Творчество поклонников

Артрозные парни

Добавлен
2005-07-30
Обращений
6820

© Михаил Игнатенко "Артрозные парни"

   
    Машина скрылась из виду, так как дорога в том месте круто уходила вниз, и супруги побежали ей вслед. Не обращая внимания на кроссовки, полные воды, заляпанные грязью джинсы, кровоточащие ладони, они бежали, думая лишь об одном – «успеть». Добежав до того места, где дорога уходила вниз, Джон почему-то почувствовал, что за ними наблюдают. Иногда, когда за вами гонятся – возникает желание обернуться. Не для того, чтобы убедиться в реальности происходящего, а чтобы знать страх в лицо.
    На долю секунды Джон бросил взгляд через плечо, и хотя на это ушло лишь мгновение, увиденное до конца жизни впечаталось в его память. На дороге, в том месте, где они с Дебби вышли из леса, метрах в двадцати, стояли два контура. Не человека, не существа. Два черных, как смоль силуэта (на их фоне даже лес казался не таким уж темным). По своим размерам и формам они напоминали…
    Вместо крика из уст Джона Кризби вырвался хрип. Два невероятно черных силуэта мужчины и женщины. Их силуэты. Силуэты супругов Кризби.
    Джон схватил жену за руку и побежал еще быстрее. Он молил, чтобы она не обернулась. Молил, чтобы не увидела. Это ее убьет, подумал он. Это убьет нас обоих.
    Дорога снова шла на подъем и уходила вправо. Фермерский грузовичок ехал неспеша, упорно игнорируя лужи и нисколько не обращая внимания на крики догонявших его людей. Что довольно странно, поскольку в ночной тиши, особенно в лесу, звук разносится на большие расстояния.
    - Да что же это! Почему он нас не слышит! – простонала Дебби, останавливаясь перевести дыхание.
    - Мы должны двигаться дальше, милая.
    - Джон…
    - Я уверен, осталось немного.
    Теперь он сказал это слово. «Уверен». Единственное, в чем он был уверен - так это в том, что за ними по пятам следовал настоящий кошмар, зло, что-то, чего не мог понять его разум, и у них не было времени на передышки. Джон захотел обернуться.
    Узнать страх в лицо.
    У моего страха нет лица, - пронеслось в голове.
   
    Они шли следом. Шли, не отбрасывая тени. Рваными, дергаными движениями, словно аппликации, вырезанные из картона. Черного картона. Такие аппликации делают дети в детском саду, когда их просят изобразить родителей.
    - Дебби, надо идти.
    Джон взял под руку жену, и они спешно заковыляли по проселочной дороге.
    Поднявшись в горку, грузовик стал сворачивать вправо, чтобы через несколько секунд исчезнуть из виду в кромешной тьме леса. Но у самого поворота послышался скрежет. Видимо машина зацепила грунт дном или выхлопной трубой, потом ее слегка подбросило, как бывает, когда машина наезжает на кочку, и из открытого кузова соскользнул один из полиэтиленовых мешков. Упав на землю, он как-то небрежно покатился вниз по склону, прямо на встречу супругам Кризби. Однако водитель грузовика этого не заметил, и уже через секунду потрепанный фермерский автомобиль скрылся за поворотом. Какое-то время сквозь деревья были видны габаритные огни, но и они скоро исчезли.
    - Джон, что это?
    Джон смотрел на катящийся им на встречу пакет, и в который раз корил себя за свое больное воображение. «Это просто мешок с землей, - говорил он себе. – Мешок с землей, ничего более. Что еще может выпасть из фермерского грузовика?» Но что-то подсказывало ему, что все совсем не так. Совсем не так.
    - Не знаю. Нет времени выяснять, - сказал Джон. На самом же деле он просто не хотел ничего знать.
    Пакет замер в трех шагах от супругов. Желтая промасленная бумага, укутывавшая мешок, содралась, и теперь осталась только полиэтиленовая пленка. Находившийся в мешке предмет был завернут в несколько слоев, но не надо было быть экспертом по удобрениям, чтобы понять, что в мешке вовсе не земля.
    - Боже мой, что это?! – Дебби вцепилась пальцами в руку мужа, не сводя глаз с пакета. – Что это, Джон?
    На какое-то мгновение Джон Кризби забыл о черных силуэтах, шедших за ними по пятам, забыл о том, куда и зачем они бегут, забыл о том, кто он и какой сейчас год. Он стоял на забытой богом дороге, в глуши дремучего леса и тупо пялился на полупрозрачный полиэтиленовый пакет, что скатился к ним со склона. Пакет, выпавший из заляпанного грязью фермерского грузовика.
    Под тройным слоем полиэтиленовой пленки, перетянутой бечевкой, лежало человеческое тело. Но человеческое ли? Скорее оно было похоже на манекена из магазина модной одежды, которые стоят в витрине, демонстрируя новинки сезона. Лицо манекена казалось расплавленным, словно его как следует прогрели паяльной лампой. Волос на теле тоже не было. В остальном, он напоминал человека, как и подобает манекенам.
    - Какая-то болванка, - задумчиво промямлил Джон, наклонился и надавил ладонью на тело. На ощупь оно оказалось теплым и водянистым.
    - Мать твою! – вскрикнул он, отдергивая руку.
    Водяной матрац! Чертов водяной матрац, заполненный теплым молоком. Выпал…из…грузовика…
    - Что здесь, черт возьми…
    Джон замолчал на полуслове, увидев перекошенное в ужасе лицо жены. В свете луны оно казалось безумной маской, высеченной из мрамора. Дебби стояла, выпучив глаза, и смотрела за его спину. Ее губы двигались, но слов не было.
    Через секунду Джон их услышал. Их невнятную монотонную болтовню на непонятном языке. Он обернулся. Два черных, как смоль, силуэта приближались с пугающей быстротой. Они двигались, подергиваясь, словно плохо анимированные персонажи какого-то дикого мультфильма, издавая при этом странные звуки, похожие на звук, с которым ломается оргалитовая панель, если ее переломить пополам. Отвратительный звук, повторяющийся при каждом их шаге.
    Этот звук исходит от их коленей. Картон надламывается при ходьбе.
    На их аккуратных плоских головах не было глаз, как и всего остального, но Джон мог поставить последний бакс на то, что они смотрят прямо на них. Смотрят, не отводя взгляда.
    Джон попятился спиной, но, споткнувшись о тело манекена, упал.
    - Дебби, беги! – крикнул он, придя в себя от удара о землю. – Беги!
    Но она не побежала. Рот продолжал открываться и закрываться, выпученные глаза, не моргая, смотрели на приближающиеся картонные силуэты. Джон поднялся с земли и буквально сбил жену с ног, увлекая ее за собой.
    - Бежим! – Он потянул ее за руку, и они побежали. Спотыкаясь, еле волоча ноги в горку, задыхаясь от страха. В такие моменты рассудок даже самого здравомыслящего человека превращается в маленькую горошину, которая плавает у самой верхушки черепной коробки, словно зрелая груша в бочке с дождевой водой. А под ней беспорядочным вихрем носятся мысли, ища вход в ваш крохотный рассудок в надежде найти ответ, как сперматозоиды ищут вход в яйцеклетку. Но все тщетно.
    Будьте вы прокляты!
    Все тщетно.
    Супруги, задыхаясь и крича, выбрались в то место, где грузовик свернул в лес, и дорога становилась ровной, и как могли быстро побежали. Побежали прочь от кошмара. Куда глаза глядят, неважно куда.
    Этот участок дороги не освещался лунным светом, и они бежали практически вслепую. Над их головами мелькали темно-синие пятна просветов, но дальше верхушек деревьев лунный свет не проникал. Их сердца колотились с бешеной скоростью, грозя проломить ребра и полопаться, словно воздушные шарики. В горле пересохло.
    Джону показалось, что они бежали целую вечность. Несколько раз он поднимал с земли жену, у которой в истерике подгибались ноги, пару раз падал сам, но каждый раз вставал и заставлял себя двигаться. Их жизни не могли оборваться в этом гребанном лесу, думал он. Не могли и все! Рано или поздно мы нагоним тот грузовик. Найдем людей и вызовем…
    …кого? Полицию?
    Позовем на помощь.
    Да брось! – заговорил внутренний голос. - Неужели ты решил, что кто-то вам поможет в этом захолустье? Вам? Двум оборванцам с обезумевшими лицами, орущими во всю глотку посреди ночи? А если твоя жена начнет бормотать, что за вами гонятся два картонных демона, хрустящих при ходьбе, как сильно обжаренный картофель…старик, могу спорить на твой последний бакс, что первые люди, которых вы встретите, сочтут за честь собственноручно пристрелить вас, как опасных для общества умалишенных.
    Спустя какое-то время, когда супруги думали, что этот ночной кошмар никогда не закончится, а дорога будет вилять по лесу бесконечно, впереди замаячил какой-то свет. Габаритные огни фермерского грузовика.
    - Джон!
    - Слава Богу!
    Бежать уже не было сил. Супруги, поддерживая друг друга руками, ковыляли, ориентируясь на две красные точки. В этом месте деревья зажимали дорогу в тиски, нависая над головами супругов, не пропуская тусклого лунного света, так что ориентироваться приходилось исключительно на габаритные огни. Машина стояла аккурат там, где заканчивалась дорога. А заканчивалась она совершенно внезапно: земля переходила в траву, которая в свою очередь терялась в кустах и деревьях. Передние колеса как раз стояли на границе травы и земли дороги. Двигатель автомобиля работал еле слышно, свет работающих фар выхватывал из темноты едва заметную тропинку, уходившую в глубь леса.
    Дверь со стороны водителя была открыта, но внутри никого не было. Джон подошел к кабине и заглянул внутрь. Сиденья из черного материала, может кожа, а может какая-нибудь синтетика, винил. В салоне пахло сигаретным дымом, пепельница была переполнена и некоторые окурки валялись прямо на полу, соседствуя с парой бутылок из-под виски. У ручника лежала пара ржавых ключей и отверток, промасленная тряпка. Больше ничего.
    - Джон, - раздался голос Дебби, - что там?
    Она стояла у кузова и нервно оглядывалась по сторонам, реагируя на каждый звук, доносившийся из леса.
    - Ничего. Хозяин ушел в впопыхах… даже мотор не выключил.
    - Почему?
    - Не знаю.
    Может, хотел, чтоб фары автомобиля подсветили ему путь?
    Джон хотел спросить жену на счет полиэтиленовых мешков с «болванками», но не стал. Он и так видел, что в кузове их нет. Разодранный полиэтилен валялся на земле у них под ногами.
    - Пойдем, – он вышел на свет фар, протягивая жене руку, – я думаю, он пошел этой тропой.
    - Но Джон! – Дебби неохотно сдвинулась с места. – Может нам следует сесть в машину и поехать к шоссе?
    Это был не просто вопрос, это была мольба. В отблеске фар Джон заметил, что его рубашка все еще повязана вокруг ее шеи, и…ее лицо, он никогда не видел ее такой измотанной и напуганной. Наверное, ему следовало последовать совету жены, но что-то подсказывало, что уехать будет не так просто.
    - Дебби, я не уверен, что это хорошая идея.
    - О чем ты? – В ее голосе едва не проскочил смешок. – Это машина, Джон! Мы доедем до шоссе и этот кошмар закончиться!
    - Нам не хватит бензина, - соврал он.

Оценка: 10.00 / 2       Ваша оценка: