Творчество поклонников

Импровизация на вечер

Добавлен
2005-04-09
Обращений
4858

© Михаил Игнатенко "Импровизация на вечер"

   
    - Кажется, звенит в смывном бачке, - подняв на меня голову, почти шепотом сказал он, словно боясь, что звонок перестанет звенеть, услышь он его голос.
    Я кивнул. Протиснулся в щель между толчком и стеной, и осторожно снял крышку с бачка. В прозрачной, едва колышущейся воде, виднелся телефон. Он лежал на фарфоровом дне, звенел и еле заметно вибрировал.
    - Порядок, - сказал я ему и достал трубку.
    Капли воды потекли по рукавам, оставляя на ткани рубашки темные полоски. Я прочитал СМС. Оно было полно женской ласки и нарочитой откровенности. Девушку звали Юля, и она явно со мной заигрывала…
   
    Я пришел в себя. Серая реальность правила балом. Пива оставалось на самом дне. В баре все так же было мало народу, а воображаемая мною Юля, сидела на прежнем месте. Беседа в их компании, похоже, обретала заключительный характер. Она потягивала свой «Миллер» и целеустремленно смотрела в мою сторону. Как долго я находился в прострации? Наверное, она решила, что я как минимум «странный». Интересно – когда я был в отключке, я смотрел в никуда или бесстыдно пялился на ее ноги? Внезапно она встала со своего стула и направилась в мою сторону. Сердце гулко забилось в груди. Что я ей скажу? Да и будет ли она со мной разговаривать?
    Однако девушка проплыла мимо, в направлении уборной. И когда мне казалось, что все происходящее опять плод моего неспокойного воображения, она коснулась моего плеча средним и указательным пальцами левой руки. Мягко хрустнула дверь, желтая полоска света на секунду озарила коридор, и девушка исчезла в проеме уборной. Не то, чтобы я сидел так близко к той двери, просто находился к ней ближе остальных.
   
    Я посмотрел на игравших в бильярд, на бармена, который к тому моменту забросил чтение и возился с музыкальным центром, на остальных немногочисленных посетителей и задумался. Думать было не о чем. Если этот вечер чем-то и запомниться, то это тем, что я должен был сейчас сделать. А должен был я пойти в сортир и узнать у той симпатичной незнакомки - не хочет ли она отправиться со мной в увлекательное путешествие? Конечно, я бы так не спросил, но решил, что что-нибудь сымпровизирую. А если я не пойду туда, а просто встану, выйду на улицу и направляюсь домой? Это равносильно смерти. Я затеял все это не ради «попить пивка». По-моему, я уже несу бред.
    Я встал со стула, допил одним глотком оставшееся пиво, поставил бутылку на пол и пошел к туалету. Дверь оказалась не запертой. Я вошел.
    Девушка стояла у зеркала и создавала видимость наведения макияжа. Я встал за ее спиной, у стены, и стал молча на нее смотреть. Она перестала теребить свои чудесные темные волосы и посмотрела на меня в зеркало.
    - Ты странный, - сказала она погодя.
    - Да.
    - Наркоман?
    - Нет.
    - Псих?
    - Отчасти.
    - Я вижу тебя здесь уже второй раз, - сказала она. – Ты не местный?
    - У тебя красивое лицо и ноги, - вставил я.
    - Спасибо. – Девушка немного растерялась, но по ней было видно, что внезапный комплимент ей понравился.
    - Ты Юля? – спросил я.
    - Наташа. А ты?
    Я назвал ей свое имя.
    - Что ты тут делаешь? – продолжила она.
    - Импровизирую.
    - Это как?
    - Смотришь и ждешь - что же произойдет.
    - И что же должно произойти?
    - Что угодно. Этим вечером у меня был выбор, но я так ни на что и не решился.
    Наташа повернулась ко мне лицом.
    - Тебе правда нравятся мои ноги? – спросила она, как будто это имело какое-то значение.
    - У тебя красивая грудь. – Я опустил взгляд на вырез ее платья.
    - Это и есть импровизация, нахал? Ждешь – что же произойдет? Хочешь посмотреть на мою реакцию? – Девушка явно заводилась. То ли от моего нахальства, то ли от страха перед непонятным для нее поведением.
    - Сними трусики, - сказал я спокойным голосом, словно сообщил ей, что уже поздно, бар вот-вот закроется, и нам пора уходить. В ответ она вопросительно наклонила свое изумленное лицо, но ничего не ответила. На ней было короткое черное платьице и черные туфли с перекрещивающимися застежками. Она смотрела на меня удивленно, вопросительно и ожидала дальнейших моих действий.
    - Трусики, - повторил я все так же спокойно. – Сними их.
    Она посмотрела на приоткрытую дверь, на меня, потом подошла к двери и встала в проеме. Постояла с пол минуты. Наверное, решала, как поступить. Посмотрела в глубь бара, словно хотела убедиться, что без нее не произошло ничего интересного, и зашла обратно, закрыв за собой дверь.
    - Не закрывай, - попросил я. – Пусть будет приоткрыта.
    Казалось, что от всего услышанного из моих уст, девушка потеряла дар речи. Но не стала возражать. Отодвинула щеколду, и дверь слегка приоткрылась, буквально на пару пальцев. Затем встала на свое прежнее место – напротив меня, спиной к зеркалу и стала пристально смотреть мне в глаза. Я обвел ее взглядом с головы до ног, медленно, демонстративно и практически ощутил легкую дрожь ее тела.
    - Ты чувствуешь? – спросил я.
    - Что?
    - Как я тебя мысленно раздеваю. Ласкаю взглядом твое бархатное, обнаженное тело. Ты уязвима. Ты это чувствуешь?
    Она ничего не ответила. Не отрывая от меня взгляда, запустила руки себе под платье и медленно стала спускать с себя трусики. В какой-то момент мне показалось, что она этого ни за что не сделает, но в тот же миг черная ткань белья показалась из-под платья. Дойдя до колен, трусики сами спали на пол. Она подцепила их правой туфлей и откинула в сторону, не отводя от меня глаз. Я почувствовал у себя в штанах спешное оживление. Может, я и выглядел спокойным, но внутри у меня все горело, плясало, крутилось и прыгало. Сам не пойму как мне удавалось сохранять спокойный вид.
    - Что дальше, герой? – тихо спросила она с явным сарказмом.
    Она храбрилась, и это было понятно. Я ничего не ответил и лишь положил ей правую ладонь на живот. Медленно стал опускать руку к бедру, гладя платье. А когда стал поднимать ее обратно, то платье стало задираться следом за ладонью. Наташа шумно, но медленно выдохнула.
    - Сукин сын.
    Я прижался к ней вплотную, в миг ощутив упругость ее груди. Моя правая рука легла ей на киску - ладонь тут же обдало влажным теплом; левой я взял ее за талию и поцелуем впился в шею. Это была импровизация чистой воды. Я не знал, что делать в следующую секунду и не торопился, понимая, что все можно испортить поспешной суетой. Я стал целовать девушку в губы, продолжая ласки рукой, и в какой-то момент обратил внимание, что в дверном проеме кто-то стоит. Стоит и наблюдает через приоткрытую дверь. Любой посетитель бара не стал бы торчать у двери, заметив, что там кто-то целуется, только если это не был ее парень.…Тот тип, с которым она пришла, и что пол вечера провозился со своим телефоном. Наверное, он нас убьет, - подумал я, - или устроит скандал, а потом уйдет. Я смотрел прямо на него, продолжая пальцами ласкать его подругу. Наташа его не видела, так как, предавшись моим ласкам, закрыла глаза. Хочется думать, что от удовольствия.
   
    На мгновение этот тип исчез, а когда появился, – держал в руке бильярдный шар, завернутый в полотенце. Еще мгновение спустя я почувствовал, как в голове у меня что-то хрустнуло. Ноги подкосились, и я рухнул к подножью унитаза. Странно, но левым ухом я почувствовал, что лежу на ее трусиках. Забавно.
    Что-то теплое заструилось у меня по виску, потекло по щеке и, скатившись по губам, закапало на пол. Раздался женский крик и через несколько секунд стало людно. Я лежал неподвижно на кафельном полу и краем глаза видел все эти лица, похожие на использованные куски мыла, как тогда, в моей мысленной импровизации, когда кто-то из них, возможно, он, врезал мне по скуле, и все эти люди столпились надо мной, задавая бесчисленные вопросы «А что случилось?». Перед тем, как провалиться во тьму, я помню, как бармен сказал: Это тот тип, что на позапрошлой неделе нассал мне на бильярдный стол, а еще ранее разнес мою барную стойку в щепки, ублюдок!
    Наверное, он узнал меня при хорошем освещении. Здесь в туалете отличная лампочка.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: