумать что-нибудь с ней? Пусть она будет главным действующим лицом. Ладно…
    Видимо разговор о чем-то «интересном» в ее компании ей быстро надоедает, и она проводит взглядом по бару. Этот взгляд мне знаком до боли. Он называется «Куда бы деться?». Я потягиваю свое пиво и смотрю на нее. Вновь встречаемся взглядами. В своих мыслях я способен на невероятные, смелые, я бы сказал, отважные поступки, так что, детка, я собираюсь пялиться прямо на тебя и мне хватит смелости не отвести взгляда. Женский ум такими мыслями не обременен, поэтому она просто смотрит на меня. В какой-то миг она принимает вызов и вопросительно поднимает брови, как бы говоря: «ну и что же ты такого увидел?». Я улыбаюсь и прикладываюсь к пиву. Она отводит от меня взгляд и пытается мысленно вернуться к беседе, в которой она не участвовала с самого начала. Поняв, что слушать там по-прежнему нечего, она снова устремляет свой взгляд в мою сторону. Я достаю из кармана невесть откуда взявшийся телефон и пишу ей СМС. Раздается звуковой сигнал, подтверждающий успешную отправку сообщения. В ту же секунду ее телефон загорается мягким голубым светом и, судя по всему, начинает вибрировать. Она подносит его к лицу, жмет клавиши и на пару секунд замирает, чтобы потом искренне улыбнуться. Интересно, что я такого написал? Она пишет что-то в ответ и знаком дает понять, что сообщение отправлено. Я оглядываюсь, но моего телефона нигде нет. Она тоже это замечает и взволнованно оглядывается по сторонам, словно боится не за телефон, а за пропавшее сообщение. В тот же миг раздается мелодия моего телефона. Откуда-то издалека. Я оглядываюсь. Звук исходит из-за двери туалета. Я смотрю на девушку, но она недоуменно пожимает плечами. Я допиваю пиво, встаю со стула и направляюсь в уборную.
   
    Обычно, когда кто-то пользуется туалетом, этот кто-то закрывает за собой дверь, но этот парень, наверное, столкнулся с подобным впервые, и поэтому искренне удивился, что в туалет вошел посторонний в тот самый момент, когда он так удобно уселся на седалище унитаза. Его широкие рэпперские штаны были приспущены до самых щиколоток, а на ногах красовались новые спортивные кеды с распущенными шнурками.
    - Эй, здесь занято! – неловко изрек он дрожащим голосом, слишком поздно осознавая, что не заперся.
    Трель телефонного звонка, извещающая о получении СМС, раздавалась из-за его спины. Я подошел к нему поближе и попытался на слух определить конкретное местоположение звука. Парень, сидевший на унитазе, тоже прислушался.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: