Творчество поклонников

Город Д

Добавлен
2005-01-20
Обращений
3743

© Ринат Фарафутдинов "Город Д"

   Вот я и здесь - в славном городе Д... Не знаю, почему я так долго к нему стремился и что буду делать теперь, когда достиг цели. И даже смешно, что я сказал "в городе" я не в городе - я на вокзале, а точнее сказать бетонной платформе. К этой бетонной платформе время от времени подходят, гудя и свистя, поезда. Люди не "рассыпаются" выходя из поезда, как это бывает в больших городах, а лишь медленно вываливаются из жестянок-вагонов. Порой складывается такое ощущение, что какой-то невидимый монстр выкорчовавает тягучую массу дачников, огородников, или как их там зовут, из огромных консервных банок. А срок хранения у консервов давно истек и любимое монстром лакомство - тягучка, никак не выберется оттуда. Странное чувство. Тревожащие мысли и образы. Я бы соврал и сказал, что я большой выдумщик и фантазер и что подобные образы я сочиняю абы-как, но это скорее всего от голода. Голод пусть и не тетка, а мозги подчищает основательно я то это точно знаю, уж поверьте мне на слова.
    Но вернусь к начальной теме, т.е. к моей цели, по правде говоря у меня ее не было и нет. Как-то раз я решил бросить учебу, семью, быт, тяжесть дней и ночей, и отправиться путешествовать, просто так - ради удовольствия. Как сейчас помню - привстал с дивана, взял с полочки дорожный атлас России и наугад ткнул пальцем в перечень городов "с развитой лесной промышленностью". Попался именно город Д...Был ли я тогда романтично настроен или нет, но собрав в легкий рюкзак теплых шмоток и насыпав в карманы мелочи я ушел из дому. Если вы склонны верить людям, то поверьте этому, а если нет, то это ваши проблемы.
    Хотя нет, если вы не поверили в мою искренность, то я расскажу еще одну историю: цели у меня не было, всю жизнь не было, то ли я ее не искал, то ли Бог заснул, когда просматривал на небесах мое досье и поэтому забыл наградить мою сущность целью. Рос я скучно - впечатлительности во мне не было ни на грош, смышлености и сообразительности тоже. Отчим, с коим я жил тогда, называл меня "Плася" не знаю почему. Хотя вру, знаю - много плакал я. Жутким плаксой и нытиком слыл я в садике, школе даже в начале учебы в институте.
    Припоминаю сейчас, даже "историю с буквой Ш". А дело было так: в славное жаркое лето ,Бог знает какого года, отправили меня в лагерь "одаренных детей".Средства молодого, тогда отчима позволяли мне оказаться среди выскочек. И забава лагеря заключалась в том, что по настоящему "одаренных детей" в нем не было. Путевки победителям школьных олимпиад не выдавали из-за отсутствия оных. А по сему дети были простые ,"серые",из обеспеченных семей. И первый, и наверно последний раз в своей жизни я почувствовал себя своим, до боли простым и открытым, веселым и любимым. У ребят вокруг были те же детские комплексы и страхи, что и у меня, поэтому все вместе мы ощущали себя смелее, сильнее и умнее чем были на самом деле. Восторг тех лет я не забыл бы, даже если бы меня переехал грузовик. Светлые лица друзей, взгляд моей первой любви, наш общий веселый смех и плеск воды на фоне лагерных бараков, как черно-белая фотография вклеился в сознание и уже не отпускал.
    А потом я вернулся назад. Пошел в школу, сел за парту... А классная руководительница прознавшая (конечно от отчима) о моем пребывании в "лагере одаренных" стала в наглую... перед всем классом расспрашивать меня "о лете?", о том почему я попал в "Такое священное место", как лагерь для гениев, имея сплошные тройки за прошлый год, может я тайно занимался физикой? и победил на конкурсе молодых Эйнштейнов? или я рисую натюрморты гуашью техникой алаприма? А как? А почему? Зачем? А как это? Какой ты хитренький? Богатенький? ...на этом месте класс взорвался хохотом. Одноклассники всегда были для меня быдлами, здоровой, жестокой толпой... обществом. Поддержки или сочувствия от них не дождался бы и Прометей, а я тем более.
    Допрос продолжался где-то пол-урока, но и этого мне хватило, чтобы не выдержать и убежать в туалет... поплакать. Плакать и плакать, от досад, обид,
    невезений, незнания, глупости и жестокости. В засранном туалете с разбитым бочком и закрашенными окнами, где зимой лужицы мочи превращались в каток, я выплескивал в пустоту смрад отвращения и боязни к этому миру.
    Вернувшись в кабинет, я обнаружил, что училка начала сочинение без меня, словно я просто не существовал, я сел за парту, по дороге меня дважды пнули и один раз поставили подножку. И глупое сочинение, которое требовалось написать и, которое одноклассники писали минут 30, я написал наполовину за 5 минут, но слово на букву Ш меня остановило, я забыл, как она пишется, ее очертания напрочь вылетели из моей головы. Суета... я замешкался, растерялся не смог вспомнить... стук пульсации крови в моей голове был тогда словно звук подъезжающего к платформе поезда сейчас. Я заплакал, тихо прикрыв руками лицо. «Славная» девочка Катя, увидев это подняла руку и писклявым голосом заявила, что я опять плачу и что если я не прекращу то она перейдет в другой класс, так как учиться в одном классе со слюнявой "малышней" она не хочет.
    Последующие годы моей "замечательной" жизни я вам рассказывать не стану...хотя как знать может передумаю и напишу.
    Прошло два часа, как я начал писать свой журнал, так ведь дневник у мужчин называется?! Ну да, точно журнал. Журнал конечно смех, а не журнал- это листки какой-то бумаги, которая валялась под ногами и парочка флаеров... на которых я сейчас пишу. Флаеры тоже флаеры лишь по имени, по правде так куски дешевой, желтой бумаги. Хорошо, что хоть не кровью пишу... ха-ха-хм ручку по пути нашел, она валялась в кучке мусора и блестела. Скучная какая-то история получается про ручку-то. Ладно, расскажу настоящую. День назад, по дороге сюда, т. е в город Д... Мне надоело сидеть в платц-вагоне и я вышел, в предбанник между вагонами, покурить. Обычное конечно дело. Беспризорники на маршрутах тоже дело привычное. Так вот закуриваю я, затягиваюсь, вроде даже согрелся. В окно смотрю. Ландшафт типичнейший, тупой и непомерно тоскливый. Я уж не пойму, то ли я такой пессимист и мир воспринимаю в ахроматического цвете или все же мир такой непроходимое болото.
    Совсем блин от мысли отбился... корю себя за такие вольности в своем же журнале... ха-ха!!!
    Смотрю в окно. Вижу ландшафт. А не для кого не секрет, что оконное стекло имеет свойства и зеркала... так вот, гляжу я что позади меня творится. Мальчуган лет девяти вытаращив глаза смотрит на меня и судя по темному пятну даже в штаны напустил. Он явно уличный житель, без "нитки над головой " так бомжей отчим называл. Глаза тупые-тупые словами не выразишь, рожа черная от бог знает какого дерьма, на голове рваная кепка. Впрочем, кепка мне запомнилась новизной и чистотой, значит украл или отнял, а когда в пьяном угаре решил защищать честь своей четырнадцатилетней шлюхи-дамы сердца видимо и порвал и в бонусе получил синяк в пол-черной рожи. Еще отметилось в моем сознании странный факт... обычно, когда куришь в предбаннике между вагонами, курильщиков бывает достаточно, чтобы стрельнуть одну-две сигаретки, прикурить, познакомиться и поболтать, но тогда я с мальчуганом был тет-а-тет. Мне надоело пялиться в окно и я повернулся. Беспризорник, схватившись за кепку зажался в угол. Я смог разглядеть его получше... из под кепки виднелись немытые видимо с рождения русые волосы, глаза были глубоко посажены в его черепушку, цвет глаз был серый. Внушающий отвращение маленький зверек-хорек смотрел на меня так, будто я а не он вонючий свинтус. И что в таких зверьках находят люди из "Красного креста" ведь люди же они достойные, все доктора и как правило хорошие, а занимаются черт знает чем! Тогда в воздухе завис еле уловимый едкий запах мочи, которую надул в штанцы мальчуган и пряный и чертовски приятный смоляной душок выкуренной мною сигареты. Я стоял и смотрел. Он, вылупившись, сидел. Забавно было это видеть, но скажу честно, я испугался. Жуткая ситуация. Вроде бы все даже смешно, но взглянув в глаза мальчишки я чуть сам не надул в штаны и признаюсь еще один раз ...надул бы смотри он еще секунду, но он, чертов чертенок, отвернулся.
    Я собрав все свое человеколюбие в кулак решил разрядить ситуацию.
    - Закури, - сказал я, протянув сигарету.
    Он не ответил. А прижимался к стенке мальчуган так сильно, будто хотел с ней слиться. До моего уха донеслись звуки... он скребся по стенке, как увидевший кота и попавший в тупик мышонок. На какое-то время мне даже стало жалко его, но страх перед ситуацией взял надо мной верх. Страх, даже скорее ужас меня чуть не хватил инфаркт, когда к нам "в компанию" вломились два темных пятна. Именно вломились - дверь чуть не сломалась пополам, отодвинутая резким и сильным движением в сторону. Пятна преобразовались в фигуры, а еще говорят, что у страха глаза велики хе-хе. Я вгляделся в них, это оказались "друзья по несчастью" с мальчуганом, они были старше. В грязных черных куртках со страшными рожами. Один был в вязаной шапке и старых, еще советских тренировочных штанах для своих лет он был маловат ростом и физиономия была такая, что богобоязненные старушки должны были бы перекрещиваться завидев ее. Второе темное пятно было еще ужаснее первого, у него пол башки было обожжено... черная местами золотистая, скрученная трубочками и свисающая, была его кожа. Лица я не запомнил и если говорить по-честному, без заморочек, то и не хотел. Одет он был примерно так же, как и товарищ. В моей голове родилась мысль, что наверно этих двух, так боится мальчуган, а если размышлять дальше, то он их наверно знает... да точно, знает и они его избили, когда он защищал честь своей шлюшки-девушки. Вот и разумный ответ, панацея от мыслей о беспризорнике. Разобрался в ситуации и принял меры, как говорят в таких случаях различные представители власти, начиная с губернаторов и милиционеров, и заканчивая сантехниками с дворниками. Быть может, если бы я был в другом положении, то меня такая панацея точно бы устроила, но я был не в том месте и не в то время.
    - Закурить не найдется? - спросил парень в вязаной шапке.
    - Не курю, - ответил я.
    Темные ребята отвернулись и что-то зашептали мальчугану. Тот в ответ лишь бормотал и мычал какую-то несуразицу. А потом они втроем повернулись и уставились на меня. Просто вперли меня своими взглядами в стену, я прильнул к прохладе стекла спиной.
    - Скажи ему, - сказали двое мальчугану.
    Он задрожал, пошмыгал носом и заговорил: " Этих двух ребят зовут Витек и Миха, у них, у каждого брюхо в шрамах, ужасных шрамах, - мальчуган запинался, местами шипилявил, но по говору чувствовалось, что произносит эти слова он не в первый раз, - после таких ранений не живут, - закончил он твердо.
    - Спасибо Вовчик, - сказал обожженный, - я расскажу все детально, чтобы ты понял, - протянул он нежно, почти ласково обращаясь ко мне. Его блеклые глаза были печальны.
    Я не сразу нашел в себе силы ответить.
    - Чего вам подонки надо? - просипел я.
    - Ничего, - сказали они дружно.
    -Я все-таки продолжу, - сказал парень в вязаной шапке, - Итак, насколько ты понял мы бродяги, или точнее сказать когда-то ими являлись, так вот то, что я говорю, связано с городом Д.

Оценка: 8.00 / 1       Ваша оценка: