Творчество поклонников

Плюшевый бестселлер

Добавлен
2005-04-13
Обращений
4862

© Михаил Игнатенко "Плюшевый бестселлер"

   Медведь плюшевый стал популярным в 1903 году и был назван Тедди в честь президента Соединенных Штатов Теодора Рузвельта, который во время охоты спас маленького медвежонка.
   
   
    Это случилось в один из тех дней, когда я не был пьян и пребывал в бодром расположении духа. Я без цели шатался по городу, без интереса блуждал по магазинам, ел мороженое, и заглядывался на женские ножки. Иногда я по долгу стоял перед полкой со слесарными инструментами в магазине строительных материалов, листал каталоги мебельного салона, вкушал бесплатные образцы печенек, что раздавали всем желающим у входа в продуктовый магазин самообслуживания.
    Одним из очередных магазинов оказался магазин детских игрушек. Большой и светлый, со множеством разнообразнейших мягких и не очень безделушек. Здесь было все, что могла желать душа ребенка. Маленькие беленькие зайчики, огромные тигры и просто персонажи известных мультфильмов. Машинки, грузовики, гоночные автомобили, разнообразнейшие конструкторы.
    Я рассматривал какой-то игрушечный экскаватор, когда до меня донесся разговор продавщицы с кладовщиком.
    - Какого черта этот медведь лежит на самом виду? Это чучело надо спрятать, пока он не напугал кого-нибудь до слез, - жаловался кладовщик. Парень 23-х лет, в синей фирменной робе с желтой майкой и эмблемой магазина.
    - Да, медведь староват. Таких, наверное, давно не делают, - согласилась продавщица.
    - Староват? Он выглядит, словно его нашли в ближайшем мусорном баке!
    Я посмотрел на полку. Среди красивых зайцев, хомячков, белочек и прочей тряпичной фауны сидел нелепого вида плюшевый медведь. Его шерсть, темно-коричневого цвета, местами казалась вывалянной в грязи и безнадежно слипшейся. Маленькие голубые пластмаски в виде глаз украшали его овальную голову. Рта не было совсем.
    - Ладно, - сказала продавщица. – Отнеси его на склад.
    Парень приподнялся на носках и, схватив медведя за ногу, снял с полки. Взял в обе руки и внимательно посмотрел на игрушку.
    - Ну и урод. У нас еще есть такие?
    - Ты кладовщик – не я, - ответила женщина. – Тебе лучше знать.
    - Не встречал. Может его вообще выкинуть?
    - Не надо, - раздался мой голос. – Я его куплю. Сколько он стоит?
    Парень и женщина недоуменно переглянулись, потом посмотрели на меня. Кладовщик отдал женщине медведя и та, покрутив его в руках и не найдя ценника, сунула медведя мне в руки.
    - Забирайте. По-моему глупо продавать такое за деньги. – Она кисло улыбнулась.
    А я, наверное, дурак, раз покупаю такое, - ехидно подумал я.
    - Спасибо, - ответил я и направился к выходу, держа в руках плюшевую игрушку.
    - Вы спасли ему жизнь, - услышал я голос парня, дойдя до двери. А потом кладовщик громко рассмеялся. Я не обернулся.
   
   
    Всю дорогу домой медведь молча болтался на дне пластикового пакета. Пару раз я заглядывал внутрь, и у меня возникала мысль похоронить беднягу – так жалко он выглядел. Но я решил этого не делать. С тем же успехом я мог его и не покупать, а оставить там, на полке, заранее обрекая игрушку на вероятную гибель в мусорном баке.
    - Ладно, поживешь пока у меня, а там посмотрим, - сказал я вслух и улыбнулся.
   
    В то время я жил один в дешевом мотеле на третьем этаже. Чертов клоповник был полон неудачников. В каждом третьем номере жили пьяницы, наркоманы, 20-ти долларовые шлюхи и всякая шваль. Без работы, без денег, без женщины я чувствовал себя не лучше их всех. Здесь, на этом общественном дне, все были равны.
    Естественно, чтобы окончательно не сойти с ума или не опуститься на дно дна, за которым - вне всякого сомнения - следовало еще одно дно, я пил. И пил много. Столько, сколько позволяли мне мои скромные сбережения, оставшиеся от моей последней зарплаты. Меня уволили с позором за пьянство, но поскольку я был хорошим работником (в свое время), мне выплатили двойной оклад. Этого хватило, чтобы пить не просыхая добрых два месяца. Что я и делал, с переменным успехом.
   
    Я вошел в свой номер и устало сел на кушетку. Валяться на полу без чувств было плохо, но и пребывать в здравом уме тоже не доставляло мне особого удовольствия. Это была ловушка. В то время я не знал, что же было лучше. Жить или помереть.
    Я перевернул пакет дном вверх, и медведь вывалился на кушетку. Темно-коричневый, с частично слипшейся шерстью. К пятке игрушки была приделана полоска ткани с какой-то информацией. Я взял медведя на руки и прочитал:
   
    МЕДВЕДЬ РУПЕРТ.
    ПЛЮШЕВЫЙ
   
    На оборотной стороне шла инструкция по стирке изделия, которой, судя по всему, никто никогда не пользовался.
    - Бедняга Руперт, - сказал я вслух. – Дела твои и вправду дрянь.
   
    Я часто говорил вслух. Когда живешь один - можно не опасаться, что кто-нибудь примет тебя за психа, увидев, что ты говоришь сам с собой. Тем более, слушать собственные мысли гораздо легче, чем вслушиваться в них.
    Я оставил своего нового приятеля Руперта сидеть на кушетке, а сам отправился в ближайшую винную лавку прикупить винца. Пребывать в трезвом состоянии мне нравилось все меньше и меньше. Вернувшись, я сел рядом с медведем и как следует приложился к бутылке. Я пил два дня.
   
    На третий день я открыл глаза и обнаружил, что лежу на полу. Все тело гудело и ныло. Поодаль валялись четыре пустые бутылки из-под вина и коньяка. Внезапно зазвонил телефон, и это привело меня в чувство. Треклятая штуковина распространяла такую звонкую трель, что в голове казалось, звенят все колокола ада. Я подскочил на ноги и, едва не упав, ухватился за трубку. Звонил мой старый приятель Карл.
    - Старик, я беспокоюсь за тебя, - ворковал Карл. – Не звонишь уже третий день. Как ты себя чувствуешь?
    - Паршиво. Особенно когда трещит телефон, – попытался я намекнуть приятелю.
    - Я заеду к тебе.
    - Не стоит.
    - Ты там концы отдашь, и никто не узнает, - настаивал Карл.
    - Твоя забота трогает.
    - Ты правда в порядке?
    - Бывало и хуже.
    - Послушай, я сегодня иду на встречу с одной чудесной крошкой. Она обещала привести с собой подругу. Я говорил ей, что третий – лишний, но она с ней не расстается. Лучшие подруги. Таскаются друг за другом, как консервные банки за машиной молодоженов. Если бы ты смог прийти и составить компанию ее подруге, я был бы тебе благодарен по гроб.
    - Карл, я не могу.
    - Да брось! До вечера еще далеко. У тебе есть время оклематься и прийти в себя.
    - Не знаю, посмотрим.
    Я оглядел комнату и только сейчас заметил, что медведя на кушетке не было. Зато на кухне была слышна какая-то неразборчивая возня.
    - Я позвоню тебе в семь. Обещаю, ты не пожалеешь, - настаивал приятель.
    - Что за черт? – сказал я вслух и заглянул на кухню.
    Плюшевый медвежонок стоял у газовой плиты спиной ко мне и, склонив голову, что-то делал. В его правой лапе мелькало остро наточенное лезвие кухонного ножа.
    - Что там у тебя? Что происходит? – сыпал вопросы Карл.
    Медведь, почуяв меня, обернулся. Его овальное лицо не выражало никаких эмоций.
    - Ничего, - сказал я. – Ничего не происходит.
    Я положил трубку.
   
    Медведь посмотрел на меня своими голубыми пластмассовыми глазами, а затем приставил к лицу нож.
    - Слушай, приятель, - сказал я кукле, - чтобы ты не задумал – это плохая идея. Поживи еще чуток. Ты рано засобирался на тот свет.
    В ответ на мою речь медведь резанул себя по лицу, ниже носа. Из образовавшейся ножевой раны послышался свист воздуха, а затем, могу поклясться, послышалось тяжелое прерывистое дыхание.
    - Твою ж мать, - жадно глотая воздух, сказал медведь. – Я уж думал, что задохнусь.
    Телефон выпал из моих рук и, кротко звякнув, улегся у моих ног.
    Разрез под носом вполне сходил за ротовое отверстие. Теперь медведь мог говорить. Мне, конечно, всякое довелось повидать. Когда напьешься – галлюцинации не редкость. Мебель двигается сама по себе, за окном летают черти, по телу ползают муравьи, но чтобы такое…Я же вроде уже не был пьян. Наверное, смешал вино с коньяком…
    Медведь повернул назад голову и посмотрел на бирку, что была приделана к его левой пятке. Он попытался до нее достать, но не смог дотянуться.
    - Сука! - грубо выругался он.
    - Давай я помогу, - сказал я. Мне все еще казалось, что это был сон или галлюцинация. Да что там казалось – я был в этом уверен.
    Я взял нож и отрезал бирку с ноги медведя.
    - Благодарствую, - сказал медведь, и, взяв у меня из руки нож, направился к входной двери.
    - Эй, ты куда?
    - Дела есть.
    - Какие еще дела?
    Медведь встал в коридоре между кухней и входной дверью.
    - Тот мудила из магазина, что хотел отправить меня в мусорный бак…
    - Постой секунду…
    - Я должен с ним поквитаться…
    - Но…
    - Я должен это сделать, старичок, понимаешь? Ты спас мне жизнь и я говорю тебе спасибо, но теперь я должен поквитаться с вещами, что теребят мне душу.
    Медведь говорил эту бредятину, стоя ко мне спиной. И я подумал, что не важно как он стоит – лицом или задом. Он – кукла, и на его лице эмоций столько же, сколько и на заднице.
    - Ладно, валяй, - сказал я, утешив себя мыслью, что все это сон. – И купи пивка.
    - Не вопрос. – Плюшевый медведь Руперт хлопнул дверью.
   
    В семь часов вечера, как и обещал, позвонил Карл. Он был в отличном настроении и без умолку трещал в трубку, предвкушая события сегодняшней ночи. Я сказал, что готов и вышел на улицу.
    Мы встретились в ресторане «Голубая устрица». Дешевое местечко, как и все в этом городе, раз уж такие пройдохи, как я, могли посещать его.
    Карл выглядел отлично. Он буквально лучился счастьем. Я же выглядел не важно. Под глазами все еще были круги, хоть и столь заметные, как сегодня утром. Но деваться было некуда.
    Дамы опоздали минут на десять, как и положено среди хорошо воспитанных женщин. Карл уже начинал нервничать, но, увидев знакомые ножки своей новой подруги, заметно оживился. Его Лорен заявилась с подругой, которой на вид было лет 36, и выглядела она ничуть не лучше меня. Толстый слой грима не спасал ее измотанное пьянством лицо. Подыскали парочку…
   
    Это был самый настоящий ад. Мы ели какую-то морскую дрянь, запивая безвкусным пивом. Весь вечер Лорен трещала как заводная, а Карл скользил ладонью ей по ногам, кивая при этом головой. Подруга Лорен, которую звали Вики, нелепо улыбалась и жадно прикладываясь к пиву, поглядывала в мою строну.

Оценка: 10.00 / 2       Ваша оценка: