Творчество поклонников

Артрозные парни

Добавлен
2005-07-30
Обращений
6825

© Михаил Игнатенко "Артрозные парни"

    Подумать только: эти жуткие твари, что забрали жизни семейства Стивенсонов, бродили сейчас под окнами и стенами этого дома. Этой хрупкой хибары, черный ход которой закрывался на шпингалет! По телу Джона побежали мурашки, на глазах навернулись слезы. Ему вновь стало страшно.
    - Моя жена, - вдруг сказал старик…и затих.
    - Что ваша жена? – переспросил Джон.
    - Моя жена…она…иногда навещает меня.
    Джона передернуло. Он уже успел трижды пожалеть о том, что попросил старика рассказать ему о картонных демонах. Артрозных парнях. А теперь он пожалел о том, что не попытался заснуть вместе с женой. Сейчас он завидовал Дебби, которая спала, ни о чем не зная, лишь иногда подергиваясь во сне. Спи крепко.
    - Ты ведь хотел знать правду?
    Джон промолчал.
    - В тот день я бежал, покуда было сил. Тогда могло случиться только две вещи. – Старик по-прежнему смотрел в пол. – Я мог умереть от страха. Или я мог попасться в руки этому хрустящему кошмару. Но случилось третье – я нашел этот дом.
    В голове Джона завертелись мысли. Значит, старик и вправду прожил здесь два десятка лет! То есть ему сейчас 55! Бог мой, подумал Джон, он выглядит гораздо старше!
    - Я остался в нем на ночь…, - в голосе Элмера звучала горечь, он казался расстроенным, – думал, что переночую, а на утро вернусь к машине…
    Я, конечно, не хочу тыкать пальцем, - проговорил внутренний голос Джона, - но все это очень напоминает твою нынешнюю ситуацию, парень. Ты не находишь? Не пора ли задуматься о своем ядерном чемоданчике? – Голос нервно хохотнул.
    - И что случилось? – голос Джон дрожал. Он не хотел знать, почему Элмер Стивенсон так и не вернулся к машине. Не хотел, но все равно спрашивал.
    Это ловушка! Ты сам знаешь, почему он не вернулся к машине.
    - Я заперся в доме. Дождался темноты. – Старик взглянул на Джона. – Когда ты спишь, они тебя не чувствуют. Конечно, можно тихо сидеть в темном углу, но это вряд ли поможет.
    Смотри также: сидеть в темном доме.
    Паника побежала мурашками по спине Джона, словно капли дождя по ветровому стеклу автомобиля.
    Раскрой глаза! – закричал внутренний голос. – Открой свой чемоданчик и нажми на кнопку!
    - Той ночью она пришла ко мне, - продолжал Элмер, не обращая внимания на состояние своего слушателя. – Но это уже была не моя жена. Это была кукла.
    Ты же хотел знать, верно?
    Джон чувствовал тяжесть головы Дебби у себя на коленях. Она спала. Джон слегка качнул ее.
    - Дебби, - шепнул он, – Дебби, просыпайся.
    - Она бродила вдоль стен дома до самого рассвета. Ее лицо…было, как будто оплавлено, а глаза – один сплошной белок. Я посмотрел на нее через щель в ставне, и она увидела меня. Мы встретились взглядами. Она сказала: «Элмер, дорогой, иди выпей чаю». Волосы клочками торчали из ее изуродованной головы, болоньевая куртка была аккуратно застегнута, под подбородком две белые веревочки завязаны бантиком. За спиной болтался на половину оторванный капюшон.
    - Дебби! – Джон сильнее толкнул жену. Никакой реакции.
    - Ночь я провел в этом доме. – Старик сделал паузу. На его лице вновь стала появляться эта странная улыбка. Помесь презрения и ехидности. А взгляд…именно так смотрят на жертву, которой собираются подзакусить.
    Он врет! Он все врет!
    - Утром в лесу никого не оказалось. Я пошел к машине. Блуждал весь день, но машины так и не нашел. – Улыбка стала шире, показались подгнившие зубы. – Я нашел то место, где мы ее оставили, но…
    - Дебби! – Джон уже тряс жену. – Вставай! Просыпайся!
    - …но дороги не было.
    Джон тряс жену за плечи и поймал себя на мысли, что она какая-то…водянистая.
    - И тропы не было.
    - Дебби? – Джон почувствовал, как наворачиваются слезы, и начинает подрагивать нижняя челюсть. – Детка?
    - Знаешь, друг, они могут это сделать, – старик улыбался. – Я имею в виду: они могут внушить тебе, что угодно. Страх, знаешь ли, отличный строительный материал! Леска, за которую дергают марионеток.
    Элмер Стивенсон рассмеялся, запрокинув голову. И тут Джон впервые увидел его глаза. Глаза, которые казались такими темными и размытыми за толщей линз его древних очков. У него не было глаз. Зияющие чернотой проемы. Тьма. Отверстия для глаз, вырезанные из картона.
    Мозаика начала складываться в цельную картину. В одно мгновение Джон все понял. Как муха осознает свой конец, попав в паутину.
   
    Вспышка!
    Маленький Крис опускается перед черным силуэтом на земле. Он НАПУГАН. Силуэт оживает. Даже небольшая порция страха…
    Вспышка!
    Джон Кризби с женой сидит под деревом и вслушивается в звуки леса. Им СТРАШНО. Небольшая порция страха…
   
    - К этому дому нет дороги – вот, что я хочу сказать, - сказал старик. - И дома нет. Нет машины, нет Элмера Стивенсона, ружья нет. Даже съезда с главной дороги нет.
    - Что?
    - Все, что ты видишь – плод твоего воображения! – сказал старик восторженным голосом.
    - Что вы такое говорите?!
    - Вы хотели видеть дорогу, вы ее увидели. Хотели видеть машину, потому что надеялись на помощь людей, вы увидели машину! В последний миг, перед тем как умереть, вы так сильно желали увидеть дом, в котором можно укрыться, что не могли его не увидеть! В этом есть некое очарование, ты не находишь?
    - Нет! – вскричал Джон. – Машина была! И дом есть! Я не мертв! Я знаю!
    - Все это внушили тебе демоны. Ты так же мертв, как и я.
    Старик помолчал, а потом продолжил:
    - Мы питаемся людским страхом, знаешь ли. Любим его. Он дает нам жизнь. И ты тоже…
    - Ложь!
    - …вскоре станешь одним из нас.
    - Дебби! – закричал Джон и заплакал.
    - Вы так боялись свернуть не на ту дорогу, что в итоге свернули на нее, - демон рассмеялся. – Думаю, больше нет нужды подпитывать твои иллюзии.
   
    - Ты сможешь это починить? – вдруг раздался голос Дебби. - По-твоему я во всем виновата?
    Она приподнялась и села на диване. Растрепанные волосы небрежно рассыпались по плечам.
    - Дебби? – Голос Джона звучал издалека.
    Дебби повернулась. Белки ее глаз светились в свете свечей, как два дорожных указателя. Лицо оплавлено.
    - В этой темноте я ничего не узнаю. У тебя есть фонарь?
    Джон закричал, почувствовав, как лопаются крохотные сосуды в горле, и опорожняется кишечник. В воздухе запахло дерьмом.
    Вокруг все стало меняться. Стены дома исчезли, открыв глазу предрассветный лес. Напротив него в кустах сидел картонный демон с человеческой рукой в обнимку. Не большим охотничьим ружьем, а человеческой рукой. Рукой Джона Кризби.
    - У страха глаза велики, не так ли, Джон? – спросил картонный демон Джона его собственным голосом, и нелепо рассмеялся. Оторванная конечность в его объятьях казалась маленьким ребенком – так он ее держал.
    Многие не хотят смиряться со своей смертью, поэтому видят все совсем иначе.
    Джон вскочил на ноги и побежал. Краем глаза он увидел свою жену, которая тянула к нему свою теплую, водянистую руку. Она сидела на огромном муравейнике, муравьи облепили все ее тело, комары закрывали ее опухшее, оплавленное лицо. Но это не имело никакого значения. Она стала куклой.
    Отринуть все. Все, что имело хоть какой-то смысл в твоей жизни. Инстинкт самосохранения лишь красная копка в твоем ядерном чемоданчике. Кнопка для тех, кто любит думать ногами, а не головой.
    Джон бежал сломя голову. В лес. Не думая ни о чем.
    Но куда?
    Разве это имеет значение?
    …не хотят смиряться со своей смертью, поэтому видят все совсем иначе.
    Предрассветный лес был полон демонов. Артрозных парней и кукол. Все они смотрели на Джона. Если бы у них были лица, то на них читалось бы сочувствие.
    - Теперь ты один из нас, сладенький, - услышал Джон у себя в голове голос своей мертвой жены. – Смирись.
    - НЕТ!
    Без рук, без половины туловища Джон бежал по лесу, выкрикивая одно лишь слово. «Нет». Он не чувствовал боли, а также не видел, что на месте оторванных конечностей появляются новые. Такие ровные и гладкие. Аккуратные, но в тоже время корявые, словно детская аппликация, конечности. Картонные конечности.
    Теперь ты один из нас, сладенький. Смирись.
    Перед тем, как лишиться дара речи и провалиться во мрак бесконечного кошмара, Джон Кризби услышал хруст. Хруст картофельных палочек, оргалитовых пластин, хруст картона. Хруст его новых конечностей.
   
    ПРОЛОГ
   
    - Дорогой, ты уверен, что где-то здесь есть съезд? – спросила женщина мужчину, который сидел за рулем их старенького «бэнтли». Ее глаза вопрошающе смотрели на мужа.
    - Именно это я и хотел сказать: съезд должен быть где-то здесь. – Правой рукой мужчина вытер со лба пот. Было заметно, что он нервничал.
    Машина ехала медленно, супруги всматривались в обочину дороги, заросшую кустарником, в надежде увидеть искомый съезд. Женщина буквально прильнула лицом к окну.
    - Надо было ехать со Стивом, - сказала она. – И с другими парнями. Ты же ни разу не был в их загородном доме. С чего ты взял, что сможешь найти его самостоятельно?
    - Я знаю, этот съезд где-то здесь. Мы не могли его проехать. Я уверен. - Пот струился по лбу водителя, заливая глаза. Рубашка прилипла к спине.
    - Если мы…
    - Пожалуйста, не нервируй меня! – нервно огрызнулся мужчина. – Я знаю что делаю!
    - Уверен?
    - Да.
    - Тогда ладно. – Женщина сделала глубокий вдох и отвернулась к окну.
    Их дочь, четырехлетняя Нэнси, сидела на заднем сиденье. На коленях у нее покоился странного вида плюшевый медвежонок. Темно-коричневая шерсть выглядела грязной и слипшейся. Вместо глаз у него были пришиты две большие черные пуговицы с четырьмя отверстиями. Их пронизывали грубые коричневые нитки.
    Девочка держала медведя руками подмышки и, то и дело, поднимала его в воздух. Казалось, что игрушка прыгает у нее на коленях.
    - Не бойся, Руперт, - обратилась Нэнси к своей игрушке, - папа знает, что делает. Правда, па?
    - Конечно, милая. Мы почти на месте. – Голосу папы не доставало уверенности.
    - Смотри, вон там! – Женщина указала пальцем вперед. – Кажется, это съезд.
    - Я же говорил! – облегченно сказал отец семейства, чуть не засмеявшись. – Говорил, что найдем дорогу. - На его лице отразилось непомерное облегчение. Жена тоже приободрилась.
    - Вот видишь, - обратилась девочка к плюшевому медведю, - а ты боялся.
    Семья хором засмеялась.

Оценка: 10.00 / 2       Ваша оценка: