Творчество поклонников

Артрозные парни

Добавлен
2005-07-30
Обращений
6828

© Михаил Игнатенко "Артрозные парни"

   
    - Я буду смотреть, чтобы ваши шаловливые ручонки оставались на своем месте! Я буду следить за тем, чтобы вы случайно посреди ночи не встали и не пошли за дверь отлить. Держите свое дерьмо при себе, срать тут негде. Если надо в туалет, можете использовать вон то ведро. – Он указал на ведро в углу. Одного его вида хватало, чтобы передумать о посещении туалета. – Любой ваш фортель может привести к неисправимым последствиям. Я буду следить, чтобы этого не произошло.
    - Да, конечно. Можно подумать, мы какие-нибудь лунатики, чтобы бродить по ночам, - проворчала Дебби, снимая с ног заляпанные грязью кроссовки. Более они не напоминали обувь. Теперь они напоминали комки грязи со шнурками. Мокрые носки Дебби положила на пол.
    - Ах, да я и забыл! - с насмешкой в голосе сказал хозяин дома. – Вы же уже сходили в туалет, пока мчались к моему дому!
    Мужчина громко рассмеялся, закинув голову. В темном проеме рта показались подгнившие зубы.
    Сколько лет он прожил в одиночестве? Двадцать, тридцать? Похоже, что любое общение с людьми было для него в диковинку, но, тем не менее, доставляло ему изрядное удовольствие. Вне всякого сомнения, этот пещерный человек чувствовал себя на ступень выше в сравнении со своими «гостями». Ну и пусть. Джон не собирался обижаться или доказывать обратное. Хочет быть главным – ну и пускай. Переживем. Завтра утром нас здесь не будет. И все это уже не будет иметь никакого смысла.
    Дебби легла на диван и положила голову на колени мужу. Места для двоих там было маловато, поэтому Джон уступил место жене, а сам сел с краю. Девушка сняла рубашку мужа, что была повязана вокруг ее шеи и попыталась ей укрыться. Просить одеяло или какое-нибудь покрывало у хозяина она не стала. Похоже, он и так делал для них невероятное одолжение, скрывая их у себя дома. К тому же, подумала Дебби, вряд ли я смогу вынести запах от любой тряпки, что он мне предложит. Буду спать так. Если смогу.
    Не выпуская из рук ружья, старик проковылял до кухни и вернулся с охапкой свечей. Одну он поставил рядом с Джонни на пол, другую рядом с ведром, у черного хода. (К слову сказать, дверь, служившая черным ходом, была закрыта лишь на шпингалет). Еще одну разместил рядом с собой на каком-то верстаке. Теперь, в свете этих свечей, его левая половина лица скрывалась в тени, отчего выглядела немного зловеще.
    - А разве свет их не привлекает? – поинтересовался Джонни.
    - Им на него плевать, как и мне на вас. – Холодный, равнодушный голос.
    Наступила неловкая пауза. С другой стороны, она была не такая уж неловкая. Джон не имел ничего против тишины. Однако старик смотрел на него, не отводя взгляда, и парню это не нравилось. Было что-то жуткое в этом человеке. За пожелтевшими и изрядно поцарапанными линзами Джон так и не разглядел его глаз. Толи из-за старости линз, толи из-за их большого «плюса», глаза выглядели, как два темных размытых пятна.
    Дебби начала потихоньку посапывать. Бедняжка, она столько натерпелась.
    - У вас есть имя? – спросил Джон.
    Старик смотрел прямо на Джона, на его лице застыла непонятная улыбка. Немного ехидная, немного презирающая. Так людоед смотрит на свою жертву, которая еще не знает, что ей собираются подзакусить.
    - Я Джон. Мою жену зовут Дебби. – Джон немного помолчал, а потом добавил:
    - Мы вам очень признательны, сэр. Спасибо, что помогли нам.
    - Я помог в первую очередь самому себе. Если бы я не впустил вас, завтра ночью в мою дверь могли ломиться на две куклы больше.
    Джон не сразу задал следующий вопрос. Он наблюдал за выражением лица собеседника, которое ничуть не менялось. И все-таки в нем начинало читаться что-то еще. Любопытство, нетерпение. Именно! Нетерпение. Старику не терпелось почесать языком, это было видно. После стольких лет, проведенных в лесу, бок о бок с демонами, ему было необходимо выговориться. Наверняка ему было о чем рассказать. Но чего же он ждал? Приглашения, просьбы, мольбы? Чтобы потом сказать: «Так и быть, расскажу вам». Джон решил, что попал в яблочко и слегка улыбнулся. Старик на это лишь хмыкнул.
    - Эти куклы, - наконец произнес Джон, - кто они?
    - Ты и в правду хочешь знать? Уверен, что тебе это надо? – Старик не отрывал от него взгляда. - Уверен, что потом сможешь спокойно спать? Ведь воспоминания об этой ночи будут преследовать тебя еще очень долго.
    - Эти выходные уже в моей памяти. Мы с женой сегодня достаточно повидали кошмара…
    - Кошмара? – резко переспросил старик, подавшись вперед. – Да что вы знаете о кошмаре?
    Слова буквально просачивались через его немногочисленные зубы.
    Вот теперь в его голосе звучало не только невыразимое презрение, смешанное с удивлением, но так же появились нотки безумия, которое копилось в нем годами. Теперь его не было смысла скрывать. Вот оно. Доказательство того, что годы, проведенные в этой глуши не сон, а реальность.
    - Сынок, ты понятия не имеешь, что такое кошмар, – слова старика звучали зловеще.
    Джон ему поверил. Он попытался представить себе, каково прожить в этом доме половину своей жизни, но не смог. Он даже не смог представить, что может быть хуже и страшнее того, что он уже повидал этим вечером. Он не знал, но верил. Он верил старику, что может быть гораздо хуже. Но что?
    - То, что вы видели - лишь малая часть того, что есть на самом деле. Я расскажу, если хочешь.
    Джон сидел в нерешительности, не зная что делать. Он уже сомневался, что хочет знать правду. Зачем? Но с другой стороны…
    Узнать страх в лицо.
    Старик сидел молча, ожидая вопроса. Джон выдержал недолгую паузу, посмотрел на жену, которая к тому времени уже крепко спала, и, собравшись духом, произнес:
    - Я хочу знать, кто такие артрозные парни.
   
    2
   
    День. Через лес идут четверо. Это Лиза, Элмер, Кайра и Крис. Обычная американская семья. Муж с женой, их тринадцатилетняя дочь Кайра, которая в этом году закончила шестой класс, и маленький Крис. Знакомство со школьной скамьей ему предстоит лишь этой осенью. Глава семейства, тридцатипятилетний мужчина, одет в болотные сапоги, достающие ему до самого паха. В лесу сухо, дождь был неделю назад, в прошлые выходные, но он все равно в сапогах. За спиной короб для грибов. В руках палка. Его жена в камуфляжных штанах, закатанных поверх розовых сапог, в темно-серой болоньевой куртке с опущенным капюшоном и москитной сеткой на голове. Комаров не так много, но она все равно ее не снимает.
    Дети одеты под стать родителям. В руках у обоих небольшие корзины. Маленький Крис в правой руке держит тонкую и длинную ветвь. Ею он «прорубает» себе путь сквозь папоротник. Он очень любит пинать ногами мухоморы. Мать говорит, чтобы он не баловался, но он все равно их пинает. В корзине его сестры меньше всего грибов. Поиск грибов ее не увлекает. На дне ее корзины пара груздей, лисичек и маслят. Довольно много маленьких грибов, совсем малюток. Отец говорит ей, чтоб она не срезала такие маленькие грибы, уповая на то, что им еще расти и расти. Но она все равно их рвет. Именно рвет, а не срезает. Каждый со своими причудами. Обычная такая семья.
    - Элмер, может нам стоит вернуться? – спрашивает женщина. – Ты точно знаешь, куда мы идем?
    - Знаю. Еще немного и пойдем назад.
    - Я хочу домой, - говорит тринадцатилетняя Кайра, у которой уже появилась грудь. Ее больше интересуют мальчишки, а не грибы. – Я устала.
    - Знаю, милая.
    Маленький Крис самозабвенно рубит траву, стоящую у него на пути. Грибы для него не главное.
    Глава семейства говорит:
    - Давайте, обследуем вон ту опушку, а потом пойдем к машине. Идет?
    Женская половина неохотно соглашается, издавая легкий синхронный стон. Крис продолжает воевать с травой.
    Семья спускается в низину, образованную двумя холмами, и начинает подъем к опушке. Элмер сосредоточенно всматривается в траву, заглядывает под листья кустов, старательно не замечая недовольства со стороны своих женщин. Его короб уже наполнен до отказа и грибы он кладет в корзину жены.
    Лиза думает о том, что всем им не мешало бы поесть. За спиной у нее сумка с термосом, бутербродами и куриными яйцами. Кайра думает о предстоящем учебном годе, о подругах, которые сейчас, наверное, неплохо проводят время и о мальчике из ее класса. Больше всего ей нравится думать именно о нем.
    Маленький Крис, пуская слюни, рубит папоротник, который растет тут практически повсюду, представляя на его месте инопланетных чудовищ. Он – Люк Скайуокер – последний из рода Джедай. Какие к черту грибы!
   
    Семья поднимается на освещенную солнцем опушку. Отец семейства чувствует, что они набрели на грибной рай. Он буквально представляет себе, как грибы виднеются из-под каждого куста. Его глаза блестят.
    - Может, перекусим? – спрашивать мать.
    - Вы ешьте, я не хочу, - бросает через плечо отец и направляется вперед. – Крис, ты со мной?
    Маленький Крис пребывает в другой реальности, его увлекает совсем другое. Он на далекой планете. Его миссия – спасти принцессу Лею, его сестру. Он не хочет есть. Его зеленый лазерный меч, как у мастера Йоды, рубит врагов на части. Разрезает на куски этих чертовых имперцев, шестерок Дарта Вэйдера.
    Мать с дочерью садятся в невысокую траву, подминая ее под себя. Лиза снимает с плеча сумку, накомарник, и, постелив на траве полотенце, раскладывает продукты. Кайра открывает термос, наливает горячий чай в крышку. Пьет. Это ее немного подбадривает.
    - Элмер, дорогой, иди выпей чаю, - говорит Лиза.
    Она говорит:
    - Крис, не уходи далеко! Чтобы я тебя видела.
    Опушка небольшая, поэтому все на виду. Элмер шарит в кустах, изредка слышится его голос. Когда он находит очередной гриб, то обязательно говорит вслух. Каждый гриб сегодня – произведение искусства. Им нужно восхититься. Какой хороший выдался денек, думает Элмер.
    Маленький Крис, кажется, начинает уставать от постоянной рубки. Он в середине поляны. На его пути последние солдаты империи. Одним взмахом он срезает несколько листьев, они падают ему под ноги. Другие не срезаются, а лишь сгибаются и повисают, словно раненые в живот солдаты.
    Еще несколько взмахов и папоротник заканчивается. Впереди небольшая впадина круглой формы. Пятачок сырой земли радиусом метра два, окруженный травой. В центре, в углублении, что-то лежит. Какой-то кусок сожженного дерева, отдаленно напоминающий человеческую фигуру.
    Крис кричит:
    - Эй, смотрите, что я нашел!
    - Что там, дорогой? – спрашивает мать.
    - Кусок дерева, - говорит мальчик, – похож на меня.
    - С этими Звездными войнами, - говорит мать вслух, - ему скоро начнет мерещится и не такое.

Оценка: 10.00 / 2       Ваша оценка: